Дело пророссийских публицистов: новый 1937-й в экс-БССР

12 октября 2017 г. 13:05:18

Чем больше подробностей становится известно об уголовном деле трёх пророссийских публицистов — Юрия Павловца, Дмитрия Алимкина и Сергея Шиптенко, тем больше современная Белоруссия напоминает СССР 1937−1938 годов. Если восемьдесят лет назад советские чекисты нещадно громили «врагов народа», «троцкистских шпионов» и «антисоветский элемент», то сегодня в экс-БССР под каток репрессий попадают «ватники», «агенты Москвы» и «русские фашисты». Напомню, публицистам грозит 12 лет тюрьмы за то, что они, как заявила бывший министр информации РБ Лилия Ананич, «подавали в тенденциозном ключе деятельность главы белорусского государства, властных структур в разных областях — политике, экономике, культуре».

Сталинские репрессии 1930-х годов сопровождала масштабная кампания шельмования «врагов народа» в прессе и партийных организациях. Содержание под стражей пророссийских публицистов также проходит под аккомпанемент беснования белорусских СМИ и националистических активистов. Так, главная республиканская газета «Советская Белоруссия» приравняла Павловца и Алимкина к «пропагандистам Геббельса и палачам концлагерей в Озаричах, Тростенце, Бухенвальде, Освенциме». «Свядомое» издание «Наша нива» опубликовало статью, в которой утверждается, что Шиптенко якобы имел связи с «фашистами из РНЕ». В свою очередь, местечковые националисты из общественной организации «Альтернатива» провели пикет возле главного корпуса Белорусского государственного университета информатики и радиоэлектроники (там работает Юрий Павловец), на котором развернули растяжку с надписью: «Преподаватель Павловец — предатель», скандируя при этом: «Позор фашистам! Позор адептам Русского мира!» Также «альтернативщики» расклеили листовки в духе «здесь живёт предатель» на доме Дмитрия Алимкина в Бресте.

На днях автору этих строк стала известна ещё одна подлость, на которую пошли белорусские власти в тандеме с местечковыми националистами. В качестве свидетеля по делу Шиптенко, Павловца и Алимкина следственные органы РБ привлекли журналиста «Нашей нивы» Артёма Гарбацевича, известного репортажем из так называемой зоны АТО, в котором героизировались белорусские боевики, воюющие в Донбассе на стороне киевских властей, а также полными возмущения статьями об участии детей из Белоруссии в военно-спортивных сборах в Подмосковье. По словам одного из арестованных, Сергея Шиптенко, Гарбацевич, общаясь со следствием и рассказывая, какое негодование вызвали у него тексты пророссийских публицистов, фактически дублировал формулировки филологов Кирдун и Андреевой — авторов экспертного заключения, легшего в основу предъявленного журналистам обвинения.

Артём Гарбацевич. Фото с личной страницы в соцсети.

По сути, со стороны журналиста «Нашей нивы» имел место клеветнический донос, которому очень обрадовались органы следствия. По нашей информации, белорусские правоохранители долго не могли найти независимого специалиста, который бы высказал нужное им мнение. И вот обнаружили подходящего человечка в рядах «свядомых змагароў».

Как представляется, Артём Гарбацевич, хоть и заявляет себя поборником демократических ценностей, не испытывает ни малейших угрызений совести по поводу того, что поспособствовал длительному тюремному заключению своих коллег за высказанное ими мнение, которое не понравилось высшему начальству. Подобная азиатчина была характерна для «свядомых» деятелей и в 1930-х годах.

Вспомним, к примеру, коллективное письмо белорусских «пісьменнікаў» в Военную коллегию Верховного Суда СССР, опубликованное в газете «Літаратура і мастацтва» от 27 февраля 1938 года (№ 11). Оно начинается так: «Огромнейшим гневом и ненавистью наполнились наши сердца, когда мы узнали, что трижды проклятые выродки, предатели, шпионы и убийцы из право-троцкистской банды Троцкого, Бухарина, Рыкова и др. хотели продать наше Отечество озверевшему фашизму, раскромсать священную землю нашей дорогой Родины, затопить в крови добытые в боях свободу и счастье великого советского народа. Всё лучшее, всё передовое человечество ужаснулось от невиданного в истории чёрного предательства подлых иуд, преступной стаи холопов капитала. С чём сравнить преступление этих бешеных фашистских собак?» Через всё письмо рефреном проходит угроза в адрес «право-троцкистской банды»: «Грязной кровью своей заплатит преступная стая за подлое чёрное предательство». Среди подписантов сего пасквиля были литературные кумиры сегодняшних местечковых националистов — Янка Купала, Якуб Колас, Кузьма Чёрный, Петрусь Бровкаи др.

В разжигании ненависти к «врагам народа» больше других себя проявил «народный поэт» Янка Купала. В газете «Лiтаратура i мастацтва» от 10 марта 1938 года (№ 14) была опубликована его заметка вот с таким дивным пассажем: «Разве можно молчать, когда радио разносит по всему миру сообщение Прокуратуры Союза ССР об ужасных, кошмарных преступлениях фашистской банды шпионов, диверсантов, убийц, агентов царской охранки, объединённых в одной вонючей кучке „право-троцкистского блока“? И как счастлив поэт, когда он может в тот же день прочитать на митинге гнева и ненависти к этим отбросам человечества свои стихи, в каждой строчке которых — проклятие отвратительным предателям Родины».

Впрочем, в стихотворениях Янки Купалы были не только проклятия, но и восхваления. Например, в адрес главного организатора Большого террора — Николая Ежова.

Слава нашаму Ежову,

З Ленінграда родам,

Што расправілся, як следна,

З дыверсанцкім збродам!

Што шляхі расчысціў у нашым

Ясным падарожжы,

Што трацкістаў азвярэлых

Выкрыў і знічтожыў.

Больш на нас не рыне банда

Ашалелай сукай,

З-за вугла нас не падсочыць

Подлая гадзюка.

Возвращаясь к пану Гарбацевичу, отметим, что он так же, как его более именитый предшественник, склонен верноподданнически славословить власть. Так, в одном из интервью журналист как бы оппозиционного издания назвал президента Лукашенко «патриотом» и «гарантом суверенитета». «Может, мы когда-нибудь ему памятники ставить будем», — расчувствовался тогда Артём.

В целом история со свидетельскими показаниями Гарбацевича лишний раз подтверждает две очевидные истины: 1) Белорусская власть и оппозиция едины в своём негативном отношении к пророссийским активистам; 2) «Свядомым» деятелям не нужна подлинная демократия, предполагающая плюрализм мнений, их цель — направить существующий репрессивный механизм государства против сторонников общерусского единства. Таким образом, «Наша нива» — ничуть не менее советское по своей тоталитарной сути издание, нежели «Советская Белоруссия». Не случайно и там, и там Янка Купала считается «национальной гордостью».

Кирилл Аверьянов-Минский


Источник







comments powered by HyperComments