Бонус «Почты России»: Несколько вопросов к сегодняшнему Посланию президента

1 декабря 2016 г. 13:10:27

Справедливость, сегрегация и разрушение

В последние дни у меня не выходит из головы история с 95-миллионным бонусом руководителя «Почты России». Мысли на этот счёт особенно тяжелы, потому что наложились на впечатление от моей недавней поездки в соседний городок, куда меня по обыкновению попросили отвезти за покупками двое моих односельчан-пенсионеров.

Когда они с трудом грузили свои сумки в багажник моей «Нивы», я неудачно пошутил: «Ну что, всю пенсию потратили?» Но, увидев их потухшие глаза, осёкся. «Почти всю», — обреченно сказал мой сосед.

Я понимаю, что покупки эти на месяц, что это не только продукты, но и моющие средства, кое-что из хозяйственных товаров… А лекарства? А оплата электричества и воды? А зубы — в районной поликлинике в очереди, по их словам, не дождёшься? Да мало или ещё что? Будет от чего взгляду потухнуть, если остался с тысячей рублей в комоде на месяц!

И вот я задаю себе вопрос: «А как они и подобные им труженики, которых у нас в стране миллионы, могут реагировать на бонус (русским словом это безобразие назвать язык не поворачивается), почти в 1000 раз (!) превышающий их годовую пенсию? И это ведь только бонус, добавленный к многомиллионной ежемесячной зарплате! Сосед мой, уточню, имеет около сорока лет рабочего стажа, выходил на пенсию сварщиком высшего разряда — пенсия 12 000. У бывших колхозниц (колхозники уже вымерли) — 8000 плюс или минус 500. Зарплата почтальона в нашем районе — около 8000 рублей.

Надо сказать, что Генеральная прокуратура оспорила законность начисления такого бонуса. Суть её позиции известна и заключается в том, что послужившая основанием для его начисления прибыль «Почты России» на самом деле прибылью не является, а образовалась за счёт целевого финансирования деятельности этого госпредприятия из федерального бюджета, перекрывшего убытки. Генпрокуратура даже потребовала возбудить уголовное дело в отношении как нынешнего «главного почтальона», так и пары чиновников Минкомсвязи.

Руководство Минкомсвязи эти обвинения отклоняет. Сам руководитель «Почты России» в принципе не видит в начисленном ему за 2014 год бонусе ничего предосудительного. Прогремевшего по стране в поздние советские годы фильма «Премия», в котором рабочие приняли решение отказаться от незаслуженного вознаграждения, он по причине своего возраста, уверен, не видел.

Впрочем, и «топ-менеджеров» развитие этого сюжета тоже не может не волновать, потому что в нём заключена серьёзная угроза для тех, кто устроил себе шикарную жизнь за счёт простого труженика.

Важно подчеркнуть, что и сам Дмитрий Страшнов, и его кураторы в Минкомсвязи, отстаивая свою позицию, ссылаются на закон и соответствующие правительственные нормативные акты, регламентирующие расчет вознаграждения руководителям госкомпаний. Суть поручения, данного по этому вопросу вице-премьером Ольгой Голодец, тоже сводится к необходимости разобраться, не был ли нарушен установленный порядок.

Даже если Генпрокуратура окажется не права и премия государственному «топ-менеджеру» была начислена в законом порядке, возникает законный (в широком человеческом, а не в узком юридическом смысле) вопрос: что же это за порядок такой, ведущий к такой кричащей сегрегации? Разве тем, кто взялся руководить нашей экономикой, не известны древняя мудрость (золотая пропорция, числа Фибоначчи) и выкладки современных экономистов, говорящие о том, что более чем семикратная разница в вознаграждении за труд управленческого персонала и штатных работников провоцирует антагонизм и становится разрушительной и для производственного процесса, и для общественно-политических настроений (см. в частности)?

Так как же нам всё-таки понимать позицию Кремля? Он что, себя «не ассоциирует» ни с действующим законодательством, ни с тем, какие правила устанавливает правительство, работающее под руководством предложенного президентом премьера, ни с мнением широких народных масс, ни с их интересами?

Очень хотелось бы, чтобы в сегодняшнем Послании президента были ответы и на эти вопросы. Усиливающееся имущественное расслоение непереносимо. Оно рушит страну.

Михаил Демурин


Источник





comments powered by HyperComments