Дотерпеть до юбилея: к чему привели Латвию 98 лет независимости

30 ноября 2016 г. 15:18:10

Вот уже более четверти века Латвия вместе с двумя другими прибалтийскими государствами, Литвой и Эстонией, выступает в качестве враждебного России фактора международной политики.

Она была таким фактором и в годы первой независимости, провозглашённой 18 ноября 1918 года. Тогда Запад тоже активно формировал против России и СССР полосу отчуждения, получившую название «санитарный кордон». Этот кордон был разрушен непосредственно накануне Великой Отечественной войны, и это сыграло немаловажную роль в её победном завершении.

Возвращение в состав СССР дало Латвии возможность не оказаться в числе сателлитов нацистской Германии и открыло перед ней перспективы гармоничного развития. Статистика конца 1980-х годов говорит о том, что эти возможности были в полной мере использованы на благо латышей и других населяющих Латвию народов.

В 1991 году история этой страны пошла по второму кругу политической, экономической, правовой и, в целом, культурно-исторической несостоятельности. Ущербность установки на существование вопреки России и против России другого результата дать не могла.

Тогда же, четверть века тому назад, бурно проявилось расхождение наших взглядов на совместную историю. Её русофобская версия была превращена Западом и его ставленниками в Прибалтике в инструмент разрушения самих прибалтийских народов и подрыва возможности восстановления их добрососедства с Россией.

В отличие от некоторых наблюдателей, я не вижу возможности нахождения какого-то исторического взаимопонимания с прибалтами при нынешних военно-политических реалиях в Европе.

Реалии эти, однако, не вечны, наша страна будет продолжать укреплять свои позиции, в том числе в регионе Балтийского моря, и делать это мы должны, ясно представляя себе, на какой исторической основе мы действуем.

Латвия до 18 ноября 1918 года

До 1918 года на территории сегодняшней Латвии самостоятельного государства не существовало. Орден меченосцев, Тевтонский и Ливонский ордены, Ганзейский союз, Королевство Швеция, Речь Посполитая, Российская Империя — именно они либо осуществляли непосредственную юрисдикцию над этим районом Прибалтики или его частями, либо держали их в сфере своего влияния.

В рамках Российской Империи, частью которой земли современной Латвии стали в 1710 году по российско-шведскому Ништадтскому миру (Лифляндия), в 1772 году по первому разделу Польши (Польская Ливония) и в 1795 году по результатам второго раздела Польши (Курляндия), завершилось формирование латышского этноса.

В тот же исторический период был создан латышский литературный язык, оформились национальные литература, изобразительные искусства, наука и т.д. В XIX веке бурное развитие здесь получили промышленность и сельское хозяйство.

Что произошло в ноябре 1918-го

Провозглашение независимости Латвии не было отражением воли населения этих земель бывшей Российской Империи.

Первым государственным органом, взявшим на себя полноту власти на территории Лифляндской и Курляндской губерний России после падения Временного правительства, стал Исполнительный комитет совета рабочих, солдатских и безземельных депутатов Латвии (Исколат). Его полномочия были подтверждены на II съезде Совета рабочих, солдатских и безземельных депутатов Латвии, который прошёл с 16 по 18 декабря 1917 года в Валмиере. 24 декабря 1917 года (6 января 1918 года) в Валке ЦК Социал-демократия Латвии и Исколат приняли декларацию о самоопределении Латвии, в которой говорилось: «латышский пролетариат… никогда и нигде не высказывал желания и не проявлял тенденции к отделению от России».

Провозгласивший независимость Латвии «Народный совет» не отражал мнения тех слоёв, которые ориентировались на латвийских коммунистов. Но главное даже не это — в конце концов, революционные изменения происходили тогда на всей территории бывшей Российской Империи.

Главное — этот Совет был сформирован и начал действовать под прямым иностранным, в данном случае британским, влиянием и под надзором германской оккупационной администрации (по условиям Компьенского перемирия германские войска были оставлены в Латвии в целях недопущения установления Советской власти).

Неудивительно поэтому, что на прошедшей в эти же дни в Риге подпольной конференции социал-демократов (большевиков) было принято решение об организации вооружённого восстания, изгнании оккупационных войск, свержении созданного Народным советом правительства и восстановлении в Латвии советской власти. Далее последовала кровавая гражданская война, в которой Народный совет опирался на иностранную помощь. Она завершилась победой прозападного лагеря и жестким подавлением левых сил внутри страны.

Между войнами

Хотя вновь созданное государство и получило признание со стороны Советской России и стран Запада, самостоятельным участником международной жизни оно не стало. Незавидны были и результаты внутреннего развития Латвии, увенчавшегося в 1934 году установлением диктаторского режима ультранационалистического толка.

Европа тогда неуклонно двигалась к новой войне. Отвергнув возможность заключения многостороннего пакта о гарантиях с западными державами и СССР, 7 июня 1939 года, то есть за два с половиной месяца до того, как это сделала Москва, Рига и Таллин подписали пакты о ненападении с Берлином.

В тех исторических обстоятельствах у СССР просто не было другого пути отсрочить войну и отодвинуть на запад будущие рубежи начала агрессии, как договориться в августе 1939 года с Германией. Тем не менее, в 1940 году Латвия и её соседи имели возможность противостоять политическому давлению Москвы, но этого не сделали.

Значимым фактором, предопределившим пассивность режима Карлиса Улманиса (как и режимов Константина Пятса и Антанаса Сметоны в Эстонии и Литве) стала боязнь реакции широких масс населения, доведенных политикой местных элит до грани взрыва и испытывавших симпатии к Советскому Союзу.

События июня 1940 года в Прибалтике, согласно действовавшему в тот момент международному праву, оккупацией не являлись. Дополнительный контингент советских войск (первые советские базы были там созданы на договорной основе ещё в 1939 году) вошёл в эти страны мирно, никто ему сопротивления не оказывал.

События 1918 и 1940 годов и сегодняшняя политика Латвии

Можно, конечно, ставить под вопрос легитимность методов советских представителей в Латвии в переходный период и во время самих выборов 1940 года, но тем, кто это делает, надо быть готовым спроецировать этот подход на свою собственную историю и современность. Позиция «выборы 1940 года нелегитимны, так как происходили в условиях присутствия иностранных войск и внешнего вмешательства во внутренние дела страны» вступает в противоречие с тезисом о легитимности действий Народного совета Латвии в 1918 году.

Кроме того, она противоречит позиции Латвии, например, по Ираку, где Рига не только признала легитимными проведённые именно таким образом выборы (а ведь это был не 1940-й, а 2005 год!), но и поддержали то, что действительно было вооруженной агрессией США против этой страны, а также приняли участие в её оккупации.

Периодом «оккупации» в Латвии называют весь период пребывания в составе СССР. Известен ли ещё где-нибудь в мире пример «оккупации», при которой в высшие органы власти «оккупирующей» страны (руководство КПСС, Верховный Совет СССР и пр.) избираются представители от «оккупированных» территорий? Или где на самих таких «оккупированных» территориях действуют национальные органы власти, провозглашающие, как это сделал Верховный Совет Латвийской ССР, их независимость от «оккупанта»?

Латвия модели 1990 — 1991: обман, дискриминация, депопуляция, враждебность России

Латвия декларировала «восстановление» своей независимости в нарушение конституции той страны, частью которой она в тот момент являлась, а руководство РСФСР и СССР признало это, также нарушив свой основной закон.

В основу современного латвийского политического режима были положены русофобия, дискриминация и сегрегация. Мы в долгу перед соотечественниками, которым не обеспечили равноправия, пусть некоторые из них и пошли по пути соглашательства с враждебной России властью.

Не выиграли от такой «независимости» и обыкновенные латыши. Ни в экономической, ни в социальной сферах, ни в области культуры заметными успехами, хотя бы наполовину соответствующими успехам Советской Латвии, современная Латвийская Республика похвастаться не может. Итогом последних 25 лет стала стремительная депопуляция страны.

Необходимое в этих обстоятельствах усиление политической поддержки правящего режима со стороны НАТО и ЕС, которым уже передана преобладающая часть суверенитета Латвии, даётся всё более дорогой ценой, включающей ухудшение ситуации в сфере безопасности. Впрочем, от предложенных в 1997 году Россией гарантий безопасности прибалты сами отказались.

Какова же перспектива?

Это логичный вопрос, имеющий отношение и к обстоятельствам международного плана, и к внутреннему развитию Латвии. Попытки компенсировать неспособность вести созидательную политику реваншизмом и русофобией закончатся, к сожалению, не завтра.

Латвийские шовинисты ещё некоторое время будут оставаться у власти, а сама Латвия вместе со своими соседями продолжит играть роль агрессивного проводника недружественных России интересов как на постсоветском пространстве, так и внутри НАТО и ЕС.

В долгосрочной проекции, однако, этот путь абсолютно бесперспективен. И если внутренней трансформации в Латвии и других прибалтийских государствах не произойдёт, если там волеизъявлением местных жителей не возникнет ответственных правительств и приемлемых для нас партнёров, договариваться о том, как ликвидировать исходящие из этого района угрозы для России, нам вновь придётся не с самими прибалтами.


Источник





comments powered by HyperComments