Роботы заменят людей-функций: Почему автоматизация не страшна человеку созидающему

Эдуард Биров

13 сентября 2019 г. 12:10:01

Около 20 млн работающих россиян (примерно 45,5% от общего количества) могут быть заменены роботами к 2030 году. Каждый второй уже завтра-послезавтра потеряет работу из-за автоматизации. И это не фантастика от РАНХиГС – уже сейчас легко представить, кого спокойно могут заменить роботы в любой момент.

К примеру, сотни тысяч охранников в магазинах, офисах и социальных учреждениях – их функцию наблюдения (а отнюдь не охраны) уже сейчас легко могут выполнять камеры и датчики, подсоединённые к кнопке тревоги. Осталось только добавить человекоподобную фигуру на входе.

Или кассиры в торговых центрах – их работа и так напоминает конвейер, бездушный процесс, состоящий из простейших операций, которые человека только угнетают. Тоже касается и разного рода фасовщиков, комплектовщиков, грузчиков – роботы под управлением одного управляющего легко справятся с распределением товаров.

Многочисленные консультанты в магазинах, по сути, уже сейчас дублируют поисковую систему ИИ – но та в отличие от них способна расшифровать даже самый запутанный запрос и при этом не портить настроение своим поведением.

Уборщицы, дворники и прочие, простите, клинингеры – тут уже давно всё упирается только в то, что мигрант обходится дешевле робота. Но не за горами время, когда робот-пылесос будет обходится дешевле среднеазиатских рук. Даже, казалось бы, вечные таксисты-извозчики находятся под угрозой исчезновения – беспилотные автомобили «Яндекса» тренируются с начала 2018 года и проехали уже миллион километров.

Но пусть не обольщаются синие воротнички из офисных центров – их важное ничегонеделание с картонными стаканчиками кофе тоже в числе первых на автоматизацию. Работницы на «ресепшн» (приёмной), секретари, референты и разнообразные помощницы если и останутся, то только для конфиденциальных эскорт-функций.

И не только они – разного рода «менеджеры по…», перекладывающие электронные документы на рабочем столе компьютера и пересылающие их по почте коллеге через стол, моментально уйдут на свалку при введении элементарной системы цифрового документооборота.

На очереди и псевдотворческие профессии типа корреспондента-новостника – его функции диктофона, расшифровщика и составителя простых предложений по плечу компьютерной программе с элементами ИИ. Так, «Яндекс» с 2015 года тестирует информагентство, где новости пишут роботы. Кстати, ошибок точно будет меньше.

Современная экономика, где сфера услуг доминирует над производством, создала столько низкоквалифицированных профессий, что уже сейчас миллионы людей можно безболезненно и даже с пользой заменить на роботов, в том числе дипломированных специалистов. Причина тому проста: распределение и продажа товара/услуги, которые стали центром и смыслом экономики потребления сами по себе процессы настолько примитивные и несозидательные, что более-менее продвинутые алгоритмы легко с ними справятся.

Человека созидающего невозможно заменить роботом (он может только стать его помощником/инструментом), заменить роботом человека обслуживающего – легко.

Да, автоматизация распространена и в сельском хозяйстве, и в производстве, в том числе, высокотехнологичном, во всех сферах – но не в таком объёме и не так критично, там роботы будут только помощниками. В процессе созидания его источником может быть только человек, даже искусственный интеллект есть его продукт, способный работать только по вложенному алгоритму.

Сравните работу создателей плавучей АЭС «Академик Ломоносов» и сотрудников «Макдоналдс»: в первом – полёт мысли и духа, во втором – тупое повторение заданных движений. Автоматизация в первом способна только помочь реализации трудных задач (как робот «Фёдор» на МКС), во втором – она заменит собой человека полностью.

Нынешняя неолиберальная модель экономики воспроизводит не созидателей (те нужны ей только для обновления гаджетов и механизмов потребления ресурсов), а потребителей, приученных к простейшим процессам. Рождённые ползать, они не должны даже пытаться взлететь. Никакого принуждения – просто невидимая рука рынка.

Так что проблема не в автоматизации как таковой, а в том, как она будет реализована исходя из ценностей общества и доминирующих принципов экономики. Равно как нет ничего страшного в переходе на 4-хдневную рабочую неделю – вопрос в том, на что пойдут дополнительные сутки без работы: на созидание и самосовершенствование или потребление и развлечение? Куда пойдут и что будут делать миллионы тех, кого заменят роботы и те, кто станут работать меньше?

При существующей модели практически гарантированно, что освобождённые от труда люди продолжат деградировать, только ещё быстрее. Царящий культ гедонизма потянет миллионы людей к низменному самоудовлетворению и потреблению – перефразируя «классика», станут «более лучше» развлекаться.

Но это если хватит денег и ресурсов. А если нет? Порождённая автоматизацией безработица в сочетании с повышением пенсионного возраста, стареющим инфантилизмом и нравственной деградацией быстро приведут общество к повсеместной агрессии и коллапсу, где самым безобидным типажом станет подросток-предпенсионер, прожигающий жизнь за компьютерной игрой.

Другое дело, если освобождённое роботами время будет использовано с пользой – для свободно выбранного полезного труда и созидания. Не обязательно всем поголовно быть строителями атомной станции (это невозможно по человеческой природе), должны быть разные профессии, в том числе, попроще, но важно стремиться и жить принципами не потребления, а созидания, когда не присваиваешь, а отдаёшь.

Созидание отнюдь не ограничивается строительством АЭС или научными открытиями – скажем, есть огромное поле для созидания в воспитании личности детей, которое никогда не будет подвластно никакому искусственному интеллекту. То же решение социальных проблем, гармонизация экономических интересов, духовное развитие – тут поле не паханное для миллионов человеко-часов созидательного труда.

Однако для такого варианта автоматизации необходимо радикальное и качественное изменение парадигмы современного общества – от цинизма к идеализму. Настолько радикальное, что оно вряд ли уже совершится эволюционно, по убеждению сверху или через осмысление всеми вокруг. Скорее всего, потребуется нечто катастрофическое, какой-то надлом – чтобы будто обухом по голове. Когда вдруг станет невозможно жить по-прежнему и ради спасения придётся искать альтернативу.

В противном случае к 2030 году мы столкнёмся не только с тем, что роботы заменят каждого второго, но с тем, что каждый первый станет похожим на автомат по удовлетворению потребностей.


Источник