Отвлекающий манёвр западных СМИ

20 мая 2020 г. 20:08:00

Брайан Макдональд ирландский журналист

Как СМИ США и Великобритании раздули информационную войну против России на почве данных о COVID-19, чтобы отвлечь внимание от проблем в своих странах?

Несколько недель было ощущение, что британские и американские СМИ всё же решили поубавить свои привычные нападки на Россию на фоне её борьбы с пандемией коронавируса. Однако это, к сожалению, было бы слишком хорошо, чтобы оказаться правдой.

Особенно учитывая тот факт, что ни Лондону, ни Вашингтону особо нечем похвастать относительно того, как они сами справляются с этим кризисом.

Даже некоторые западные писаки в Москве в частных беседах допускают, что Владимир Путин и его команда справляются с ситуацией лучше представителей Бориса Джонсона и Дональда Трампа.

Но это неофициально. На публике всё иначе — ведь решения здесь принимают новостные редакторы в Великобритании и США. Учитывая, что из 88 тыс. сотрудников американских ньюсрумов 36 тыс. либо остались без работы, либо потеряли в зарплате, либо оказались в принудительном отпуске начиная с января, сейчас явно не время для оригинального мышления.

И это при условии, что кто-то из писак, специализирующихся на России, действительно задумывался о том, чтобы нарушить здесь стройные ряды.

Вот некоторые заголовки за прошлую неделю:

The New York Times — «Коронавирусная тайна разгадана: 1700 дополнительных смертей в Москве»;

The Times — «Коронавирус: Россия может скрывать реальное количество смертей»;

CNN — «Коронавирус нанёс сильнейший удар по Москве. Теперь он распространяется по всем одиннадцати часовым поясам России, проникая в слабо финансируемые регионы»;

Bloomberg — «Эксперты хотят знать, почему от коронавируса не погибло больше россиян»;

Financial Times — «Реальная смертность от COVID в России может быть на 70% выше официальных цифр».

Действительно ли эти американские и британские журналисты беспокоятся о здоровье и безопасности россиян, или это просто отвлекающий манёвр? Заголовки явно указывают на второй сценарий.

Англо-американские СМИ пытаются отвлечь внимание читателей от катастрофических просчётов у себя на родине, преувеличивая масштабы проблемы в «нехорошей» стране.

Конечно, у России есть и свои проблемы. Но они меркнут в сравнении с ситуацией в Великобритании и США. К примеру, даже если бы Financial Times оказались правы насчёт того, что реальные российские цифры на 70% выше официальных, общее число смертей от COVID-19 в России всё равно составило бы 4822, в сравнении с 91 985 в США и 34 796 в Великобритании (данные на момент написания материала. — RT) — притом что по численности населения последняя уступает России более чем в два раза. И это, конечно, при условии, что данные США и Великобритании — это непреложная истина, а это, совершенно очевидно, не так.

Ведь в официальной статистике Великобритании и США, на самом деле, безусловно, есть весьма серьёзные неточности.

Как отметило ранее в этом месяце издание The Economist, реальное число смертей в Великобритании в период с 14 марта по 24 апреля составляло примерно 42 140, что на 84% выше официальных цифр, озвученных Лондоном.

Такая несостыковка обусловлена некорректными подсчётами в домах престарелых и прочих учреждениях.

«Мы обновили данные нашего анализа избыточной смертности, чтобы посмотреть, насколько хорошо официальные данные различных европейских стран отражают общую смертность:

— Германия, Швеция, Франция + Бельгия справляются хорошо (87%—97%);

— Великобритания и Нидерланды справляются значительно хуже (51%—54%)», — говорится в твите журналистки The Economist Софи Педдер.

Итак, если мы примем оценку The Financial Times, согласно которой в России от коронавируса умерли 4822 человека, и сравним её с британским показателем смертности на понедельник — 34 796, прибавив к нему 84%, мы получим цифры, по которым в Великобритании доля смертельных исходов на душу населения аж в 29 раз выше, чем в России. В этом вся абсурдность и бессмысленность зацикленности этого издания на России. Если бы редакция «Ведомостей» (московский аналог FT) провернула то же самое в обратном направлении, россияне бы по праву высмеяли её материалы.

Между прочим, российские официальные лица вполне допускают и осознают, что сообщаемая статистика может не давать исчерпывающей картины. Мэр Москвы Сергей Собянин уже признавал, что в городе число случаев заражения COVID-19 может быть в три раза выше, чем зарегистрировано.

После того как на выходных стало известно, что в Дагестане смертность от осложнений, связанных с коронавирусом, намного превышает ранее известные показатели (умерли в том числе по меньшей мере 40 медработников), Владимир Путин пообщался с муфтием этого региона. Их разговор показали по национальному телевидению.

А глава Роспотребнадзора (контрольного органа страны в сфере здравоохранения) Анна Попова, в свою очередь, выступила с чётким разъяснением относительно масштабов эпидемии.

Всё это не тянет на поведение властей, стремящихся скрыть реальные масштабы эпидемии. Очевидно, что урок, преподнесённый советскими временами, когда информацию систематически и весьма намеренно утаивали от общественности, усвоен. О заражении премьер-министра России Михаила Мишустина сообщили практически сразу как в прямом эфире телеканалов и радиостанций, так и в соцсетях.

А теперь сравните этот уровень прозрачности с тем туманом, которым в Великобритании были окутаны сообщения о состоянии здоровья Бориса Джонсона.

3 апреля британский премьер публикует видео, где говорит, что его «самочувствие улучшается», но всё ещё есть «лёгкие симптомы». А через пару дней его кладут в отделение интенсивной терапии и подают кислород.

Кремль, после несколько неуверенного начала, был последователен в своих сигналах. Российское руководство избегало теорий заговора и рекламы ложных лекарств. И ведь не в Астрахани, а в Аризоне человек умер, приняв хлорохина фосфат, который его президент безосновательно объявил одобренным средством от коронавируса.

Пока Борис Джонсон хвастал, что жмёт руки «всем», Путин последовал советам специалистов и решил оставаться в своей подмосковной резиденции, где проводил большинство встреч удалённо. Один из этих двух лидеров подхватил вирус, оказался в больнице и чуть не умер. И это был не Путин.

Путин на шесть лет моложе Трампа. Пока российский президент в целом осуществляет руководство, используя видеоконференции, его американский коллега настаивает на тесном общении с людьми и ведении дел чуть ли не в обычном режиме. В группе риска коронавирусной инфекции находятся оба, особенно страдающий избыточным весом хозяин Белого дома. Но Путин прислушался к рекомендациям медиков, а Трамп нет.

Впрочем, газету The Guardian это не удовлетворяет. «Решение Путина отгородиться от опасности, изолировавшись за пределами Москвы, нанесло существенный урон его имиджу бесстрашного, крутого лидера», — написала она в воскресенье. Конечно, если бы Путин лично руководил полевым госпиталем на Красной площади, та же газета обвинила бы его в том, что он подаёт плохой пример, не оставшись дома.

США и Великобритания продолжают отчаянно бороться с COVID-19, и элиты, вероятно, опасаются последующей расплаты за свои действия во время кризиса, так что внимание переводится на удобные традиционные страшилки о России. И предсказуемо, что политизированный дискурс сфокусирован не на успехах страны, а на её якобы провалах.

Отвлечение внимания — хорошо известная стратегия поведения в трудных ситуациях. Но распространение дутых сенсаций о российской реакции на коронавирус никак не улучшит положение дел в Лондоне или Нью-Йорке.


Источник