Каковы интересы России в Сирии и на Ближнем Востоке

Галина Кравченко

14 февраля 2018 г. 10:48:04

«То, что удалось посадить за стол переговоров тех, кто еще видел решение сирийской проблемы исключительно в смене легитимной власти, – это большая победа российской дипломатии», – заявил газете ВЗГЛЯД член думского комитета по международным делам Зелимхан Муцоев, комментируя тонкости российской политики в Сирии и в целом на Ближнем Востоке.

Во вторник министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил о наличии у Москвы подозрений по поводу желания США остаться в Сирии на долгий срок, если не навсегда. На его взгляд, свое присутствие в Сирии американцы связывают не только с решением военных задач, но и «пока не завяжется устойчивый политический процесс, который должен завершиться приемлемым для всех – читай для США – переходом власти, то есть сменой режима».

Лавров заявил, что США действуют путем опасных односторонних шагов, которые «выглядят все больше и больше как часть линии на создание некого квазигосударства на крупной части сирийской территории, на восточном берегу Евфрата и вплоть до иракской границы». Ранее министр также заявлял о наличии у США планов по разделу Сирии.

Москва же прикладывает огромные усилия для достижения мира в Сирии. После завершения крупномасштабных боев главная сложность заключается в поиске политических компромиссов между разными частями сирийского общества. О том, почему Россия решила углубиться в проблематику Ближнего Востока, о том, как развиваются наши отношения с остальными странами в регионе, помимо Сирии, в интервью газете ВЗГЛЯД рассказал член комитета Госдумы по международным делам Зелимхан Муцоев.

ВЗГЛЯД: Зелимхан Аликоевич, вы уже много лет в Государственной думе, в этом созыве работаете в комитете по международным делам, хорошо разбираетесь в тонкостях международных отношений на Ближнем Востоке, часто там бываете. Какую роль сейчас играет Россия в регионе?

Зелимхан Муцоев: Политика России на Ближнем Востоке всегда была одним из приоритетных направлений. Это сложилось исторически. Российская империя вела многолетние войны с Османской империей. СССР, в свою очередь, выстраивал долгосрочные партнерские отношения с Ираком, Египтом, Алжиром, Сирией во время так называемой холодной войны. Именно тогда появился термин «арабский социализм», который подразумевал группу стран, ориентирующихся на советский политический строй.

Если говорить о Сирии, то наша дипломатическая миссия появилась там еще в XIX веке. Кстати, именно СССР признал сирийское государство в числе первых, в Тартусе много лет находилась наша военно-морская база, активно развивалось военно-техническое и торговое сотрудничество между нашими странами.

После заключения Кемп-Дэвидского соглашения в 1978 году Советский Союз подписал с Сирией договор, в рамках которого подразумевалось вовлечение СССР в вооруженный конфликт, если третья сторона произведет военное вторжение в Сирию. Это говорит о том, что Сирия была для нас очень важна.

Поэтому роль современной России не сильно изменилась, а за последнее время мы значительно укрепили свои позиции. Это касается и совместной борьбы с международным терроризмом, и участия в восстановлении разрушенной войной инфраструктуры. Особо хотел бы отметить и активную позицию России в процессе мирного урегулирования сирийского конфликта.

ВЗГЛЯД: Какие цели и задачи у России в нынешней ситуации в Сирии?

З. М.: Нынешняя ситуация в регионе требует сложной и осторожной дипломатии. Россия сыграла ключевую роль в разгроме ИГИЛ, но ситуация по-прежнему очень сложная. Наша основная цель – сохранение Сирии как государства в рамках существующих границ. Цель некоторых внешних игроков – дальнейшая дестабилизация мирных процессов через поддержку как оппозиции, так и некоторых военизированных формирований. Поэтому самое главное сегодня – терпение, выдержка, поиск разумных компромиссов на взаимовыгодных условиях.

ВЗГЛЯД: Что сейчас происходит в Сирии? Недавно в Сочи прошел национальный конгресс, итоги которого трактуют по-разному.

З. М.: Как говорится, все войны заканчиваются не на поле боя, а за столом переговоров. Самое главное, что удалось сделать в Сочи, – запустить политические процессы. Это принципиально новый шаг в урегулировании этого конфликта.

Конечно, за один день ситуация не нормализуется, но появилась надежда на то, что формат женевских переговоров станет более конструктивным, несмотря на постоянное затягивание и отсутствие компромисса со стороны стран, которые поддерживают эр-риядскую платформу оппозиции. То, что удалось посадить за стол переговоров тех, кто еще видел решение сирийской проблемы исключительно в смене легитимной власти, – это большая победа российской дипломатии.

Что касается ситуации в самой Сирии, то пока мы видим, что до окончательной стабилизации в регионе еще очень далеко, напротив, последние события и демарши Турции показывают, что на ситуацию влияют больше не внутренние конфликты, а внешние силы. При этом решение этих проблем простое – это восстановление статус-кво сирийского государства под эгидой ООН.

ВЗГЛЯД: Если все усилия были не напрасны, какое будущее ждет Сирию?

З. М.: Сирия должна стать территориально единым светским государством с республиканской формой правления – все это те базовые принципы, принятые в Сочи в рамках национального конгресса.

Важно учесть интересы всех групп населения и минимизировать вмешательство других государств, тогда внутренние политические процессы позволят демократическим путем восстановить работу государственных институтов и создадут предпосылки к восстановлению инфраструктуры, промышленности и экономики в целом.

На это уйдет много лет, поэтому важно уже сейчас сформировать правительство. Участие в его формировании должны принять абсолютно все политические силы. У Сирии есть все шансы стать стабильным государством с развитой экономикой.

Можно вспомнить, что еще в 2000 году Башар Асад предложил новые экономические и социально-политические реформы, он рассчитывал на поддержку интеллигенции и зарождающейся бизнес-элиты.

Многие говорят про сделанные им ошибки в реализации этих реформ, но именно он, продолжая дело своего отца, пытался создать все условия для развития гражданского общества. Да, быстрая коррекция внешней и внутренней политики не удалась, но в целом это был правильный путь.

ВЗГЛЯД: Прошлый год действительно был довольно насыщенным – приезд короля Саудовской Аравии, визит Владимира Путина в Иран. Каким образом это повлияет на внешнюю политику и на внешнеэкономические связи нашей страны?

З. М.: Если говорить про Саудовскую Аравию, то, безусловно, визит короля Сальмана бен Абдель-Азиза Аль Сауда очень важен с точки зрения того, что это новая страница двухсторонних отношений – это был первый визит короля в Россию за всю историю. С Саудовской Аравией Россия много лет находилась в сложных отношениях. Во времена холодной войны между двумя странами не было даже дипломатических связей.

Сейчас основные разногласия между Россией и Саудовской Аравией касаются Сирии. При этом позиции Москвы и Эр-Рияда сейчас совпадают по многим вопросам. Есть надежда, что этот визит даст новый импульс, позволит реализовать совместные инвестиционные проекты в сфере энергетики, высоких технологий, ВПК.

Иран – наш давний партнер, с которым мы всегда стремились выстроить хорошие отношения. Буквально недавно Владимир Путин обсуждал с президентом Ирана Хасаном Роухани краеугольный камень всей современной ближневосточной политики – иранскую ядерную программу. Для нас развитие двухсторонних отношений – это вопрос не только исторический и политический. У нас большое количество совместных проектов, от поставки самолетов Superjet до сотрудничества в нефтегазовой сфере. Компании России и министерство нефти Ирана достигли на данный момент взаимопонимания по целому ряду вопросов в энергетике.

Еще один очень важный момент, на который стоит обратить внимание. На протяжении последних лет у Ирана и Турции складывались очень непростые взаимоотношения. При непосредственном участии российских политиков и дипломатов удалось добиться очень важного – перевести отношения этих стран в формат политического диалога, который поможет найти понимание по ряду ключевых вопросов. В первую очередь это касается урегулирования последствий военного конфликта в Сирии.

ВЗГЛЯД: Не секрет, что Саудовская Аравия и Иран борются за лидерство в регионе. Не мешает ли это нам налаживать отношения с этими двумя странами?

З. М.: Эти два государства по-разному оценивают региональные процессы, преследуют свои цели и интересы, существуют и религиозные противоречия, но суть наших отношений с ними от этого не меняется. Мы готовы к диалогу и с Саудовской Аравией, одновременно являемся партнером и союзником Ирана.

При этом Тегеран неоднократно заявлял о готовности переговоров с Саудовской Аравией для установления мира в регионе. Россия всячески поддерживает любые переговоры и выступает в качестве основного проводника мирных процессов.


Источник