Киев повторит Варфоломеевскую ночь законом «О прощении»

12 марта 2018 г. 21:43:11

Нарушив минские договоренности по всем пунктам и даже больше, провалив практически все громко заявленные программы военных реформ и застыв в робкой нерешительности на границах ДНР и ЛНР, понимая полную бесперспективность возобновления военных действий, Украина, тем не менее, продолжает строить планы на случай гипотетической «победы». И вот новая потрясающая законодательная инициатива: жителей Крыма и Донбасса обяжут каяться и просить прощения у Киева.

Повторюсь, речь идет не о гипотетическом раскаянии, а о введении соответствующей статьи Уголовного кодекса. Соответственно, об адресности закона и судебных решениях. Этот законопроект подготовлен бывшим народным депутатом Украины от Крыма Андреем Сенченко. Вот такая у него «любовь» к недавним соотечественникам в чужом теперь для него Крыму.

Напомню, именно Сенченко весной 2014 года временно исполнял обязанности замглавы администрации президента Порошенко. Тогда ему пришлось паковать чемоданы и спешно «эвакуироваться» с территории полуострова. В администрации он стал первым специалистом по возврату Крыма. Запись о «гениальном» законе Сенченко оставил на своей странице в Facebook.

Уже одно название законопроекта вызывает оторопь — «О прощении». Кажется, что речь идет не о юридическом документе, а о некой религиозной книге. Но нет, перед нами проект документа, прямыми последствиями принятия которого станут соответствующие поправки в УК Украины.

При этом, по замыслу великого юриста Сенченко, документ станет смягчающей альтернативой тотального уголовного преследования, которое вытекает из закона, в народе именуемого законом о реинтеграции Донбасса. Так что жители Крыма и Донбасса еще и благодарны должны быть за инициативу Сенченко. На коленях благодарны.

Ведь, как утверждает автор законопроекта, вместо фильтрации и возможного уголовного наказания достаточно будет просто раскаяться. Раскаялся и пошел. Однако не все так просто. По концепту бывшего депутата, закон коснется отнюдь не всех, а лишь тех, кто «вел деятельность в интересах «государства-агрессора», так сказать — вынужденно. Понятно, какое государство понимается под термином «агрессор». Как утверждает Сенченко, эти «несчастные люди просто оказались в оккупации, но, возможно, лояльны Украине».

Но им нужно это доказать. Посмотреть судье честно в глаза и сказать: «Виноват, батюшка, я больше не буду». Потому что, несмотря на все трудности и лишения жизни под «игом агрессора», эти люди должны были гордо отказаться от всякого сотрудничества и пойти партизанить в леса.

А посему, исключительно по доброте душевной и сочувствию, присущему украинским националистам, в качестве альтернативы уголовному наказанию Сенченко предлагает ограничивать «раскаявшихся» в гражданских правах, в частности, запретить им работать в органах власти Украины и участвовать в выборах. Заявления о прощении должны будут рассматривать украинские суды.

При этом в норме предлагаемого закона содержится явно дискриминационное положение, которое можно сравнить разве что с сегрегацией негров в США. Процедура прощения предлагается только для жителей Крыма и Донбасса, поскольку эти люди «оказались на территориях, контролируемых агрессором, без защиты государства и под массированным воздействием враждебной пропаганды».

Что это? Это закон для отдельных категорий граждан Украины по принципу места проживания. По прописке. Жителей Донбасса и Крыма назначили протестантами Франции XVI века и прозрачно намекнули на Варфоломеевскую ночь.

Напомню, резня протестантов в Париже 24 августа 1572 года в канун дня святого Варфоломея, как ни странно, стала последствием попытки примирения гугенотов и католиков Франции. Она была спровоцирована Екатериной Медичи, матерью французского короля Карла IX, под давлением итальянских советников Альберта де Гонди и Лудовико Гонзага.

Резня произошла ровно через шесть дней после свадьбы королевской дочери Маргариты — той самой, которую мы знаем по роману Дюма как королеву Марго — с протестантом Генрихом Наваррским. Этот союз восприняли как знак примирения, и многие из самых богатых и видных гугенотов собрались в преимущественно католическом Париже. В течение одной ночи только в Париже были убиты две тысячи человек. По всей стране вырезали, по разным данным, свыше 10 тысяч гугенотов.

Аналогия более чем прозрачная и тревожная, ведь последствием резни стало требование ко всем гугенотам Франции перейти в католичество. А подобная церковная процедура как раз сопровождается раскаянием на коленях перед священнослужителем. А что предлагает Сенченко? Как по мне, ровно то же самое.

Однако «счастье» раскаяния будет доступно далеко не всем жителям Донбасса и Крыма. И бывший депутат тут предельно откровенен.

«За те же действия, совершенные в интересах агрессора на свободной территории страны, прощения быть не может», — поясняет автор инициативы.

То есть, как бы вы ни каялись и часами ни стояли на коленях, некоторых из вас вырежут. Неизбежно, так как «прощения им быть не может». Ну не добрый ли человек Андрей Сенченко? Ведь мог бы и шашкой или расстрелом! А вместо этого — тюремный срок. Очень гуманно.

В общем, закон и называется, как религиозный, и по сути своей является таковым. Традиция стояния на коленях перед героями АТО мертвыми, а в последнее время — и живыми, перед памятниками Бандере, Шухевичу и иже с ними, да вообще — по любому поводу и везде — имеет корни в Галичине и успешно культивируется по всей Украине. В декабре 2015 года на Волыни перед проезжающей машиной с телом погибшего в Донбассе добровольца Руслана Елизарова поставили на колени даже детей, шедших в детский сад и школу. А в 2016 году Петр Порошенко уже стоял на коленях перед монументом жертв Волынской резни.

Поскольку я хорошо знаю этот край, я наблюдал подобное рвение к раскаянию на коленях еще в начале 90-х. По словам нормальных местных жителей, подобная традиция существовала тут всегда, без перерыва на советское время. Смысл этого действа — не столько раскаяние, сколько проявление покорности.

Раскаяние, то есть исповедь — это очень интимный ритуал в христианстве. Он не предполагает никакого насилия по отношению к исповедующемуся. Как можно контролировать убеждения? Урок, то есть наказание, священник только предлагает. А будете ли вы его выполнять — сугубо ваше дело. Тут другой случай. Не только Сенченко, очень многие украинские радикалы неоднократно предлагали то же самое. Об этом постоянно заявляла одиозная Ирина Фарион, звучали эти призывы и с трибуны Рады.

Поза покорности — как признак власти. В Галичине население, особенно сельское, производило на меня впечатление, извините, холопов, у которых внезапно отняли панов. Панов нет, а привычки остались. А отсюда и весь смысл «Майдана»: вместо того, чтобы стать свободными, жители западных регионов решили сделать своими холопами Восток Украины. Вековая привычка и вбитая убежденность. Свободными могут быть только паны.

Так против чего возмутились жители Крыма и Донбасса?

Автор: Олег Денежка


Источник