Нагорный Карабах: Арутюнян ставит перед выбором Ереван и Баку

Станислав Тарасов

17 сентября 2020 г. 12:13:04

Степанакерт выставил свой план урегулирования нагорно-карабахского конфликта, подчеркивая свою состоявшуюся международную субъектность. Минской группе ОБСЕ предложено включить в переговорный процесс тезисы целиком или хотя бы некоторые из них, предложенные президентом Нагорного Карабаха Араиком Арутюняном. Если МГ ОБСЕ удастся продвинуть их на дипломатическом поле, начать работать по иному сценарию, то это, конечно, будет большим достижением.

На днях сопредседатели Минской группы ОБСЕ провели в Париже консультации о перспективах урегулирования нагорно-карабахского конфликта с учетом ситуации, сложившейся в регионе после недавней эскалации на армяно-азербайджанской границе в районе Товуза. В опубликованном сообщении МГ ОБСЕ говорится следующее: «Сопредседатели тщательно рассмотрели и оценили сообщения, поступавшие с обеих сторон как в личном порядке, так и публично, а также озвученные ими опасения. Анджей Каспршик проинформировал сопредседателей о ситуации с безопасностью непосредственно на местах. Сопредседатели в свою очередь приветствовали предметную подготовку к возобновлению мониторинга».

Это позитивный фактор, свидетельствующий о том, что конфликтующие Баку и Ереван не отказываются в принципе от мониторинга на линии военного соприкосновения. Но далее наружу вылезают проблемы, решить которые при нынешней сложившейся ситуации будет непросто. Сопредседатели сообщили, что по итогам консультаций в Париже связывались по отдельности с министрами иностранных дел Армении и Азербайджана Зограбом Мнацаканяном и Джейхуном Байрамовым, «предложив встретиться с ними лично в ближайшие недели для дальнейшего уточнения позиций и с целью возобновления серьезных предметных переговоров без предварительных условий». Это означает, что одна из сторон отказывается использовать в качестве точки отчета ту повестку, которую отрабатывали в ходе переговоров до приграничного конфликта Мнацаканян и его тогдашний азербайджанский коллега Эльмар Мамедъяров. Сейчас в случае возобновления переговорного процесса речь может идти пока только о переговорах по поводу переговоров, и лишь в том случае, если стороны примут предлагаемый принцип «без предварительных условий». В противном случае всё замрет на нулевой отметке.

Именно такого хода событий старалась избежать Россия, предлагая свои посреднические усилия Баку и Еревану сразу после приграничного конфликта. Но они не были приняты, что стало очевидным после переговоров в Москве между главой МИД России Сергеем Лавровым и Байрамовым. Последний, по сути, предложил новую переговорную повестку: Минская группа должна руководствовалась четырьмя резолюциями Совбеза ООН с требованием вывести армянские войска с «оккупированных территорий». В этой связи Лавров напомнил, что кроме резолюций Совбеза ООН, принятых еще в 1990-е годы с целью остановить военные действия, в дальнейшем был принят и целый ряд других документов с разной детализацией, в которых отражена позиция по комплексному подходу к решению проблемы. Под этими документами стоят подписи не только глав Армении и Азербайджана, и, по словам Лаврова, «было бы печально потерять уже наработанную базу».

Переговоры Сергея Лаврова и Джейхуна Байрамова. 26 августа 2020 года, Москва

МИД России

«Наша линия опирается на тот комплекс документов, который был наработан за почти 18 лет, — заявлял глава российской дипломатии. — Есть так называемые Мадридские принципы, есть обновленные версии документов, которые были одобрены сторонами в качестве основы для дальнейшей работы. Эти документы депонированы в секретариате ОБСЕ. Звучат предложения о том, что надо отказаться от этих документов и начать с чистого листа, или вообще какой-то план «Б» запустить. Мы считаем, что это будет большой ошибкой, и убеждены в том, что наработанное за эти годы должно оставаться в основе наших дальнейших усилий. Но могу вас заверить, что там есть развязка, которая позволит обеспечить справедливость и для армянских представителей, и для азербайджанских». Кстати, эту позицию с определенной долей коррекции разделяет и Ереван.

Мнацаканян в интервью «Интерфаксу» признал факт наличия «массы предложений», что есть идеи, которые «надо осуществлять», так как «за эти годы был выработан целый механизм, целый каталог различных параметров и подходов, которые обеспечивают те рамки, где возможно выработать осязаемый и реальный компромисс». На вопрос, готов ли армянский министр прямо завтра, безо всяких условий встретиться со своим азербайджанским коллегой, Мнацаканян ответил так: «Конечно, мы готовы встретиться, и, конечно, мы готовы продолжить эту работу. И здесь опять-таки хочу еще раз подчеркнуть, что важность нашей работы заключается в необходимости поиска компромиссов, обеспечения безопасности, отказа от применения силы и максималистских подходов. Для Армении существуют конкретные и важные приоритеты. Для нас вопрос статуса Нагорного Карабаха является абсолютно приоритетным. Осуществление права народа Арцаха на самоопределение без каких-либо ограничений, обеспечение реальной, осязаемой безопасности для Арцаха является важным приоритетом. И мы готовы работать и с сопредседателями, и с азербайджанской стороной, чтобы определить формулы, которые позволят нам сопоставить и соизмерить меру возможного компромисса».

Флаги ОБСЕ

Osce.org

То есть речь идет о возобновлении прежней формулы, предусматривающей в первую очередь выход на «обеспечения безопасности, отказа от применения силы и максималистских подходов» (мирное соглашение между Азербайджаном и Арменией), а затем решать проблему статуса Нагорного Карабаха. Но на сей раз ситуацию решил взорвать президент Нагорного Карабаха (Республика Арцах) Араик Арутюнян. Выступая на первом заседании Совета безопасности республики, он обозначил следующие тезисы:

  • Власти Арцаха должны полноправно и полноценно участвовать во всех этапах мирного и окончательного урегулирования;
  • суверенитет, независимость, территориальная целостность и безопасность Арцаха ни при каких условиях не могут подвергаться опасности или становиться предметом торга;
  • без признания права народа Арцаха на самоопределение невозможны предметные обсуждения между сторонами;
  • исключение попыток урегулирования силой или угрозы применения силы, поскольку армянский и азербайджанский народы достойны жить в мире;
  • исключаются односторонние или несоразмерные уступки со стороны властей Арцаха;
  • права армянских беженцев и внутренне перемещенных лиц должны учитываться наравне с правами азербайджанских беженцев и внутренне перемещенных лиц;
  • международное сообщество (в первую очередь ОБСЕ и страны-сопредседатели) должны исключить нарушение и ограничение прав Арцаха из-за противостояния и международного статуса республики, в том числе возможность участия в международных гуманитарных программах, чего Азербайджан пытается добиться вопреки общеизвестным принципам международного права.
  • Таким образом, Степанакерт выставил собственный план, подчеркивая свою состоявшуюся международную субъектность. МГ ОБСЕ предложено включить в переговорный процесс по урегулированию конфликта предложенные тезисы целиком или хотя бы некоторые из них. Если Минской группе удастся продвинуть их на дипломатическом поле, а не только организовать встречу министров иностранных дел Армении и Азербайджана, то это, конечно, будет большим достижением и может стать промежуточным выходом из кризиса, чреватого серьезным региональным вооруженным конфликтом. Поэтому предлагаемая Арутюняном повестка переговорного процесса становится серьезным фактором, ставит Баку и Ереван перед серьезным выбором. Например, это может подтолкнуть Баку и Ереван вернуться к прежней игре, то есть продолжать сценарий, который был намечен Мамедъяровым и Мнацаканяном.

    Степанакерт

    (сс) Dalibor Z. Chvatal

    Однако в последнее время Азербайджан стал активно интегрироваться в Турцию. Что вводит Нагорный Карабах в зону потенциального противостояния двух военных блоков — ОДКБ (в которой состоит и Армения) и НАТО (в котором состоит и Турция). Это значит, что возможности и перспективы урегулирования карабахского конфликта силовым методом затрудняются. В Степанакерте уловили эти важные нюансы и начали действовать, понимая, что без новых решений возможности и ресурсы МГ ОБСЕ будут сужаться. Наступает эпоха серьезных перемен. Если начинать переговоры с чистого листа, то нужно вводить в них Степанакерт как одну из сторон конфликта. Дело, на наш взгляд, теперь за Ереваном, его готовностью и способностью структурировать «тезисы Арутюняна» в свою реальную политику.


    Источник