FT: Лондон намерен покончить с репутацией магнита «грязных денег» из России

15 сентября 2018 г. 11:46:19

Национальное агентство Великобритании по борьбе с преступностью (NCA) готовится развернуть активную деятельность по борьбе с отмыванием денег российскими гражданами, пишет британская Financial Times. Как отмечается в материале издания, NCA собирается чаще получать специальные судебные ордера, дающие право замораживать «подозрительные» активы, если владеющие ими лица не могут пояснить их происхождение.

Британское Национальное агентство по борьбе с преступностью (NCA) «плотнее займётся россиянами, имеющими состояния сомнительного происхождения», сообщает Financial Times со ссылкой на руководителя отдела ведомства по экономическим преступлениям Дональда Туна.

Как заявил господин Тун в интервью изданию, NCA готовится расширить применение так называемых «ордеров на накопления неустановленного происхождения» (unexplained wealth orders или UWO. — ИноТВ) — специального юридического инструмента, который даёт британским следователям право при одобрении судебных властей накладывать арест на активы лиц, которые не могут пояснить их происхождение и доказать, что они получены законным путём. Ордера, появившиеся в январе нынешнего года, уже «внушили ужас в сердца представителей сообщества российских экспатов», подчёркивается в материале.

«Рассматриваем ли мы потенциальные цели среди россиян? Конечно рассматриваем, — отметил Тун. — Мы изучаем особо ценные российские активы внутри Соединённого Королевства и пытаемся понять, есть ли у нас возможность обратиться в суд и достаточно чётко озвучить проблему, чтобы получить ордер UWO на арест этих активов». Тун, впрочем, добавил, что NCA прорабатывает и активы, полученные из других частей света, включая бывшие республики СССР, Африку и Азию.

Бурная деятельность со стороны NCA — элемент более широкой государственной политики, направленной на то, чтобы «положить конец репутации Лондона как магнита для грязных денег из Москвы и других мест»: по данным того же NCA, через лондонский Сити в год отмывается около £90 млрд средств, добытых преступным путём, подчёркивает обозреватель FT. Дополнительным стимулом, побудившим британское правительство заняться проблемой финансовой преступности — а такие попытки оно предпринимало и раньше, — послужило отравление бывшего российского шпиона Сергея Скрипаля в Солсбери: Великобритания рассчитывает при помощи новых жёстких мер попутно «подорвать потоки российских средств».

Как пишет автор, пока Великобритания ещё остаётся членом ЕС, она может вводить финансовые санкции в одностороннем порядке только против лиц, подозреваемых в терроризме. В таком контексте её главным инструментом для борьбы с финансовыми преступлениями остаются упомянутые ордера UWO, за применение которых выступал как бывший глава МИД Великобритании Борис Джонсон, так и министр безопасности Бен Уоллес.

Вместе с тем, ордера по-прежнему используются крайне редко, отмечает журналист. Пока NCA попыталось получить только три таких документа, однако решение по их выдаче будет принято лишь в течение нескольких недель, и к тому же ни один из них не имеет отношения к российским гражданам — все они касаются одного и того же дела, в котором фигурирует «расточительная жена» некоего банкира родом из бывшего СССР, но не из России. Как подчёркивает обозреватель FT, имена банкира и его супруги в соответствии с решением суда не разглашаются — и это обстоятельство ранее сильно критиковали общественные организации по борьбе с коррупцией: там считают, что запрет на разглашение имён лиц, в отношении которых выдаются ордера UWO, в конечном счёте ослабляет эффективность этого юридического инструмента.

По мнению господина Туна, количество ордеров UWO в течение следующего года достигнет двузначных значений — агентство уже готовится запрашивать сразу несколько ордеров в ближайшие месяцы. При этом, большая часть ордеров касается не подозреваемых в причастности к организованной преступности, а так называемых «политически уязвимых персон», говорится в статье. Тун отметил, что задержка с получением UWO связана с долгими судебными каникулами, а также — со сложностью и длительностью процесса отслеживания активов. «Сами по себе ордера UWO — не мерило успеха, а мерило активности», — цитирует чиновника FT. Тун также подчеркнул, что NCA выступает за разглашение имён лиц, в отношении которых выдаются ордера, однако в конечном счёте решение о том, имеют ли они право на сохранность личных данных, будут принимать судьи.

По данным FT, NCA также сыграет ключевую роль в борьбе министерства внутренних дел Великобритании с упомянутыми «профессиональными потакателями», подталкивающих клиентов к финансовым преступлениям. Центральным элементом в стратегии министерства будет реформа системы донесений о подозрительной деятельности — специальных уведомлений о сделках, которые потенциально могут быть связаны с операциями по отмыванию денег или финансированием террористической деятельности. NCA ежегодно получает 470 тыс. таких донесений, и более 80% из них приходят от банков. Как отмечается в статье, возросшая активность банковского сектора в этом отношении связана с тем, что банки наказываются за недонесение об отмывании денег крупными штрафами, в том числе и со стороны американских властей.

Господин Тун в беседе с корреспондентом FT предупредил юристов и бухгалтеров о том, что NCA ожидает от них гораздо более частых донесений о подозрительных сделках. «Есть ли у нас опасения по поводу мер надлежащей осмотрительности в отношениях с клиентами со стороны отдельных представителей адвокатуры и бухгалтерского сектора? Определённо есть», — заявил чиновник.

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT


Источник