Ветеран МИД РФ: Гаагский трибунал должен был стать Нюрнбергом для сербов

21 июня 2018 г. 22:41:13

19 июня исполнилось 73 года Радовану Караджичу — бывшему президенту Республики Сербской, одному из главных фигурантов Международного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ) в Гааге. МТБЮ формально закончил свою работу в конце декабря прошлого года, приговорив Караджича к 40 годам тюрьмы — а по факту к пожизненному заключению. В тюрьме Караджич встретит Видовдан — день великомученика Вита, главный праздник сербов, отмечаемый 28 июня по григорианскому календарю. На Видовдан 1389 года состоялась битва на Косовом поле. Спустя шесть веков после битвы на Косовом поле на Видовдан 1991 года начнется гражданская война в Югославии. Ровно десять лет спустя после этого президент Сербии Воислав Коштуницаи премьер Зоран Джинджич выдадут Гаагскому трибуналу Слободана Милошевича.

В 1991 — 99 годах особую миссию в Югославии выполнял сотрудник МИД России Олег Александров. Ветеран российской дипломатии, видевший войну на Балканах своими глазами, рассказал корреспонденту EADaily о том, почему в конце XX века на Балканах произошла кровавая драма.

Олег Александрович, в ряде монографий Югославию называют «пороховой бочкой Европы». Чем обусловлено это нелестное определение? Почему после победы в Югославии коммунистов «пороховая бочка» превратилась в один из самых процветающих и спокойных регионов Европы?

Несмотря на то, что подавляющее большинство жителей бывшей Югославии — славяне, в этой стране всегда существовали глубокие противоречия. Корень этих противоречий лежит в религиозной плоскости. Словению и Хорватию населяло преимущественно католическое население. Население Боснии и Герцеговины было смешанным: там проживали католики хорваты, православные сербы, боснийские мусульмане, которые на самом деле являются потомками сербов и хорватов, принявших ислам в эпоху османского владычества на Балканах. Сербия, Черногория и Македония — это вековой ареал православной веры. Противоречия между этими регионами существовали всегда, но особенно они обострились после апреля 1941 года, когда Королевство Югославия капитулировало перед нацистскими полчищами. Оккупированное королевство было расчленено. Северная часть Словении была включена в состав Германии. Южная часть Словении и Далмация — в состав фашистской Италии. Область Воеводина и северо-западная часть Словении — в состав хортистской Венгрии. Значительную часть Македонии и восточные районы Сербии оккупировала пронацистская Болгария. В оставшейся части Сербии сидела германская оккупационная администрация, которой посильно помогали сербские нацисты во главе с Димитрие Льотичем. На территории нынешней Хорватии и части Боснии и Герцеговины Берлин и Рим создали марионеточный режим так называемого Независимого хорватского государства или НХГ. Власть в НХГ находилась в руках усташей — движения хорватских нацистов, созданного в 1929 году на базе ультраправых хорватских группировок. С 1929 по 1934 годы усташей поддерживал Бенито Муссолини. Штаб-квартира усташей до апреля 1941 года находилась в Италии, в Турине. С 1933 года хорватскими братьями по нацизму начал всерьез интересоваться Адольф Гитлер. Усилиями обоих диктаторов, Муссолини и Гитлера, в апреле 1941 года в Загребе воцарились зловещий вождь усташей Анте Павелич и его клика.

Ключевым министерством в усташском правительстве было министерство внутренних дел. Шефа хорватского МВД Андрие Артуковича, однокурсника Павелича по юридическому факультету, впоследствии назовут «балканским Гиммлером». Посредством МВД правительство Павелича с 1941 по 1945 года проводило планомерный геноцид сербов, евреев, цыган и тех хорватов, которых подозревали или в связи с коммунистами или социалистами, или хотя бы в сочувствии к ним. Этих людей усташи истребляли в своих собственных концлагерях, которые по масштабам творившегося там ужаса могут сравниться лишь с нацистскими лагерями смерти. Самым страшным усташским концлагерем был Ясеновац. Главными палачами в Ясеноваце были или бывшие католические монахи, или воспитанники иезуитских школ, которых в довоенной Югославии было немало. Ведь католицизм был объявлен в НХГ единственной верной и истинной религией. Католическо- усташские вожди НХГ приравняли православное христианство к «величайшему злу на Земле» — советскому большевизму. Все коммунисты в НХГ подлежали уничтожению, евреи и цыгане — тоже. Из православных сербов усташи планировали уничтожить две трети. Оставшуюся треть надо было насильственно обратить в католицизм. Если серб не хотел становиться католиком, он уничтожался. Убивали всех: мужчин, женщин, детей, стариков. В массовых убийствах сербских женщин и детей принимали участие хорватские католические монахини — активистки усташской партии.

Интересно, что большинство нацистских преступников после войны избежало справедливого суда опять же благодаря хорватским католическим священнослужителям. Архиепископ Загребский Алоизий Степинац и прелат из Сараево Крунослав Драгановиччерез Ватикан создали «крысиную линию» — путь безопасного отхода нацистов в третьи страны, которые были готовы приютить беглецов и предоставить им гражданство. По этой «крысиной линии» из освобожденной от нацистов Югославии бежали усташский вожак Анте Павелич, «балканский Гиммлер» Андрие Артукович и другие усташские бонзы. В это время власть в Югославии освобожденный народ вручил победителям — коммунистам во главе Иосипом Брозом Тито. Тито был лидером социалистической Югославии с 1945 года до своей смерти в 1980 году. Противоречия между католиками Хорватии и другим населением социалистической Югославии в годы правления Тито никуда не исчезли, они остались. Но об усташах нынешний честный хорват говорит с ненавистью. Причина этому — авторитет президента Югославии Тито, который продолжает жить несмотря на то, что ни самого Тито, ни социалистической Югославии уже нет в живых. Железная рука Иосипа Броза в течение десятилетий уверенно правила Югославией, сдерживая центробежные силы. Благодаря этому, с СФРЮ считались не только на Балканах, но и во всей Европе.

Югославия при Тито приобрела очень развитую многоукладную экономику, работавшую как с социалистическим блоком, так и с капиталистическим миром. СФРЮ была социалистическим государством. Но Тито умело и элегантно воспользовался конфронтацией между социалистическим миром и миром капитала, и его страна стала одним из флагманов Движения неприсоединения. Независимый и гибкий курс Тито привел к тому, что уровень жизни в Югославии превышал показатели не только в большинстве стран социалистического блока, но и оставлял позади уровень жизни в ряде капиталистических стран Европы. В Югославии был разрешен свободный выезд за границу, действовали вполне капиталистические свобода печати, собраний, вероисповедания. Парадокс, но все эти свободы были в социалистической стране с жестко однопартийной системой и несменяемым десятилетиями президентом — вождем правящей партии под названием Союз коммунистов Югославии. Еще более парадоксально, что социалистический диктатор Тито и его коммунистическая партия охраняли демократические свободы народов Югославии и словом, и делом.

Тогда почему югославский рай так скоро превратился в настоящий ад?

Упадок социалистической, развитой и свободной по духу Югославии начался параллельно с закатом Советского Союза. Существование в мире таких трех федеративных государств, как Советский Союз, СФРЮ и Чехословацкая социалистическая республика были определены Потсдамско-Ялтинскими соглашениями, заключенными державами — победительницами по окончанию Второй мировой войны. Потсдам и Ялта обеспечивали биполярному миру необходимый баланс и гарантировали социалистическим федерациям устойчивое развитие. Распад ЧССР и СФРЮ стал возможен только благодаря развалу СССР, начавшемуся в первой половине 80-х годов прошлого века

Западному миру был очень выгоден распад Югославии. Крах Югославии социалистической повлек те же последствия, что и распад Югославии королевской — методичное стирание с балканской карты следов векового сербского присутствия. Как и в годы НХГ, православные сербы, верные союзники православных русских, должны исчезнуть. США, страны НАТО, Евросоюз по сей день претворяют антисербские планы усташских людоедов. На момент распада в СФРЮ проживало 25 миллионов человек. Примерно 12−15 миллионов из них были сербами. Столицей СФРЮ был сербский город Белград. Ликвидация социалистической Югославии била в сердце сербского мира. Кроме этого, в Европе уничтожался главный форпост Движения неприсоединения. Где есть неприсоединившиеся страны, там однополярный мир всегда терпит крах. Зачем добровольно отказываться от своей свободы, если есть возможность не присоединяться ни к каким блокам и соглашениям, и сохранить свободу?

В 1941 году единую Югославию расчленяли гитлеровская Германия и фашистская Италия. А кто был, с позволения сказать, вивисектором СФРЮ в конце XX века?

Главный вивисектор — это США. Как только в СФРЮ после смерти Тито наступил кризис, Вашингтон сразу стал подогревать в Боснии и Герцеговине стремление к независимости. Когда ситуация в Югославии запахла войной, США бросили горящую спичку в бочку с порохом, когда принялись снабжать боснийцев оружием. Ни для кого не секрет, что лидер «освободительного» движения боснийцев Алия Изетбегович долгие годы был в Боснии агентом влияния Вашингтона. Еще один вивисектор — Германия, поддержавшая независимость словенцев и хорватов. После обретения Хорватией независимости, там появилась популярная песня «Danke, Deutschland!», то есть, «Спасибо, Германия!». Хорваты открыто благодарили Германию за «освобождение от сербского диктата». Та же самая Германия приложила руку к тому, чтобы Югославия потеряла Косово, и на месте сербских поселений там возникли военные лагеря албанских головорезов, которых обучают инструктора из США. Косово это не просто какой-то клочок земли. Для православных сербов Косово — все равно, что для русских Киев. Это колыбель истории, культуры и духовности всего сербского мира. В США и НАТО понимают, что одной силой у сербов Косово не отнять. Для этого они решили опорочить сербов, выставив их убийцами мирных албанцев и боснийских мусульман. С помощью боевиков из так называемой «Армии освобождения Косово» (АОК) были сфальсифицированы душераздирающие кадры, где наблюдатели — миротворцы откапывают тела десятков мирных жителей, якобы замученных сербами. Вслед за этими кадрами шли другие, где показывались суровые лишения «партизан» из «Армии освобождения Косово», которых сербы чуть ли не с воздуха напалмом забрасывают.

И то, и другое было постановками, рассчитанными на недалекого обывателя. Наблюдатели — миротворцы откапывали не албанцев, а сербов, которых отважные «партизаны» Хашима Тачи накануне расстреляли, расчленили, а потом зарыли в землю и забросали мусором. Лишений эти албанские головорезы тоже не терпели, поскольку поначалу укрывались на натовских базах, а потом, кажется в 1999 году, США оборудовали Армии освобождения Косово свой собственный учебно-тренировочный лагерь в сербском селе Ропотово. Сейчас таких лагерей у албанцев — около двух десятков. Все они построены на пепелищах сожженных боевиками «АОК» сербских деревень с вековыми храмами и монастырями. Спрашивается, зачем в Косово столько лагерей, если там почти не осталось сербов? Ответ прост: в этих лагерях готовятся новобранцы для горячих точек всего мира. Годы спустя после войны в Югославии албанских боевиков неоднократно видели в Сирии. Сообщают, что им поручили особую спецоперацию. Албанцы должны были вырезать спящее арабское село, потом заснять свои жертвы на пленку и снабдить запись комментарием, что спящих селян якобы вырезали спецслужбы Башара Асада. Каждая масштабная «миротворческая» миссия США и НАТО в последнее время предваряется провокациями и соответствующей информационной войной в прессе. Вспомним слухи о ядерном оружии, которым якобы обладал лидер Ирака Саддам Хусейн. Всего лишь слухи, опубликованные в какой -то желтой газетенке, а потом чудесным образом растиражированные по всем ведущим мировым СМИ. И чем эти слухи обернулись? Вторжением американцев в Ирак, превращением некогда процветающей страны в царство кошмара и убийством законного президента Ирака Хусейна.

Если зашла речь о провокациях, то позвольте задать вопрос. Правда ли, что сразу после заявления руководства Хорватии и руководства Словении о своем выходе из Югославии в 1992 году, официальный Белград послал на усмирение непокорных республик генерала Ратко Младича? Апологеты этой версии утверждают, что словенское и хорватское сопротивление Младич давил танками и бронетехникой. После того, как это преступление ему сошло с рук, Младич якобы устроил бойню в Сребренице и Сараево.

Начну с того, какие события предшествовали развалу Югославии. Накануне 1991 года руководство СФРЮ не пожелало бороться за единство своей страны. Точно так же поступило партийное руководство СССР. Так же, как и после Беловежских соглашений, бывшие социалистические вожди республик СФРЮ после распада страны стали демократическими президентами. В Хорватии Франьо Туджман, в Боснии и Герцеговине Алия Изетбегович, в Словении Милан Кучан. Кроме Изетбеговича, все они были в прошлом коммунистами, партийными вождями. Их поступок можно смело оценить как предательство Союза коммунистов Югославии. Все трое пошли по пути создания на Балканах независимых государств. Словенец Кучан об этом говорил еще в 1990 году, на заседаниях Союза коммунистов Словении. Эти действия квалифицируются как предательство идеи единого государства Югославия и как создание в некогда спокойном государстве десятков крупных и мелких очагов напряженности. Ведь Балканы — это особый регион, где достаточно все перемешено, и поэтому четко разграничить в территориальных пределах проживание какого-то отдельного народа очень сложно. Все закладывало бомбу под дальнейший мир на территории бывшей Югославии. Об этом очень характерно свидетельствует судьба Боснии и Герцеговины. Там началась война между людьми, которые жили веками бок о бок друг с другом, которые говорят на одном языке, одеваются примерно в одну и ту же одежду и имеют одинаковые имена и фамилии. И там, кстати, было много смешанных браков. В Боснии между мусульманами и православными если и возникали напряженности в отношениях, то гораздо в меньшей степени, чем между сербами и хорватами. На самом деле, если бы там не было открытого вмешательства западных стран во главе с США, то они могли бы договориться между собой. Однако этого не произошло.

И началась страшная кровопролитная война между соседями, которые стали друг друга убивать. Вспомнили всякие элементы войны, которая была сто и двести лет назад. Борьба шла с особой жестокостью, как с той, так и с другой стороны. Люди боролись за свое физическое выживание. И в этой фактически навязанной, в первую очередь, извне, борьбе трудно найти кого-то абсолютно белого или черного. Это невозможно. Я считаю, что когда господа из Гаагского трибунала, ни разу не нюхавшие балканского пороха, не видевшие балканской крови, судят сербского генерала, выполнявшего приказ — это верх бестактности. В таком суде правосудием и не пахнет. Все эти трибуналы по бывшей Югославии — это не юридические, а политические организации. У них четкая задача — демонизировать побежденных в Холодной войне. С крахом социалистического блока холодная война закончилась. Победили те, кто десятилетиями извне развалиливал социалистическое содружество. Победитель всегда прав. Поэтому Радко Младичу в Гаагском трибунале дали понять: если ты генерал проигравшей стороны, то ты идешь под суд как обвиняемый. В правовом плане такая ситуация нормальна. Так было во время Нюрнберга, так было до и после него. Гаагский трибунал должен был стать Нюрнбергом для сербов. Посмотрите, более 90 процентов обвиняемых там — сербы, хотя война шла между всеми сторонами. Но, поскольку сербы — проигравшие, они должны отвечать за все. Победители хотят скрыть свои преступления и все ужасы, которые несет война. Поэтому так и сложилось, что сербы и только сербы были объявлены виновными перед всем миром.

Получается, что целый народ обвинили в военных преступлениях? Или только отдельных людей, вроде Слободана Милошевича, Радована Караджича и Ратко Младича?

Проиграла Югославия, следовательно, проиграли те, которые создал Югославию, то есть сербы. Побежденные платят за все. Платить должны все: Слободан Милошевич, Радован Караджич, Ратко Младич и безвестный сербский крестьянин из Косовского края. Вот мой ответ по поводу инкриминированных Младичу преступлений в Сребренице и Сараево. Была ужасная бойня всех против всех. Югославию расчленяли заживо. В такой ситуации говорить о Младиче, что он не человек, а чудовище — наглая ложь. Генерал Младич должен был стать персонификацией зла, которое якобы несут сербы. Будь на месте Младича босниец Изетбегович или хорват Туджман, их бы в Гааге наградили вполне «сербскими» эпитетами.

Поясните нашим читателям, что именно произошло в Сребренице и Сараево? Произошедшее там инкриминировали не только Ратко Младичу. Обвиненный в геноциде мусульман в Сребренице, умер в тюрьме Слободан Милошевич. Из-за Сребреницы рискует повторить трагическую судьбу Милошевича Радован Караджич.

В 1992 году боснийский город Сребреница был эпицентром масштабных боевых действий. В городской черте в то время был анклав из боснийских мусульман — сторонников независимости Боснии и Герцеговины. Младич выполнял приказ по восстановлению территориальной целостности Союзной республики Югославия, а мусульманский анклав оказывал Белграду вооруженное сопротивление. Разумеется, что мусульманские повстанцы стреляли в солдат армии СРЮ и не хотели добровольно складывать оружие. Солдаты Младича были вынуждены отвечать на выстрелы. Шла вооруженная борьба, но никакого геноцида мирного населения не было и быть не могло. По приказу Младича все боснийские старики, женщины и дети были вывезены из Сребреницы задолго до начала столкновений. Когда уже бои шли, войска Младича предоставили всем желающим безоружным людям коридоры для выхода. Бульдозеры, которыми сербы якобы зарывали пленных боснийцев живьем в землю, расстрелы в затылок и в спину, сжигание мирных жителей заживо в их домах — это ложь. Более того, когда международная комиссия по событиям в Сребренице осматривала позже останки погибших, то было окончательно констатировано: никаких зверских убийств и пыток со стороны Младича в Сребренице не было. Во всех случаях смерть всех погибших была следствием вооруженных столкновений. Младич действовал в Сребренице так, как действовали федеральные войска Российской Федерации в Чечне и Дагестане в конце 90-х годов. Допустим, банда ваххабитов захватила село и укрепилась там. Допустим, нашим спецслужбам удалось договориться, что боевики выпустят из села всех женщин и детей. Но что делать с террористами, которые на многократные призывы сложить оружие и сдаться отвечают огнем? Правильно, террористов нужно уничтожать.

Теперь о Сараево. Напомню хронику еще одного «сербского» преступления — взрыва на городском рынке Сараево «Маркале». 8 февраля 1994 года пришлось на субботу, выходной день. На «Маркале» в этот день было много народа. В самый разгар торговли, в 12 часов 20 минут по местному времени посреди рынка взорвались две бомбы. По словам выживших, рыночная территория после взрывов стала походить на скотобойню. Людей разорвало на части, на месиво, на фарш. От взрыва на рынке погибло около ста человек. Мусульманская сторона и международные правозащитники обвинили в этом преступлении сербов. Боснийский лидер Изетбегович заявил, что не поедет на переговоры с сербами, которые должны были пройти 10 февраля в Женеве, и призвал международное сообщество «вмешаться в ситуацию». Сараевское радио захлебывалось от призывов к мусульманам, чтоб те «вынули из ножен отцовские кинжалы» и «покончили с сербами и хорватами». Все западные телеканалы в то время только и говорили, что о «сербском Гитлере» Радоване Караджиче и его «Гиммлере» Ратко Младиче. Сейчас уже доказано, что «адские машины» были заложены на рынок людьми Алии Изетбеговича. Еще в 1994 году этот факт подтвердил командующий миротворческими силами ООН Том Карремас. Карремаса вскоре отослали служить обратно в Англию. Вину людей Изетбеговича в сараевском кошмаре подтвердил в своих мемуарах президент Франции Франсуа Миттеран. Все, кто мог, уже доказали, что сербы не виноваты во взрывах в «Маркале». Но что это уже может изменить? США свое слово сказали, антисербская машина уже запущена. К сожалению, к запуску этой машины приложила руку братская сербам Россия.

Каким образом? Ведь была информация, что ельцинская Россия в 1994 году отвергла предложение главного командования НАТО о немедленной бомбардировке Сараево.

В начале 90 -х годов мы, российские дипломаты, призывали руководство России не торопиться с признанием новорожденных постъюгославских государств, так как резонно полагали, что это скороспелое признание может привести на Балканах к этническим чисткам и войне всех против всех. Но тогдашнее руководство России попыталось быть большими американцами, чем Билл Клинтон. Москва до пены у рта доказывала свою лояльность и преданность «общечеловеческим ценностям», как их понимают в США. Российский президент Борис Ельцин и министр иностранных дел России Андрей Козырев одобрили решение своих новых друзей и партнеров. После этого в Боснии и Герцеговине началась гражданская война. Покойный Борис Ельцин виновен в массовой бойне в бывшей Югославии не меньше натовских вояк, если не больше. Несколько позже именно Ельцин прикажет премьер-министру Виктору Черномырдину, чтобы тот спешно летел убеждать Слободана Милошевича сдаться на милость победителя. В то время бомбардировщики НАТО уже превращали Белград в руины. Это все равно, как если бы в июле 1941 года к Сталину примчался какой — нибудь европеец и стал бы говорить: «ваши города бомбят, ваших людей убивают и берут в плен. Вам нужно капитулировать перед немцами, тогда все кончится».

Ранее Черномырдин под диктовку Ельцина подписывал документ о разрыве торговых отношений с режимом Милошевича. После такого покойный Черномырдин вместе с покойным Ельциным выглядят как самые настоящие военные преступники. Наша страна поступила с братьями сербами типично по-ельцински, то есть как Иуда Искариот. Дело в том, что тогдашним руководителям нашей страны было выгоднее следовать рекомендациям мирового сообщества, чем интересам своего государства.

А как бы Вы оценили действия нынешнего российского руководства по отношению к бывшей Югославии?

Россия одним бы словом своим могла бы прикрыть существование Гаагского трибунала, если бы проголосовала за окончание его действия. Одного слова России в Совете Безопасности ООН хватило бы, чтобы прекратилась травля Караджича и Младича. Россия могла бы спасти Слободана Милошевича, убитого в марте 2006 году в голландской тюрьме Схевенинген близ Гааги. Россия тысячу раз имела возможность сказать, чтобы сербов, Сербию, всю бывшую Югославию наконец -то оставили в покое. Но этого не произошло. В 2010 году, в президентство Дмитрия Медведева Россия проголосовала в Совете безопасности ООН за продолжение работы Гаагского трибунала. Одним словом, веди себя Россия все последние двадцать лет по-другому, события в бывшей Югославии могли бы повернуться иным образом. Удалось бы предотвратить бесконечную войну, которая продолжается на Балканах ипо сей день. Но Россия этого сделать не захотела.

Однако ж Россия не признала так называемую «Республику Косово» под руководством мафиозного режима Хашима Тачи.

Да. Но Россия не желает исправлять другие преступные действия режима Ельцина по отношению к Югославии. Российские дипломаты, которые наблюдали в 1991—1992 году из Белграда за развитием ситуации, предлагали не торопиться с признанием независимости Боснии и Герцеговины. В то время происходили достаточно продуктивные переговоры между представителями трех общин, живущих на территории Боснии и Герцеговины: хорватов-католиков, сербов-мусульман и сербов-православных. В частности, Изетбегович возглавлял сербов-мусульман, Караджич сербов-православных, были там представители хорватов. Эти переговоры могли бы привести к заключению соглашения о разделе территории и создании нового федеративного государства на территории современной Боснии и Герцеговины. Однако, тогдашнее руководство России попыталось быть большими американцами, чем они сами, доказывать свою лояльность и преданность к «общечеловеческим ценностям», как их понимают в США. И в угоду «нашим политическим партнерам» признали независимость Боснии и Герцеговины. После чего и началась гражданская война. Переговоры свернулись едва начавшись. Югославия встала перед такими задачами, которые все стремились разрешать только военным путем.

Беседовал Игорь Латунский


Источник