Оболганные и забытые. Памяти убитых на Майдане правоохранителей

4 декабря 2019 г. 13:13:02

© РИА Новости, Андрей Стенин

В череде годовщин каждой вехи Евромайдана его сторонники, включая господина Зеленского, к месту и не к месту любят вспоминать так называемую «Небесную сотню», зато сознательно игнорируют тех, кто ценой своей жизни защищал правопорядок в государстве.

Количество раненых и убитых «мирными протестующими» милиционеров и бойцов внутренних войск исчислялось сотнями, но никому из торжествующих победу до этого нет никакого дела

Начиная с положившей начало активной стадии Евромайдана провокации вокруг «онижедетей», количество пострадавших от действий евромайдановцев правоохранителей было на порядок больше, нежели «протестующих», вплоть до трагических событий 20 февраля 2014 года. Уже 30 ноября 2013 года — после попытки ликвидировать стойбище как бы беззащитных студентов — среди сотрудников правоохранительных органов насчитывалось 18 пострадавших. Сегодня как-то забылось, что средний возраст «онижедетей» был порядка сорока лет и они оказывали милиционерам яростное сопротивление, с применением всевозможных подручных средств.

После начала массовой стадии Евромайдана, то есть буквально на следующий день, число пострадавших работников правоохранительных органов увеличилось до 144 человек, что почти в 2 раза больше, чем пострадало гражданских. То есть уже на начальной стадии беспорядков «мирные выступления» имели агрессивный и наступательный характер. Вскоре из лозунгов Майдана стал призыв «Мусора — не люди», авторства нынешнего министра МВД Арсена Авакова. На протяжении почти трёх месяцев правоохранители подвергались беспрецедентному психологическому и вооружённому давлению, убийства сотрудников правоохранительных органов приняли систематический характер; кроме того, практиковался захват «пленных», а в захваченном здании Киевской мэрии «активисты» обустроили пыточную камеру.

На 18 февраля 2014 года среди правоохранителей 133 человека получили огнестрельные ранения, в том числе, и смертельные. Так был убит офицер Внутренних войск, уроженец Харьковской области Виталий Гончаров. Виталия убил снайпер выстрелом в шею, пуля пробила сонную артерию. В родной Малиновке его так и не дождались родители, а в соседнем посёлке Башкировка — невеста.

Ныне память о погибших милиционерах сознательно подменена религиозным культом «Небесной сотни», многие участники которой стали жертвами трагических обстоятельств и откровенных провокаций, вроде убитого в майданной толпе Сергея Нигояна. Не пытаясь меряться трагичностью той или иной смерти, всё же надо признать, что есть разница между смертью погибшей от неправильного лечения майданным доктором гражданки Ольги Буры и хладнокровно убитым во время защиты правопорядка Виталием Гончаровым.

19 февраля, убедившись в том, что опрокинуть власть можно только путём кровавого госпереворота, мятежники на Западной Украине начали массовый захват оружия. «По предварительной информации, из трех райотделов милиции Львова — Лычаковского, Галицкого и Франковского и из горотдела при штурмах исчезло более полутора тысяч единиц оружия», — сообщал в тот же день в интервью ZIK главный редактор газеты «Ратуша» Николай Савельев; по его словам, были украдены пистолеты, автоматы, подсумки с патронами. «Где это оружие заговорит, пока неизвестно. По неподтвержденной информации, часть этого оружия уже находится на Майдане. Если штурм будет этой ночью, то он будет гораздо более кровавым, чем прошлый», — предсказывал дальнейшее развитие событий журналист.

И действительно, в считаные часы оружие было переброшено в столицу и на следующий день организаторы Евромайдана перешли в решающее наступление. По данным Министерства внутренних дел Украины, только с 18 февраля по 2 марта 2014 года во время исполнения своих служебных обязанностей погибли 20 сотрудников правоохранительных органов, и чьих это рук дело не было тайной уже тогда.

Вскоре в СМИ попала запись разговора главы европейской дипломатии Кэтрин Эштон и министра иностранных дел Эстонии Урмаса Паэта, который состоялся 26 февраля 2014 года. Собеседники говорили о том, что огонь на поражение вела ещё и некая загадочная «третья сторона» конфликта. «Ольга ["главврач Майдана" Ольга Богомолец] сказала, что есть доказательства, что люди, которых убили снайперы, были с двух сторон — и среди силовиков, и среди протестующих. Что одни и те же снайперы убивали людей с двух сторон, — информировал собеседницу министр Паэт, — Она также показала несколько фото, и она говорит, что это тот же почерк, тот же тип пуль. И все большую настороженность людей вызывает то, что новая коалиция не желает расследовать точные обстоятельства случившегося. Стремительно растет понимание того, что за снайперами стоял не Янукович, а за ними стоял кто-то из новой коалиции».

«Мне кажется, они на самом деле хотят расследовать», — спокойно парировала Эштон. Позднее на пресс-конференции глава МИД Эстонии Паэт подтвердил подлинность разговора. «Досадно, что такие разговоры доходят до тех, кто не должен их слышать», — сказал Паэт на специальной пресс-конференции в МИД Эстонии. Но после разразившегося скандала расследование все-таки началось.

Уже в начале марта новоназначенный министр внутренних дел Украины Арсен Аваков заявил: «Идет большое серьезное расследование. Думаю, что настанет время, и мы обнародуем факты: кто стрелял, когда стрелял, по какой команде. Факты эти сейчас собираются в единую сеточку… Могу лишь сказать одно: ключевым фактором в этом противостоянии, вылившемся в кровавое побоище в Киеве, которое перевернуло страну с ног на голову и ввело ее в состояние шока, была третья сила. И эта сила не украинская». Аваков, похоже, намекал на Москву, хотя засевшие в гостинице «Украина» стрелки, вроде отца и сына Парасюков, и грузинские снайперы из команды Пашинского мало похожи на агентов Кремля; как и эвакуированные Андреем Парубием из гостиницы на Европейской площади люди с снайперскими винтовками.

5 июля 2014 года Временная следственная комиссия Верховной Рады дала своё заключение по трагическим событиям кровавого февраля. «…18-19 февраля 2014 начались нападения на подразделения милиции в г. Львове: на Галицкий, Зализнычный, Личаковский, Франковський районные отделы милиции во Львове, Львовское городское управление милиции, Управление МВД Украины во Львовской области, на помещение спецподразделений "Грифон" и "Беркут". Во время нападения на помещения подразделений милиции всего было похищено 1223 единицы огнестрельного оружия и 68 921 единиц боеприпасов. Аналогичные нападения были совершены на работников милиции в Ровенской, Волынской, Тернопольской областях. До сих пор данные преступления не раскрыты, а похищенное оружие не изъято.

По данным Комиссии, данное оружие с большой долей вероятности использовалось со стороны неизвестных, которые с Майдана вели обстрел сотрудников спецподразделения "Беркут" и внутренних войск (материалы по этому вопросу были направлены в адрес Генеральной прокуратуры Украины 11 июня 2014 года).

…По данным скорой неотложной медицинской помощи г. Киева, с 6-10 ч. утра неизвестными со стороны Майдана Независимости и прилегающих к нему улиц начался обстрел сотрудников милиции и внутренних войск. Таким образом, с 18 по 20 февраля 2014 года 196 сотрудников милиции и внутренних войск получили огнестрельные ранения, из них были убиты 7 военнослужащих внутренних войск и 10 работников органов внутренних дел. Следует отметить, что на момент получения огнестрельных ранений сотрудники милиции и военнослужащие внутренних войск были без табельного оружия. Пострадавших от огнестрельных ранений военнослужащих и сотрудников милиции направляли в Центральный госпиталь Минобороны, Центральный госпиталь МВД Украины и госпиталь Главного управления МВД Украины в г. Киеве, где предоставлялась хирургическая помощь.

По непонятным причинам оперативно-следственные группы по данным фактам не выезжали, поэтому изъятые из тел раненых пули остались в госпиталях. Во время операций изъятые пули складывались в одну емкость, что сделало невозможным идентифицировать, из какого конкретного оружия было совершено ранение конкретного работника милиции или внутренних войск. Кто именно стрелял в сотрудников правоохранительных органов, ни МВД Украины, ни Генеральная прокуратура Украины так и не установили. По странным обстоятельствам, все материалы по фактам получения огнестрельных ранений и убийств сотрудников милиции Генеральной прокуратурой Украины было передано на досудебное расследование в МВД Украины. Фактически же расследование не проводится, а руководство МВД от данной проблемы самоустранилось…»

Погибшие и раненые сотрудники правоохранительных органов не были признаны потерпевшими, судебно-баллистические и прочие экспертизы не были проведены, зато их убийцам была немедленно объявлена амнистия согласно Закону Украини «Про недопущение преследования та осуждения граждан по поводу событий, которые имели место во время проведения мирных собраний с 21 ноября 2013 года, и признания такими, что утратили действе…» — дальше бесконечный ряд уголовных статей, которые отныне неприменимы к убийцам в законе.

Характерно, что в Европе, куда якобы так стремились манифестанты, подобный подход категорически неприемлем. «То, что сегодня произошло в Париже, не имеет ничего общего с мирным выражением законного гнева, — говорил об очередных погромах радикалов в столице Франции президент Макрон, — Никакая причина не оправдывает нападения на полицейских, разрушения магазинов, поджогов государственных или частных зданий, угрозы для прохожих или журналистов».

Ещё раз, «никакая причина не оправдывает». Однако власть все прошедшие годы настойчиво продолжала покрывать убийц правоохранителей. Так в эфире телеканала «Наш» адвокат Виталий Сердюк говорил об особой роли бывшего генпрокурора Юрия Луценко, который «используя свои служебные полномочия, предпринял все меры по фактическому освобождению от ответственности и предоставлению свободы лицам, подозреваемым в расстреле наших сограждан, в том числе правоохранителей, 20 февраля 2014 года». «Своими действиями Юрий Луценко, совместно с целой группой лиц, в которую входила зам генерального прокурора Стрижевская, используя полномочия, освободили из-под стражи, подписали необходимые документы и освободили от уголовной ответственности — в том числе Ивана Бубенчика, который согласно собранной Генеральной прокуратурой материалов был причастен к убийству трёх сотрудников правоохранительных органов», — рассказал господин Сердюк, вспомнив одного из «активистов», который в прессе хвастался личным участием в убийстве милиционеров.

Дело доходило до откровенного глумления. Так 20 марта 2015 года в главное управление МВД пришла отвратительная по своему цинизму бумажка: «беркутовца» Николая Симисюка вызывал на допрос следователь ГПУ в связи с обвинением в избиении «онижедетей» на Майдане 30 ноября 2013 года. Это был единственный раз, когда государственные органы вспомнили об милиционере Симисинове, убитом пулей евромайдановского снайпера 20 февраля 2014 года. Другие — выжившие — оказались под следствием, многие уволились, иные эмигрировали.

Верные закону правоохранители почти три месяца держали оборону против обезумевшей толпы, планомерно натравливаемой на законную власть. Сегодня об их жертвах, мужестве и стойкости доведшие страну до катастрофу правители предпочитают не вспоминать. А «реформированная» господином Аваковым полиция почти ежедневно отличается участием в криминальных происшествиях, густо пропитана «активистами Майдана», при этом целые неонацистские подразделения вписаны в структуру МВД на правах «истинных патриотов».

Пока украинской нацией не будет осмыслена вся правда о событиях госпереворота 2014 года, пока он будет отмечаться как важнейший праздник современной Украины, воцарившаяся подлость не даст приподняться этой стране ни в политике, ни в экономике, ни в морали.

Константин Кеворкян


Источник