Интересы какой страны защищает в ЕСПЧ профессор юрфака МГУ?

2 декабря 2018 г. 14:42:44

В Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ, Страсбургский суд) Россию представляет судья Дмитрий Дедов — профессор юридического факультета МГУ и член Высшего арбитражного суда России. На днях заслуженному российскому юристу пришлось объясняться перед российским СМИ на предмет того, что он не выступает за легализацию в России однополых браков. «Я увидел, что между властями и ЛГБТ-сообществом нет взаимопонимания: обе стороны не хотят идти на компромисс, — цитирует Дедова „Интерфакс“. — И я предложил такой компромисс. Я сказал, вместо того, чтобы пропагандировать нетрадиционные сексуальные отношения, (российским секс-меньшинствам — EADaily) надо бороться за свои права». По словам судьи ЕСПЧ, во всем мире власти и секс-меньшинства пытаются найти какие-то формы соприкосновения. «В Финляндии и во многих других странах Европы приняли компромиссные законы, позволяющие представителям ЛГБТ вступать не в браки, но в партнерство, закреплять имущественные отношения, в том числе вопросы наследства. Эти институты в Европе работают не на воспевание, восхваление такого образа жизни, а на рациональное подтверждение их правового статуса и на защиту их прав», — сказал Дедов.

Медийные персоны дают комментарии-разъяснения, когда их предыдущие публичные заявления вызывают нешуточный скандал. К примеру, глава Координационного центра мусульман Северного Кавказа муфтий Карачаево-Черкесии Исмаил Бердиев в августе 2016 года заявил российским СМИ: женщин следует подвергать женскому обрезанию, «чтобы не было разврата». Позднее, на фоне возмущения в российских СМИ Бердиев дал публичное разъяснение своей позиции: «В комментарии я сказал, что для того, чтобы они (женщины — EADaily) стали бы поспокойнее, это было бы хорошо. Но я знаю, что этого не будет никогда». Конечно, всякое бывает: кто-то может неудачно выразиться, а журналисты могут не так понять. Но осадочек все равно остался… Что заставило объясняться перед «Интерфаксом» члена ЕСПЧ Дедова?

В конце ноября Дмитрий Дедов вместе с коллегами по ЕСПЧ заканчивал разбор дела «Алексеев и другие против Российской Федерации». Истцом выступил гей-активист Николай Алексеев, руководитель проекта GayRussia.Ru. Среди правозащитников Алексеев имеет определенную репутацию. Заранее зная, что в России гей-пропаганда запрещена, он подает заявки на проведение в российских городах гей-парадов, а получая отказ властей, все равно пытается вывести своих сторонников на акции. Кончается это разгонами, после которых Алексеев подает на Россию иски в европейские суды. В канцелярии ЕСПЧ накопилось целое досье из исков ЛГБТ-активиста против Российской Федерации. Не жалуют Алексеева и российские сексменьшинства — итогом его акций является усиление негативного отношения к ЛГБТ. Россияне из сексменьшинств оказываются в проигрыше, и только сам Алексеев — в пиар-выигрыше. По каждому иску Алексеева ЕСПЧ выносит практически одинаковое дежурное решение: дискриминация сексменьшинств в России недопустима, российские власти обязаны изменить свое отношение к людям с нетрадиционной сексуальной ориентацией.

По сложившейся в ЕСПЧ традиции, один из членов судебной коллегии имеет право вынести свое особое мнение по рассматриваемому делу, которое приобщается к решению судейской коллегии, но необязательно для исполнения. По делу россиянина Алексеева свое особое мнение высказал судья ЕСПЧ от России Дмитрий Дедов. ЕСПЧ «с сожалением отмечает», что российское правительство-ответчик не предприняло никаких мер по предыдущим постановлениям ЕСПЧ по искам гей-активиста Алексеева против России. Рассматривая иски Алексеева, отмечает Дедов, ЕСПЧ признает, что запреты в России публичных гей-акций равны действующим в России запретам на несанкционированные митинги и шествия. Подобные запреты, как говорит профессор юрфака МГУ, «не соответствуют насущной социальной необходимости» и неприемлемы в демократическом обществе. «Заявители (Алексеев и другие геи-истцы в количестве 50 человек — EADaily) подверглись необоснованной дискриминации на основании их сексуальной ориентации. Компромисс и социальная гармония могли бы быть найдены на основе взаимного уважения прав человека и, в частности, прав меньшинств, которые не стремятся пропагандировать свой собственный образ жизни, а скорее добиваются признания своих гражданских прав, их уважения и защиты со стороны государства, — считает Дедов. — Я имею в виду право создавать семейные отношения, отличающиеся от обычного понимания союза между мужчиной и женщиной. Юридическое признание таких партнерских отношений может стать отправной точкой для защиты всех других потребностей, обычно возникающих между членами семьи» (курсив автора — EADaily).

Кроме этого, Дедов допускает возможность дискуссии в ЕСПЧ насчет правосудности действующего в России запрета пропаганды ЛГБТ-отношений среди детей. «В деле „Баев и другие против России“ (№ 67 667/09) 20 июня 2017 года), суд не рассматривал основополагающие права и свободы родителей и их детей, затронутых публичными дебатами по вопросам сексуальной ориентации. Эти недостатки в прецедентной практике создали впечатление, что поощрение гомосексуальных отношений, особенно среди несовершеннолетних, можно рассматривать как проблему для публичных дебатов», — пояснил судья ЕСПЧ Дмитрий Дедов.

Рассматриваемое ЕСПЧ в прошлом году дело «Баев и другие против Российской Федерации» касалось серии одиночных пикетов взрослых гей-активистов возле школы в Рязани, детской библиотеки в Архангельске и горадминистрации в Петербурге. Данные пикеты, проходившие в период с 2009 по 2012 годы, пропагандировали гомосексуальные отношения среди детей и были ответными акциями на решения местных властей о запрете ЛГБТ-пропаганды среди несовершеннолетних. Одним из пикетчиков — и по совместительству также и истцом в ЕСПЧ по этому вопросу — был все тот же Николай Алексеев. Дмитрий Дедов по данному делу о «детской гей-пропаганде» также выносил свое особое мнение. «Суд рассматривает не противоречащие друг другу взгляды, а конфликты прав, а именно право на свободу выражения мнений и право на частную и семейную жизнь. Речь идет не о том, признает ли большинство, что гомосексуализм является нормальным или естественным. Эта проблема является неотъемлемой частью свободы выражения. Когда вы распространяете свои идеи или взгляды, вы ожидаете убедить других, чтобы они приняли вашу позицию и согласились с вами. Однако право на свободу выражения может быть ограничено, если оно противоречит правам других лиц, в той мере, в какой оно может отменить их права», — высказался судья коллегии ЕСПЧ от России. Эту казуистическую формулировку можно трактовать и и в пользу противников ЛГБТ-пропаганды в России, и в пользу гей-активистов.

Судебно-правовой дискурс о равноправии российских ЛГБТ с обычными россиянами Дедов специально переводит из моральной плоскости в область конфликтов личных и имущественных интересов — как в судебных спорах между хозяйствующими субъектами. Судья ЕСПЧ — профессор кафедры предпринимательского права юрфака МГУ и, по его собственному признанию, коммерческим правом в России заинтересовался в начале девяностых годов, в период становления «дикого капитализма» в России. Среди юристов есть мнение: Дмитрий Дедов интересуется исками ЛГБТ к российским властям как возможностями создания в международном праве прецедентов по признанию имущественных прав геев в России. А от этого, как говорят юристы, недалеко и до требований к России ввести в свой правовой корпус формулировки о признании в нашей стране гей-браков, гей-усыновлений и удочерений и «далее везде» — вплоть до уголовных наказаний православным священникам за отказ венчать гей-браки, как это, в частности, практикуется с лютеранским духовенством в Швеции. Возможно, как утверждают правоведы, интерес судьи ЕСПЧ к ЛГБТ-активистам сугубо научный — как у ученого-энтомолога, который с интересом наблюдает жизнь блох или вшей… Кстати, Николай Алексеев приходится Дедову коллегой. Основатель GayRussia.Ru — специалист по конституционному праву, закончил с красным дипломом Институт государственного управления и социальных исследований МГУ (ныне факультет). В каталоге научной библиотеки юрфака МГУ находится книга Алексеева «Правовое регулирование положения сексуальных меньшинств. Россия в свете практики международных организаций и национального законодательства стран мира». Не исключено, что данную книгу будущие юристы читают как дополнительную литературу.

В этом плане надо сказать, что в российскую юриспруденцию специалистами типа вышеназванных все чаще заносятся «современные тенденции и термины». Например, уверенно входит дискурс о так называемых «соматических правах человека». Термин «соматический», обычно применяемый в медицине, в области юриспруденции касается права человека распоряжаться своим телом. Чем понятие соматических прав, введенное в российский юридический оборот в 2000 году профессором юрфака Тверского университета Владимиром Круссом, отличается от привычных нам запретов на пытки, насильственную трансплантологию, проституцию? Смещением акцентов. Как указывает Крусс, в современном юридическом дискурсе актуальны вопросы добровольного желания человека на однополую любовь, перемену пола, отсутствие ограничений на алкоголь и наркотики, эвтаназию… В общем, насильственное склонение к осуждаемым традиционной моралью вещам по-прежнему преступно, но в случае личного желания человека вопрос ставится уже иначе — вплоть до легализации того, что ранее считалось преступным и аморальным. Легализованные в некоторых странах ЕС гей-браки, эвтаназия тяжелобольных и престарелых, употребление метадона и марихуаны — это все применение соматических прав в современном, «неклассическом» понимании. Высказывания судьи ЕСПЧ Дмитрия Дедова насчет перспектив легализации в России гей-браков — это тоже дискурс о соматических правах, с упором на то, что если гомосексуализм в России — дело добровольное, то почему бы не дать ЛГБТ-россиянам коридор правовых возможностей? Даже в случаях, если защита «соматических прав» будет подрывать культурно-исторические устои России и дискредитировать ее на международном правовом поле.

Всем историкам и юристам известно выражение французского короля Франциска I «Fiat justitia, pereat mundus», «пусть восторжествует справедливость, даже если погибнет мир». К юристам-международникам типа Дедова применим парафраз этого афоризма «fiat ЕСПЧ, pereat Россия». Исходя из этой презумпции, Дмитрий Дедов рассматривал в ноябре иск в ЕСПЧ Алексея Навального против России. Оппозиционер в плане сутяжничества против России — родственная душа Николаю Алексееву. Стоит Навальному выйти из полицейского «обезьянника», куда он попадает за проведение очередного несанкционированного митинга — он сразу же пишет иск в ЕСПЧ. 15 ноября профессор юрфака МГУ Дедов как судья ЕСПЧ присоединился к вердикту Страсбургского суда: задержания и аресты Навального «политически мотивированы» и потому неправосудны. «Когда государство определяет, организует, регулирует и ограничивает свободы по таким причинам, в интересах и для лучшего обеспечения общего благосостояния, оно лишь выполняет свой долг. Это допустимо, это законно, — гласит особое определение коллектива судей ЕСПЧ по иску Навального. — Но когда оно вмешивается, чтобы подавлять, сдерживать и ограничивать эти свободы, … то это против общественного интереса. … Тогда законы, которые оно принимает, противоречат принципу Международной Гарантии.» … Сегодня мы должны опасаться не захвата власти тоталитаризмом с помощью насилия, а того, что тоталитаризм попытается поставить себя у власти псевдозаконными средствами".

Под этим коллективным определением судей ЕСПЧ в отношении России стоит и фамилия Дедова. Вердикт суда — Российская Федерация обязана в трехмесячный срок выплатить Навальному компенсацию в размере около 64 000 евро.

Как видим, Дмитрий Дедов в ЕСПЧ — это как теперь уже бывший посол Александр Суриков в Белоруссии. Разница только в стаже работы. Суриков в Минске отстаивал российские интересы в пользу режима Александра Лукашенко 12 лет, с 2006 по 2018 годы. А Дедов работает от России в ЕСПЧ только с 2012 года, когда он был избран туда Парламентской ассамблеей Совета Европы. С тех пор в Совете Европы и в ЕСПЧ уровень антироссийских настроений значительно повысился. Не изменился только сам представитель России в Страсбурге — Дмитрий Дедов. Конечно, в уставе Страсбургского суда прямо не прописано, чтобы каждый судья в ЕСПЧ защищал интересы своей страны. Но обязанность судьи-члена ЕСПЧ быть на страже интересов своей страны вытекает из устава правовой инстанции имплицитно — по духу и букве Европейской конвенции по правам человека, ратифицированной Россией.

Кроме того, у Дмитрия Дедова есть моральные обязательства перед своими учениками — студентами юрфака МГУ. Дедов — сторонник западных ценностей и он, как человек, имеет право не любить российскую власть. Но как воспитатель будущих российских юристов он не имеет права сеять в студенческих душах антигосударственные настроения и отношение к отечественной культуре как к «архаичной». (Архаикой Дедов именует российскую действительность, противопоставляя эту «архаику» просвещенному Западу). Если будущий правовед намерен после окончания вуза жить и работать в России, но относится к ней как к «отсталой стране», то он — законченный «образованный негодяй» (так говорил советский педагог — воспитатель трудных подростков Виктор Сорока-Росинский: «Образованный негодяй во сто раз хуже необразованного»).

Однако не будет юридически корректным сводить проблему к одному профессору юрфака МГУ, который с девяностых годов не изменил своим прозападным убеждениям. За стойкость убеждений даже уважают. Корень проблемы — в самой сложившейся в России системе, которой невыгодно, чтобы Россию в международных правовых инстанциях представляли патриоты.

Александр Ашуров, специально для EADaily


Источник