Эрдогана выводят один на один с Геноцидом армян

Станислав Тарасов

26 июня 2020 г. 12:30:17

Появление в Турции независимой структуры по борьбе с признанием Геноцида армян можно будет считать серьезным только в том случае, если в ее составе начнут работать профессиональные, добросовестные с научной точки зрения специалисты. Тем более что в этой проблематике очень много пробелов.

В Турции произошло событие, которое внешне не было ничем мотивировано. Турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган на очередном заседании Высшего консультативного комитета (ВКК), которое длилось целых пять часов, распорядился создать независимую структуру по борьбе с признанием Геноцида армян. Турецкая газета Hurriyet сообщает, что с этой идеей выступил один из членов ВКК Джемиль Чичек, прочитавший специальный доклад.

В нем отмечалось, что в последнее время «армянское лобби» перестало передавать в международные суды заявления о Геноциде в связи с вероятностью отказа в рассмотрении из-за формулировки. Указывается, что лоббисты пытаются заменить и ввести в общий дискурс применительно к событиям 1915 года вместо термина «геноцид» понятие «преступление перед человечеством в Османской империи». При этом утверждается, что разработка стратегии по выстраиванию единой политики по отрицанию Геноцида армян связана главным образом с появлением в Конгрессе США резолюции о признании Геноцида армян. Но она была принята американскими законодателями еще в конце октября прошлого года. Похожие резолюции длительное время рассматривались в Конгрессе, однако никогда прежде не выносились на голосование на столь высокий уровень. Принятие ее лоббировали две крупнейшие группы, представляющие американцев армянского происхождения, — Армянский национальный комитет Америки (АНКА) и «Армянская ассамблея Америки» (ААА).

По оценке многих экспертов, прохождение резолюции (за проголосовали 405 членов палаты, 11 высказались против) было облегчено возникшим тогда конфликтом между Вашингтоном и Анкарой из-за турецкой операции на севере Сирии. Если бы Турция в ответ тогда заявила о создании независимой структуры по борьбе с признанием Геноцида армян, это вписывалось бы в контекст развивавшихся событий. Чего не произошло. Все это наводит на мысль, что действия Эрдогана стали диктоваться важными для него обстоятельствами, входящими извне. А какими? Современная Турция физически не ощущает фактор «армянского вопроса» (ее отношения с Ереваном — это другой вопрос). В региональный геополитический контекст он вводится через курдский фактор, Геноцид перестает восприниматься исключительно как проблема нравственного уровня. Раньше Анкара понимала, что позиция США в вопросе Геноцида определялась геополитикой. Вашингтон не желал портить отношения с Турцией, ключевым партнером по НАТО.

Американские президенты, включая Дональда Трампа, называли события 1915 года в Османской империи «великим злодеянием», но избегали использования слова «геноцид». Однако что будет дальше, когда США переживают большие потрясения и их трясет на почве исторических изысканий? Как предупреждает турецкое издание Milliyet, «Анкара должна быть готовой к наступающей из США волне иконоборчества». Star gazete в свою очередь прогнозирует, что фактор Геноцида армян «будет приобретать особое звучание тогда, когда западный мир признает, что сам совершал геноцид в Африке и в Азии». Вспомним, например, как в конце прошлого года президент Франции Эммануэль Макрон, находясь с визитом в Кот-д'Ивуаре, заявил, что «колониализм был большой ошибкой Франции», и призвал «открыть новую страницу общей истории». Что до Анкары, по признанию западных и турецких экспертов, «Турция проиграла курдский вопрос», утеряв авторитет прежде всего в глазах своих союзников.

Задача будущих историков — выяснить, почему политика Эрдогана, часто именуемая zero-sum (антагонистическая игра), в отношении иракских и сирийских курдов все больше и больше вводила эту проблему в сферу большой политики. Первый парадокс в том, что Анкара, долгое время выступавшая против любого курдского образования, одно время поощряла сепаратистские устремления Эрбиля в Ираке. Второй парадокс: в свое время госсекретарь США Хиллари Клинтон, один из архитекторов подписания между Турцией и Арменией в октябре 2009 года известных Цюрихских протоколов о нормализации отношений между двумя странами, не делала секрета из того, что считает нагорно-карабахский конфликт комплексным и рассматривает Армению не в контексте ее сотрудничества с Россией, а, скорее в плане усиления армянского фактора как элемента сдерживания Турции, причем не только на закавказском направлении. Специалисты уже тогда заявляли, что актуализированная курдская проблема на Ближнем Востоке будет вытягивать за собой «армянский вопрос», решение которого связывается не только с одним Ереваном.

Именно сейчас такое и происходит. И широкий геополитический фон: Иракский Курдистан, ведущий фактически независимую от Багдада внешнюю политику, два армянских государства в Закавказье — Армения и НКР. Более того, Запад стал откровенно связывать возможность решения для Турции курдской проблемы с демократизацией страны, как и демократизация Азербайджана ставится базовым условием урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Поскольку Анкара не идет на уступки в «курдском вопросе», вооруженная борьба Рабочей партии Курдистана не оставляет надежд на какое-либо его решение. Как и в Нагорном Карабахе, где все балансирует на грани войны и мира. Некоторым может показаться, что мы за уши притягиваем в один узел Эрбиль, Ереван и Степанакерт, но западные, российские и армянские специалисты по курдам давно уже изучают эту проблему именно в таком ракурсе. Все понимают, что обретение независимости в регионе усилиями Демократического союза (PYD — левая партия сирийских курдов) ведет к укреплению РПК в Турции.

Не сегодня, так завтра подобная автономия/независимость может стать еще более вероятной. Трансграничные военные операции Турции еще более усугубляют ситуацию. Конечно, в целом создание Анкарой независимой структуры по борьбе против признания Геноцида армян можно будет считать серьезным. Но только в том случае, если в ее составе окажутся профессиональные, добросовестные с научной точки зрения специалисты. Тем более что в этой проблематике очень много пробелов. Так, раньше в турецкой историографии доминировала точка зрения, согласно которой «сепаратизмом турецких армян заражали лишь Европа и Россия». Но известный турецкий ученый Сейит Сертчелик, который на протяжение долгого времени занимался исследованием «армянского вопроса», считает, что «армянский вопрос начинается с появлением в Нагорном Карабахе при содействии Персии системы хамсе — правления армянских меликов и проекцией проекта создания независимого армянского государства на анатолийских землях в 1678 году, с появлением класса армянской буржуазии, которая занималась торговлей по Шелковому пути».

Другой турецкий историк Танер Акчам, выпустивший новую книгу об организации высшими властями османского государства Геноцида армян в 1915 году, уверен, что Анкара при ее нынешнем политическом состоянии не изменит риторику по армянскому вопросу. Она никогда не откажется от отрицания Геноцида армян потому, что «эта идеология пустила глубокие корни в государственном аппарате страны». Мы не будем столь категоричными, мир, Ближний Восток и Турция заметно меняются. Известный американский политолог Дэниэл Пайпс в статье для The National Interest пишет, что «Анкара под воздействие перемен в Вашингтоне будет вынуждена заметно менять свой внешнеполитический курс, если только не желает стать для США вторым Ираном». Посмотрим.


Источник