Украинское рабство

Владимир Василик

8 января 2019 г. 10:59:37

Вокруг Томоса или какая Православная Церковь Украины нужна Западу.

Константинопольский патриарх Варфоломей в субботу 5 января подписал томос автокефалии «новой церкви» Украины. Отметим, что трансляцию вели только украинские телеканалы.

Перед церемонией состоялся молебен в храме Святого Георгия в Стамбуле, в нем принял участие глава «новой церкви» Украины Епифаний.

На мероприятии также присутствовали Петр Порошенко с женой Мариной, спикер Верховной Рады Андрей Парубий, министр экономического развития Степан Кубив, министр обороны Степан Полторак, экс-президент Украины Виктор Ющенко и другие.

Показательно наличие министра обороны Степана Полторака. Его присутствие может свидетельствовать о решимости давить несогласных с церковной реформой любыми средствами, в том числе — танками. Не хватало только руководителя Службы Безопасности Украины Василия Грицака, а без этой службы, без арестов митрополитов и священников УПЦ МП, без захватов храмов создание национальной Украинской Православной Церкви по определению невозможно. Почему-то отсутствовал также фюрер украинских националистов Дмитрий Ярош, пообещавший резать московских попов.

Дарование томоса явилось продолжением той комедии, которую Фанар и Киев ломают с октября месяца: первоначально объявление о намерении снять канонические прещения с раскольников и отменить томос 1686 г. о передаче Киевской митрополии Московской Патриархии, затем присылка экзархов на чужую каноническую территорию, затем проведение т. н.«объединительного собора» 15 декабря с участием в подавляющем большинстве. представителей неканонических церковных структур.

Как оценивать данную акцию с церковной точки зрения? Как юридически и духовно ничтожную. Согласно Томосу 1686 года, данного патриархом Константинопольским Дионисием патриарху Московскому Иоаким, Киевская митрополия переходила в юрисдикцию Московского патриархата. В Томосе не содержалось никаких условий для прекращения его юридической силы. Как показали изыскания иер. Михаила Желтова, содержавшаяся в Томосе 1686 года просьба о поминовении Константинопольского патриарха в той или иной форме выполнялась и выполняется до сих пор. Как известно, каноническим сроком для обжалования того или иного решения является тридцать лет. Между тем, все преемники патриарха Дионисия, вплоть до Варфоломея, признавали Томос в течение более чем трехсот лет. Соответственно, никаких канонических оснований для отмены Томоса не существует.

Более того, вплоть до сентября 2018 года патр. Варфоломей не признавал каноничности украинских раскольничьих объединений — т. н. Киевского патриархата во главе с самозванным патриархом Филаретом (Денисенко) и УАПЦ во главе с т.н. митр. Макарием (Малетичем). Более того, в 1992 г. патриарх Варфоломей одобрил низложение бывшего митрополита Киевского Филарета и все эти годы отказывал ему в признании. Согласно церковным канонам, тот, кто вступает в общение с отлученным или низложенным, сам становится отлученным или низложенным. Соответственно, патриарх Варфоломей, вступив в общение с низложенным митрополитом Филаретом (Денисенко), сам себя низложил и поставил вне церковного общения.

Отчего же патр. Варфоломей столь смело попирает каноны? С политической точки зрения можно объяснить поддержкой Государственного Департамента США, а с церковной — непомерными амбициями Константинопольского патриархата.

Согласно современной Константинопольской экклесиологии, выраженной в трудах патриарха Афинагора, Максима митр. Сардского и митр.Иоанна Зизиуласа, Константинополь после отпадения Римской Церкви унаследовал все её права и полномочия, в том числе не только первенство чести, но и первенство власти и, более того, .функцию носителя единства Вселенской Церкви: « «Смиренная вначале и малочадная Церковь апостола Андрея Первозванного, сразу возвеличившись, возросла в кафедру вселенскую и центр, на который взирает Богом определенный и очерченный круг Церкви, центр, в котором соединяются и содержатся все по местам и странам существующие и – в том, что касается канонической икономии церковных дел, – самодействующие (αὐτοενεργεῖς) и автокефальные Православные Церкви и, в нем согласованные, составляют единое и неделимое тело» [1]

В этом послании, во-первых, затирается значение автокефальности и «самодейственности», а во-вторых, аналогия круга и центра хромает в том смысле, что центр, с аксиологической точки зрения, оказывается более почетным и более «церковным», и Константинопольская Церковь, таким образом, оказывается «Церковью по преимуществу», подобно тому, как таковой считал Римскую кафедру Владимир Соловьев . Соответственно, и глава Константинопольской Церкви наследует все свойства Римского папы и его первенство и его безошибочность.

Подобные претензии выглядят, мягко говоря, весьма странно. Если Католическая Церковь, худо-бедно еще может как-то оправдывать свои непомерные амбиции превратно истолкованными словами Евангелия от Матфея «Я говорю тебе, Ты Петр и на камне сем Я созижду Церковь мою и врата ада не одолеют ее» (Мф. 16, 16-17)[2], то Константинопольской Церкви практически невозможно было обосновать свои претензии даже ссылками на св. Апостола Андрея, о котором в Священном Писании не сказано ничего подобного. Жидкие ссылки на то, что св. Андрей являлся братом св. апостола Петра и был Первозванным не дают никаких серьезных оснований для вселенской власти Константинопольского патриархата, тем более, что основания первенства Константинопольской кафедры коренились отнюдь не в апостольском преемстве, а в имперском статусе Константинополя. Как гласит 3 правило Второго Вселенского собора, «Константинополь да имеет первенство чести после Римского епископа, потому что град сей есть Новый Рим».. В толкованиях Аристина, Зонары и Вальсамона о каком-либо апостольском основании власти Константинопольского епископа нет ни единого намека.

В результате подобных представлений выстраивается следующая экклесиология (учение о Церкви) — понятие автокефалии по сути дела выхолащиваются, а все Православные Церкви, по сути, становятся автономными, в особенности новообразованные, в т.ч. и т. н. Украинская Православная Церковь. Мы в свое время писали об учении о Церкви в трудах митр. Иоанна Зизиуласа, митр. Максима Сардского[3] и самого патриарха Варфоломея. Теперь вырисовывается следующая пирамида: на ее вершине в недосягаемой высоте пребывает Константинопольский Патриархат, наделенный исключительными правами и полномочиями вселенской юрисдикции[4], далее следуют «апостольские Патриархаты», к которым почему-то причисляют и Московский, которые все равно являются кафедрами «второго порядка». Потом следует «третье сословие» – Церкви более низшего уровня, типа Болгарской и Грузинской, при этом Грузинская Церковь ставится ниже болгарской, несмотря на большую древность и проповедь св. апостола Андрея в грузинских землях, вероятно, в силу меньшей влиятельности и меньшего числа паствы. И, наконец, в самом низу находятся неполноправные «вольноотпущенники» – Польская, Албанская, Чехословацкая Церкви и т. д., у которых всегда можно отобрать автокефалию за плохое поведение и вновь вернуть в рабское состояние по причине неблагодарности. Вот таким вольноотпущенником и становится новообразованная т. н. «Украинская Православная Церковь».

То, что Украинской Церкви под видом автокефалии даются права автономии, показывают сведения, просочившиеся в прессу относительно проекта Устава. В нем есть следующие положения.

1. Священный Синод Православной Церкви в Украине признает в качестве главы и власти Апостольский Престол Константинополя и несёт ответственность за всякое нарушение не только перед Священным Синодом Вселенского Патриархата, но и перед «Великим собором», который в любой момент может созвать Вселенский Патриарх.

Отметим, что в Уставе Украинской автономной Церкви Московского Патриархата подобное положение отсутствует.

2. Митрополит Киевский и всея Украины обязан обращаться ко Вселенскому Патриарху по всем вопросам общего церковного, догматического и канонического свойства.

В Уставе Украинской Православной Церкви Московского Патриархата подобного нет: в ней есть своя богословская и каноническая комиссия.

3. Экзархи и ставропигии останутся в Украине навсегда. Более того, за Вселенским престолом закрепляется «неотъемлемое право» учреждать новые ставропигии «везде», где он пожелает.

Опять-таки, подобное право в уставе УПЦ МП не предусмотрено для Патриарха Московского и Всея Руси.

4. Особо оговорена обязанность митрополита Киевского получать миро от Вселенской Церкви — во свидетельство не только «духовного единения и тёплых чувств» к Церкви-Матери, но и как символ её «канонической власти над православными».

Между тем, символом автокефальности как раз и является варение собственного мира, как знак полной самостоятельности. Отметим, что в прошлые века получение мира от Константинополя было связано со многими коллизиями. Зависимые от Константинополя Церкви, например Черногорская, стремились получить миро из России, простодушно объясняя: «Греки с нас деньги возьмут, а вы бесплатно дадите».

5. Новая Церковь не будет иметь права окормлять украинскую диаспору. Её каноническая юрисдикция жёстко определена границами Украинского государства, и она не может назначать епископов или освящать храмы вне границ страны, «... чтобы ей не выйти вопреки канонам за свои пределы».

Диаспора, особенно в США и в Канаде для Константинополя — источник основных доходов. Соответственно, понятно стремление Константинопольского патриарха взять ее под непосредственное управление. Для оправдания своих претензий греческие канонисты ссылаются на 28 правило, но безосновательно. Ни в правиле, ни в толковании не сказано о том, что Константинопольский патриарх должен управлять всеми христианами рассеяния «даже до концев земли». И та власть над всей диаспорой, которую восхищает Константинопольский патриарх, мягко говоря, не основана на канонах, а точнее — антиканонична. Отметим, что уже сейчас в Киеве наиболее «болезненным» положением томоса об автокефалии для «новой церкви» станет запрет УПЦ создавать свои структуры за пределами страны. Об этом проректор Киевской духовной академии, профессор Владимир Бурега написал в колонке издания «Левый берег»

6. Любой епископ, священник или даже дьякон Православной Церкви в Украине имеет право обратиться с апелляцией ко Вселенскому Патриарху. И его решение по делу обжалованию не подлежит.

Тем самым разрушаются все основы церковного строя и, по сути дела, вводится прямое управление Константинопольского патриарха над всей Украинской Православной Церковью. И епископы, и настоятели приходов становятся безответными пред любыми кляузниками, которые получают безграничную свободу жаловаться в Константинополь на любые действия своих предстоятелей и настоятелей, и приговор Фанара обжалованию не подлежит. О таком в УПЦ МП и слыхом не слыхивали.

7. Митрополит Киевский обязан поминать Вселенского Патриарха.

Напомним, что для Вселенской Церкви «поминовение — знак повиновения». Отметим, что в 1686 году условие поминать было знаком общения и связей. И оно выполнялось и, по сути, выполняется до сих пор на проскомидии и на Великом входе (Святейшия патриархи православныя, митрополиты, архиепископы и епископы да помянет Господь во Царствии Своем). Однако, Константинопольскому патриарху этого мало, ему требуется постоянное раболепное поминовение, чтобы все знали, кто в дому хозяин.

8. Отказ от поминовения Константинопольского Патриарха может стать причиной для пересмотра статуса Поместной украинской церкви и возвращения её в состав Вселенского Патриархата.

В прошлых наших публикациях мы уже писали, что канонически автокефалия не может быть отобрана, тем более — в случае невыполнения каких-либо условий, тем более — второстепенных. Мы также писали о том, что Константинопольский патриарх ведет себя, как византийский рабовладелец, который мог отобрать у вольноотпущенника свободу и вернуть его в рабское состояние

9. Глава Церкви получает титул «Блаженнейшего Митрополита Киевского и всея Украины», и ему прямо запрещено как-либо изменять или дополнять этот титул. Например, в него нельзя включить имена знаменитых монастырей, как это принято в некоторых из Церквей, а также — в современном титуле Киевского Патриарха.

Т.е. новая поместная Церковь не получает ничего. Этот титул уже есть у предстоятеля УПЦ МП Блаженнейшего Митрополита Киевского Онуфрия. Ставится вопрос: есть ли смысл ради этого УПЦ МП переходить в юрисдикуцию Константинополя?

10. Изменить устройство Священного Синода, прописанное в константинопольском проекте Устава (выборный состав членов, меняющихся в течение года) будет невозможно. Положение о выборном составе членов, которые меняются в течение года, прописано в Томосе.

Подобный жесткий бюрократизм характерен скорее для светских структур, особенно для транснациональных корпораций, чем для церковной жизни. Данное положение не оставляет священноначалию потенциальной Украинской поместной Церкви никакого маневра и , тем более, никакой свободы.

11. Впервые в истории в Томосе об автокефалии четко указывается новому главе автокефальной церкви, куда он должен совершить свой первый официальный визит в новом качестве — т.н. «мирное путешествие» - в Константинополь.

Подобные жесткие инструкции в православном мире для автокефальной Церкви — неслыханное дело.

12. Митрополиту Киевскому запрещено вносить какие-то изменения в диптих (очерёдность служения) православных церквей. Украинская церковь обязана принять диптих Константинопольского Патриархата.

До сих пор этого никогда не прописывалось в Томосах, и поэтому сейчас в различных Церквах диптихи отличаются. В варианте Московского Патриархата, например, Грузинская Церковь идёт впереди Болгарской, а Константинопольского — Болгарская впереди Грузинской. В данном случае Константинопольский патриарх хочет жестко зафиксировать свой вариант диптихов у своего вассала.

13. Украинская Православная Церковь не сама осуществляет канонизацию. Она лишь подает предложения в Константинополь.

Ещё одно свидетельство рабства. В УПЦ МП существует своя канонизационная комиссия и возможность беспрепятственно прославлять святых на территории Украины, не советуясь с Москвой. Московская комиссия по канонизации лишь вносит в общерусский список.

14. Впервые в Томосе об автокефалии на предстоятеля поместной церкви накладывается обязанность являться на все Межправославные совещания, которые созывает Вселенский Патриарх.

Отказ Московского Патриарха приехать на Святой и Великий Всеправославный Собор видимо был учтён Патриархом Варфоломеем. Теперь он хочет подстраховаться за счет своих вассалов, «облагодетельствованных» автокефалией. При этом заранее налагается ярмо неудобоносимое, поскольку предстоятель должен являться даже на те заседания, против которых протестуют его пастырская совесть, его епископат, клир и паства, как это и произошло с патр. Кириллом, не явившимся на Критский собор. Это даже не статус вольноотпущенника, это самое настоящее рабство.

15. Место митрополита Киевского в диптихе — самое последнее, после митрополита Чешского и Словацкого, согласно времени получению автокефалии. Примечательно, что здесь не обращается никакого внимания на кафедру, в частности на тысячелетнюю христианскую историю, на многочисленность паствы и т. д. В центре внимания - дарующая десница Вселенского патриарха, и врея дарования. Последнее место в диптихах — пощечина сторонникам украинской церковной независимости.

Как бы ни были унизительны для украинского православия эти нововведения, их соблюдение — необходимое условие для дарования автокефалии.

Это четко оговаривается в Томосе: «На этих условиях наша Святая, Великая Церковь Христова благословляет и провозглашает Православную Церковь в Украине автокефальной». Нарушение любого из этих условий даст право Константинополю пересмотреть Томос или отозвать его. О том, что Вселенского Патриарх вправе пересматривать выданные им Томосы, говорят его официальные представители. В прошлых наших публикациях мы говорили о принципиальной неизменности церковных документов, в т.ч томосов. Однако, Константинопольский патриарх имеет власть над будущим и прошлом, в том числе — не только над своими документами, но и над документами своих предшественников.

В украинских церковных кругах отмечают, что подписанный патриархом Варфоломеем Томос — постыдный и печальный итог некомпетентной работы помощников Президента и лично Ростислава Павленко, неоднократно посещавшего Фанар и якобы работавшего над всеми текстами совместно с сотрудниками Патриархии. Добавим, что Томос Вселенского Патриарха будущая так называемая Украинская церковь изменить будет не в силах. Да и самому Фанару для этого придется представить вопрос на рассмотрение Синода, а это может случиться не раньше следующего года.

Вопрос: почему на это идут и Порошенко, и филаретовцы с макарьевцами? Для т. н. церковных кругов это понятно: такова цена за легитимацию, за возможность признания православным миром. А для Порошенко — возможность быть изобретателем национальной Украинской Церкви, пусть даже он окажется изобретателем деревянного велосипеда. Состояние страны удручающее, ни Донбасская, ни Крымская проблема не решены, поэтому единственный шанс поднять рейтинг — попытаться создать единую Украинскую Православную Церковь. Однако, не стоит забывать и основного регулятора этих процессов — Государственный Департамент США, который продемонстрировал свою явную поддержку антиканоническому новообразованию УПЦ и торопит своих агентов — и патриарха Варфоломея, и Петра Порошенко. Госдепу автокефальная церковь на Украине нужна для того, чтобы окончательно зачистить отсечь ее от русского мира и уничтожить все силы, способные поддерживать связи с Россией и поддерживать начала русской духовности и, соответственно, мешать европеизации и переформатированию украинского народа. Показателем является «марш гордости» педерастов, прошедший в Киеве летом этого года, обещания митр. Евстафия способствовать изменению отношения к гомосексуалистам в украинском обществе, а также деятельность экзарха Константинополя митр. Галльского Эммануила (Адамакиса) в защиту содомитов. Госдепу нужна на Украине церковь, разделяющая все европейские ценности, в т.ч. любовь к содомитам и ради этого он заставит своих прислужников пойти на все — и не только на финансовое и административное давление, но и на прямое насилие.

Вывод очевиден: настоящая Украинская Православная Церковь Московского Патриархата обладает гораздо большими свободами, чем будущая автокефальная Украинская Православная Церковь. Патриарх Варфоломей фактически создает Церковь на правах автономии, причем очень жёсткой, вгоняя епископат, клир и украинский народ в настоящее рабство, в том числе «голубое рабство», соответствующее украинскому знамени.

Как никогда для нас актуальны слова 8 правила Ефесского собора: «Да не преступаются правила отцов, да не вкрадывается под видом священнодействия надменность власти мирская; и да не утратим по малу, неприметно, той свободы, которую даровал нам кровию Своею Господь наш Иисус Христос, освободитель всех человеков».

[1] Первоначально опубликована в журнале «Церковный вестник Западно-Европейского Православного Русского экзархата» (Париж. 1951. № 1 (28). В настоящее время издана в сборнике: Шмеман Александр, протопресвитер. Собрание статей. 1947–1983. М., 2009.

[2] Собственно говоря, такие авторы, как свят. Игнатий Богоносец, свят. Кирпиан Карфагенский и т.д.относят эти слова к каждому епископу, стоящему в вере.

[3] Maxime des Sardes, metr . Le Patriarcat oecumenique dans l'Église Orthodoxe. P., 1975.

[4] Вот лишь один из примеров: 30 мая 1931 г. Константинопольский Патриарх Фотий II, доказывая право подчинить себе сербские епархии, находящиеся за пределами Югославии, писал Сербскому Патриарху Варнаве: «Известен общий взгляд нашего Патриаршего Престола по вопросу о каноническом положении православных церковных общин и колоний, находящихся в диаспоре и вне границ Православных автокефальных Церквей, что все церковные общины, какой бы то ни было народности, должны в церковном отношении быть подчинены нашему Святейшему Патриаршему Престолу». Цитируется по: ЖМП. 1947. № 11. С. 35.


Источник