Таможенный кодекс ЕАЭС: переговорная стратегия Минска сулит приятные неожиданности

Юрий Баранчик

10 января 2017 г. 22:59:08

Одной из наиболее обсуждаемых новостей постновогодней Беларуси стало подписание президентом Беларуси Указа о продолжении переговоров по проекту договора о Таможенном кодексе Евразийского экономического союза. Также в начале января стало известно о том, что президент Беларуси Александр Лукашенко одобрил проект договора о Таможенном кодексе Евразийского экономического союза в качестве основы для переговоров, для проведения которых уполномочил государственный таможенный комитет страны (ГТК), а также поручил подписать договор «при достижении договоренности в пределах одобренного проекта».

После этой новости ряд оппозиционных экспертов в белорусских СМИ выступили с комментариями относительно того, что, мол, теперь Кремлю некуда деваться, и он вынужден будет пойти навстречу официальному Минску по всему спектру белорусско-российской проблематики – снижение цены на газ, возвращение к поставкам нефти в объеме 24 млн. тонн, разрешению деятельности СЭЗ и так далее. Мол, времени у Кремля немного – до 1 июля 2017 года надо согласовать с Минском все вопросы.

Многие эксперты от оппозиции считают, что так и будет. Однако они ошибаются. Правильная трактовка этой ситуации содержится в диалоге из фильма «Хитмэн: Агент 47»: «Позвольте напомнить, вы тут со мной в камере, и оружие у меня! - Нет, Мистер Сандерс. Это вы со мной в камере, и вы принесли оружие мне».

Дело в том, что Россия, как и другие три страны ЕАЭС Таможенный кодекс подписали. Соответственно, он вступит в силу на их территории с 1 июля 2017 года в любом случае. А вот подпишет Таможенный кодекс или нет официальный Минск – это дело исключительно властей республики. Не подпишет – ну что поделать.

Никто принуждать не будет, это дело сугубо добровольное – никакого «имперского» давления. Только тогда не стоит требовать и от России самого дешевого в Европе газа, неоплаченного, кстати, в размере около 425 млн. долларов за 2016 год; поставок нефти в размере 24 млн. тонн для обеспечения белорусского внешнеторгового оборота со странами ЕС, и, главное, доступа белорусской товарной массы на российский рынок. И это нормально. Беларусь ведь самостоятельная страна с высокой долей высокотехнологичной продукции, которая сама может себя обеспечить по самым высоким социальным стандартам, и которой «сырьевая» Россия только мешает проявить подлинный масштаб своей экономики.

Время, кстати, официальным Минском выбрано весьма удачно – контракт на поставку российского газа по нынешним ценам истекает как раз в конце 2017 года. Еще 425 млн. долларов долга – для «Газпрома» не критично. Чего стоит бояться – так это выработки совместной скоординированной стратегии Киева и Минска по отношению покупки газа у российской монополии и транзита газа через территории этих суверенных государств. Возможный союз Порошенко и Лукашенко в этом плане - это действительно серьезный вызов и повод задуматься российским газовым стратегам.

Отдельного рассмотрения требует и аргументационная подоплека оппозиционных трактовок принятого решения о том, что для того, чтобы Минск подписал Таможенный кодекс надо отложить в сторону уже подписанный главами четырех стран Таможенный кодекс и заново начать вести переговоры по тем пунктам, что укажет Минск. Хотелось бы понять, какова будет схематика данных переговоров.

По мнению оппозиции, белорусские переговорщики обратятся в Москву и скажут, например, что хотели бы обсудить, скажем, пп. 2.6 и 3.4 Кодекса и изложить их в такой-то и такой-то редакции. На что официальные представители Москвы должны сказать – да, сейчас только подпись Владимира Владимировича отзовем и сядем обсуждать новую редакцию? Такую схему предлагает белорусская оппозиция – выбросить подписанный главами четырех государств Таможенный кодекс в корзину и начать процесс переговоров заново? Или какую?

Думается, что такого рода предположения – исключительно оппозиционные страшилки и хотелки, которые не разделяются представителями официального Минска. Вполне понятно, что до 1 июля 2017 года Кремль не удосужит данную тему ни одним комментарием. А 1 июля станет понятно, кто подписал Таможенный кодекс ЕАЭС, а кто нет. Со всеми вытекающими. Только не вызывает практически никаких сомнений, что официальный Минск до 1 июля подпишет Таможенный кодекс в том виде, в котором он подписан 26 декабря в Санкт-Петербурге и не пойдет на поводу у прозападной оппозиции.

И этот вывод проистекает из одного очень простого факта. Как бы не пыжились белорусские прозападные оппозиционные эксперты и политики в поисках механизмов давления на Москву, но им реально нечем шантажировать Москву – ни Союзным государством, ни членством в ЕАЭС, ни военной базой, ничем. Так как любая попытка шантажа будет приводить только к тому, что квартальные поставки нефти будут продолжать уменьшаться.

Да и вообще нефтепровод может сломаться, как в направлении Можейкяйского НПЗ – техника хрупкая, легко изнашивается, давно в земле лежит. А обходчики нефтепроводов у нас сами знаете народ какой – ударят молотком случайно и - пиши пропало. А порог устойчивости белорусской экономики составляет около 10-12 млн. тонн нефти в год. Меньше – большая вероятность социально-экономического кризиса в течение нескольких кварталов со всеми вытекающими.

И даже кредит МВФ, скажем, на 3 ярда долларов, сможет только отсрочить на несколько месяцев социально-экономический коллапс белорусского экономического «чуда». Вот в какой сценарий толкает официальный Минск прозападная оппозиция, после чего ей останется только обвинить власти республики в том, что это они допустили социально-экономический кризис в республике.

Поэтому единственно верное предположение такого хода со стороны официального Минска – это очень сложная многоходовая комбинация президента республики по окончательному выявлению врагов белорусско-российской и евразийской интеграции в своем собственном окружении.


Источник








comments powered by HyperComments