Частная собственность против магистральной инфраструктуры и нацбезопасности

Галина Смирнова

25 ноября 2019 г. 10:11:16

Еще 10 апреля 2006 года, то есть 13 лет назад, в ходе совещания с членами правительства президент РФ Владимир Путин спрашивал у тогдашнего министра экономики Германа Грефа: когда на границе наведут порядок? «Когда мы прекратим практику, согласно которой таможенные органы и представители бизнес-структур сливаются там в экономическом экстазе на подавляющем большинстве пунктов перехода?»

Бизнес-омбудсмен Борис Титов готовит обращение по поводу решения проблем бизнеса, связанных с пунктами пропуска Приморского края. На своей странице в социальной сети он указывает, что в регионе действует всего 5 автомобильных пунктов пропуска через границу. Все они находится в удручающем состоянии. Один из них по этой причине решено закрыть с января 2020 года. Речь идет о двухстороннем автомобильном пункте пропуска (ДАПП) «Марково» расположенном на границе Китая в Лесозаводском районе Приморья. При этом именно через данный пропускной пункт предприниматели Лесозаводска регулярно отправляют грузы в соседний китайский город Хулинь. Если пункт закроют, отмечает Борис Титов, то предпринимателям придется отправлять грузы за 300 км на ближайший погранпереход, который, опять же, находится в плохом состоянии. Мало того, что предприниматели понесут издержки, будут вынуждены повысить цены на свою продукцию, в результате чего она может оказаться неконкурентной по сравнению с аналогичным товаром других производителей, так еще и соседний пропускной пункт станет испытывать дополнительную нагрузку — уже сейчас там выстроены километровые очереди, из-за чего водители большегрузов «живут» на границе по 5−10 дней за каждую поездку. Если к данной очереди присоединится такая же с пункта «Хулинь-Марково», может возникнуть коллапс."При этом: Минтранс РФ не выделяет средств на его обустройство, потому что он находится в частной собственности. Владелец не обустраивает пункт пропуска, потому что у него денег нет — это имущество не приносит ему дохода. Готов передать пункт на госбаланс, но пока не берут», — подчеркивает Титов. Местные предприниматели, по словам бизнес-омбудсмена, те, что заинтересованы в экспорте своей продукции скинулись и за свой счет частично отремонтировали административные здания таможенного поста и досмотровую эстакаду. Готовы предложить свою помощь и в дальнейшем ремонте МАПП «Марково», лишь бы пункт пропуска не закрывали.

Титов вопрошает: как развивать малый бизнес, создавать рабочие места, сохранять жизнь в Приморье, если экспорт товаров сталкивается с подобными неурядицами?

В 2015-м году в СМИ всплывала другая интересная история. ИА «Приморский репортер», сообщало о своем официальном запросе к Дальневосточному Таможенному управлению с просьбой прояснить ситуацию с отсутствием на пропускном пункте весового контроля и поверки весового оборудования. Издание сообщало, что подобное положение дел приводит к недобору таможенных платежей с поставщиков товаров из Китая, так как весовые параметры ввозимых в Россию товаров, таможенники вынуждены сверять «на глаз», ну и, понятное дело, также доверять, указанным в сопроводительных документах, данным.

И та и другая проблема — звенья одной цепи!

Еще 10 апреля 2006 года, то есть 13 лет назад, в ходе совещания с членами правительства президент РФ Владимир Путин спрашивал у тогдашнего министра экономики Германа Грефа: когда на границе наведут порядок.

«Когда мы прекратим практику, согласно которой таможенные органы и представители бизнес-структур сливаются там в экономическом экстазе на подавляющем большинстве пунктов перехода?», — передает слова Путина стенографический отчет, размещенный на сайте Кремля по материалам совещания.

Президент заметил тогда, что таможенные органы используют возможности бизнес-структур по организации перевалки грузов через границу. Для того чтобы этого не было, нужно таможне выделять соответствующие средства, чтобы они сами имели возможность оборудовать эти переходы. Таможенники, вынуждены пользоваться услугами бизнес-структур, а бизнес-структуры, соответственно, начинают пользоваться услугами таможни, причем часто в обход действующего законодательства и интересов экономики страны.

Греф обещал Президенту, что в рамках программы «Госграница», рассчитанной до 2010 года, будут установлены инспекционно-досмотровые комплексы на всех ключевых точках пунктов пропуска в страну, что позволит, в частности, исключить человеческий фактор, и заявлял, что намерен заложить эти меры на ближайшую трехлетку.

По словам Грефа, были уже согласованы и все расчеты с Минфином. По их оценкам оборудовать один досмотровый комплекс в совокупности с закупкой необходимого оборудования, которое с высокой скоростью позволяет досматривать железнодорожные вагоны, работать в морских портах, стоит от 50 до 70 миллионов долларов. За три года Греф планировал полностью закрыть все ключевые пункты пропуска и ввести такую практику, которая действует в целом ряде стран, что пункт пропуска открыть невозможно, пока он не будет оборудован полностью всем необходимым программно-техническим и инспекционно-досмотровым оборудованием.

Путин потребовал также от Грефа решить проблемы, связанные с нахождением в руках частных собственников погранпунктов. Ответ Грефа не замедлил себя ждать. Он заявил, что на уход от этой практики полностью предусмотрено 2 года и подчеркнул, что планируется либо построить альтернативные пункты пропуска, либо выкупить у этих структур соответствующие помещения, которые занимают пограничники. Президент требовал ускорить работу!

То есть в 2008 году, если бы Герман Греф и правительство, возглавляемое тогда Фрадковым, выполнило свои обязательства, уже и след остыл бы от прошлой практики, где частная рука-владыка.

Тогда же в апреле 2006 года издание Ведомости сообщало, что государство выкупит 13 частных пунктов пропуска, мол, Минэкономразвития (под управлением Германа Грефа) обещает навести порядок на таможне и вернуть в госсобственность частные пункты пропуска товаров на границе. С этой целью управление пограничными пунктами будет передано специальному агентству. Греф пояснял, что с такой инициативой выступили ФСБ и Федеральной таможенной службы (ФТС). Представитель ФТС Ирина Скибинская, говорила, что Агентство может быть создано на базе ФГУП Ростэк. По ее данным этот известный таможенный брокер имеет 10 летний стаж работы, у него есть опытные кадры и затраты бюджета при этом будут минимальными. Один из подчиненных Грефа сообщил изданию, что созданием агентства займется Минтранс.

Одобренная правительством Фрадкова Концепция предполагала ликвидировать около 100 пунктов пропуска, у которых за последние два года не было трафика. Должны были создать 149 новых и реконструировать 37 действующих автомобильных пунктов.

На тот момент в России работало 441 пограничных пункта, и большая их часть около 350 находилось не в госсобственности. Агентство должно было вернуть их в государственные руки. Греф отмечал, что больше 330 пограничных пунктов принадлежат РЖД, аэропортам и портам компаниям с госучастием. Им достаточно будет заключить с Агентством прозрачные гражданско-правовые договоры по эксплуатации пунктов пропуска. А вот настоящих частных погранпунктов всего 13. В основном они расположены на китайской и монгольской границах и появились в самом начале 1990-х годов, когда у государства не было денег на самостоятельное обустройство границы, поясняла Скибинская.

На выкуп этих пунктов государство готово было потратить 1 млрд рублей — около 80 млн рублей на каждый. Греф заявлял, что выбора у собственников практически не будет: если они не согласятся, то правительство их закроет и оборудует новые пункты. Кроме того, по мнению Скибинской, на пограничном пункте должны были остаться только таможенники и пограничники, в то время как тогда кроме них там работало еще семь контрольных инстанций — санитарный, фитосанитарный, ветеринарный, транспортный и миграционный контроль. По словам Грефа, благодаря всем этим мерам в трехлетней перспективе в нашей стране будет создан современный цивилизованный облик государственной границы!

15 октября 2007 года «Российская газета» опубликовала Указ президента РФ Владимира Путина «О Федеральном агентстве по обустройству государственной границы Российской Федерации», которым было учреждено новое ведомство «Росграница», призванное избавить пограничников от решения хозяйственных проблем. На организацию были возложены функции по обеспечению деятельности пунктов пропуска, а также функции государственного заказчика в этой сфере. Курировал работу Агентства вице-премьер Дмитрий Рогозин.

Спустя 7 лет после создания «Росграницы» в 2014-м году «Российская газета» сообщала, что на баланс Агентства, на тот момент было принято имущество 92% действующих пунктов пропуска, а за пять лет было закрыто 72 погранперехода, тогда как открыто всего лишь — 37. То есть вдвое меньше.

Однако в министерстве транспорта, главой которого в ту пору был Максим Соколов, тогда заметили правовой пробел: законом оказалась не урегулирована возможность безвозмездной передачи в собственность казны имущества функционирующих пунктов пропуска через государственную границу, созданных за счет внебюджетных средств. Поэтому предлагалось подготовить поправки в закон, устраняющие проблему. То есть, Минтранс под руководством Максима Соколова предлагал, по сути, так или иначе, вернуть на баланс государства погранпункты! Но, как-то поздно заметили закравшуюся оплошность, не правда ли? Спустя 7 лет!

Тем не менее даже после обнаружения пробела что-то пошло не так!

В сентябре 2013 года следственный департамент МВД возбудил уголовное дело по ч. 4 ст. 159 Уголовного кодекса РФ («Мошенничество в особо крупном размере») в связи с хищением бюджетных средств при реконструкции железнодорожного пункта пропуска «Адлер» в Краснодарском крае в 2009—2010 годах, в котором главным фигурантом значился руководитель «Росграницы» Дмитрий Безделов. ТАСС сообщал в декабре 2017 года, что Мещанский суд Москвы признал Безделова виновным и приговорил к 9 годам лишения свободы в колонии общего режима. Ну, а 2 февраля 2016 года Президент РФ Владимир Путин упразднил своим Указом Агентство «Росграница». Функции упраздненного агентства «Росграница» были переданы Минтрансу.

Тем временем Герман Греф стал главой финансовой организации и ликвидирует уже человеческий фактор в Сбербанке, а заодно и в сфере госуправления, путем цифровизации экономики. Сменился и глава Минтранса — вместо Максима Соколова в мае 2018 года ведомство возглавил Евгений Дитрих. Дмитрий Рогозин в декабре прошлого года возглавил Роскосмос. Также год назад в июле бывший заместитель руководителя «Росграницы» Андрей Жерегеля перешел на работу в Объединенную ракетно-космическую корпорацию на должность генерального директора.

Кадры перетасовались, а проблемы остались те же. То есть никто до сих пор не заметил, или игнорирует факт того, что граница у нас не совсем под замком или под замком, но не своим!

Причем, напомним, комитет Совфеда по обороне и безопасности, как сообщало ИА REGNUM в конце ноября 2017 года, направлял запросы в правительство РФ и правоохранительные органы для прояснения ситуации с частными пунктами пропуска в Приморье. Спикер Совфеда Валентина Матвиенко по предложению члена верхней палаты парламента Светланы Горячевой поручила комитету по обороне проанализировать работу частных пунктов пропуска и через месяц представить предложения. И вот теперь Борис Титов вновь напоминает о существовании проблемы. И эта проблема только часть айсберга.

В сентябре прошлого года правительство утвердило комплексный план модернизации и расширения магистральной инфраструктуры, рассчитанный на реализацию в ближайшие 5 лет — до 2024 года. В частности план включает федеральный проект «Развитие региональных аэропортов и маршрутов».

В свою очередь проект предусматривает 2 основные задачи: «реконструкцию инфраструктуры региональных аэропортов» и «расширение сети межрегиональных регулярных пассажирских авиационных маршрутов, минуя г. Москву, до 50 процентов от общего количества внутренних регулярных авиационных маршрутов». Ответственным за реализацию проекта является глава Росавиации.

Но вот беда или досада! Благая инициатива, облеченная уже в проект и, даже имеющая в бюджете деньги под эти цели, не может быть реализована в полной мере.

Как передавал ТАСС, правительственная комиссия по транспорту, заседание которой прошло под председательством вице-премьера Максима Акимова в рамках форума «Транспорт России», одобрила 28 авиапроектов, которые могут повлиять на развитие аэропортовой сети РФ. Заместитель министра транспорта Александр Юрчик отметил, что были одобрены те проекты, которые при определении источников финансирования в перспективе могут двинуть вперед развитие аэропортовой сети, а также перевозок, как в региональном, так и местном сегментах.

По уточнениям газеты «Коммерсантъ», принадлежащей Алишеру Усманову, 27 мероприятий по развитию региональных аэропортов, попавших в «лист ожидания» комплексного плана развития магистральной инфраструктуры (КПМИ), оцениваются в 174,7 млрд рублей. По данным газеты, на бюджетные средства в этих проектах приходится 88 млрд, остальное — средства инвесторов. При этом ни один аэропорт не вошел в КПМИ из-за отсутствия этих инвесторов. Среди не вошедших в комплексный план — аэропорты Новосибирска, Красноярска, Тюмени, Геленджика, Улан-Удэ, Хабаровска, Красноярска, Анапы, Мурманска и другие.

И вот опять государство уперлось в своем желании развития магистральной инфраструктуры в помехи, которыми являются частные инвесторы. Потому как инфраструктурные проекты либо вовсе не должны находиться в частной собственности, либо же модернизироваться или строиться за госчет. Но это уже другая история и с другим налетом, оставленным Росавиацией и Минфином. Зато Минфин, вместе с Алексеем Кудриным, несмотря на ступоры в реализации госпрограмм, призванных повысить рост экономики, продолжает настаивать на снижении доли государства. Чем меньше доля государства в экономике, тем меньше оно может влиять на свое развитие, а значит способно и вовсе развалиться! А деньги копятся на что?


Источник