Саммит «нормандской четверки» определит будущее Европы как союзника или врага США

9 декабря 2019 г. 22:20:06

Встреча лидеров России, Германии, Франции и Украины в Париже 9 декабря должна стать одним из ключевых «аттракторов» мировой политики не только в текущем году, но и на ближайшее будущее. Об этом говорят не только связанные с саммитом ожидания, но и уже привязанные к нему события: от принятия в Донецке закона о границах ДНР до высылки из Германии двух российских дипломатов и разных массовых «акций оппозиции» в Киеве.

Надо понимать, что речь идет не только о судьбе Донбасса или Украины — речь идет о фундаментальных параметрах трансформации «однополярного» мира в «многополярный». Прежде всего, применительно к Европе в целом и к Евросоюзу, в частности.

На протяжении почти 75 послевоенных лет Европа: сначала Западная, а после краха СССР и Восточная, — выступала в роли привилегированного союзника США, получая весьма значительные дивиденды от совместной с Америкой эксплуатации стран «третьего мира», частично сохраняя былые колониальные «зоны влияния», но не претендуя на что-то большее. Однако сохранится ли в дальнейшем эта «атлантистская» связка и, если сохранится, то в каком виде — большой вопрос.

Это весьма наглядно продемонстрировал недавний саммит глав государств-членов НАТО в Лондоне, посвященный 70-летию этого военно-политического блока. Страны Евросоюза, прежде всего Германия, уступая давлению президента США Дональда Трампа, согласились существенно увеличить финансирование НАТО, но взамен претендуют на большие права в рамках альянса, особенно на поддержку за счет этих средств не только американского, но и своего ВПК.

В ответ на это 45-й президент США пообещал: «Что нам не заплатят за безопасность, доберем в торговле». То есть налицо угроза санкций против европейских компаний не только за участие в строительстве и эксплуатации «Северного потока — 2», но и «вообще».

Выбор Европы

В подобной ситуации «единая Европа» оказывается перед очень сложным выбором.

Есть вариант продолжения, несмотря не все потери, «атлантического партнерства» и окончательного превращения в политическую и финансово-экономическую колонию США. Не исключено, что именно такой перспективой был обусловлен сенсационный Brexit, то есть выход Великобритании из состава ЕС.

Есть вариант поддержки «антитрамповской контрреволюции» в США, которую стремятся осуществить «неоконы» из «глубинного государства», с возвращением к статус-кво до 2016 года. Это самый утопический вариант, но именно к нему, судя по всему, склоняются и в Берлине, и в Париже. Иначе удержать власть нынешней политической элите Европы будет очень непросто: успехи «желтых жилетов» во Франции и «право-левой» оппозиции в ФРГ — тому свидетельство.

Есть вариант обособления от Америки и формирования отдельного «центра силы» на основе германо-французского дуумвирата. Но для этого, опять же, необходима смена всей нынешней политической «евроэлиты», осуществить которую пока весьма затруднительно.

Наконец, есть вариант углубления сотрудничества либо с Россией («Европа от Лиссабона до Владивостока»), либо с российско-китайским стратегическим союзом в целом (ось «Пекин—Москва—Берлин»). Последний — сверхвыгодный и пока сверхрискованный для ЕС не только с политической, но и с финансово-экономической точки зрения, поскольку означает критическое сжатие «империи доллара» и, соответственно, глобальный системный кризис, параметры и сопутствующие эффекты которого абсолютно непонятны.

Встреча в полузабытом «нормандском формате», с президентом Украины Владимиром Зеленским в качестве «фигуры прикрытия», во многом определит европейский — и, во всяком случае, франко-германский — выбор. То есть речь будет идти не про Украину, а про Европу.

Только с этих позиций, в этой системе координат все действия государств-участников и их прокси-структур накануне встречи в Париже перестают выглядеть театром абсурда.

Дефолт Украины, «миссия Джулиани» и импичмент Трампу

Что касается непосредственно Киева, то он пребывает в положении «болвана в старом польском преферансе», поскольку от его действий, по большому счету, уже ничего не зависит. К февральскому газовому краху, если вентиль на российско-украинской границе будет перекрыт, следует добавить почти неизбежный дефолт по долговым обязательствам.

Из более чем 15 млрд долл., которые необходимо выплатить по долгам в течение 2020 года, Украина сегодня располагает зарезервированными средствами в объеме 3,5–4 млрд долл., которых по графику хватит для выплат «до весны». За счет экстренных мер финансовой мобилизации, возможно, удастся пройти весь март или его часть, а дальше — «все», если не будут найдены дополнительные средства в виде еще одного транша МВФ, платежей России (в любом виде) или старта продаж земли, вплоть до принудительной конвертации валютных переводов и т. д.

8 декабря, буквально накануне саммита, что само по себе весьма показательно, Украина договорилась с МВФ о выделении нового транша в 5,5 млрд долл. на три года. Однако по сути это всего лишь пролонгация кредитов, ранее выданных Киеву этим финансовым институтом, которая не решает проблем с украинскими долгами после марта 2020 года.

Весьма интересна с этой точки зрения «миссия Джулиани», которая началась 3 декабря в Будапеште и завершилась 6 декабря в Киеве.

Личный адвокат Дональда Трампа и экс-мэр Нью-Йорка, с именем и деятельностью которого связано начало экстренной процедуры импичмента против 45-го президента США, уже обнародовал данные о том, что Джо Байден, Мари Йованович и Ко совместно с бывшими властями Украины (включая экс-министра финансов Наталию Яресько, ныне ведающую финансами Пуэрто-Рико) расхитили 5,3 млрд долл. из американской помощи, выделенной после госпереворота 2014 года официальному Киеву.

Если Джулиани действительно получил доказательную базу по данным транзакциям, то для демократов, «неоконов» и прочих структур «глубинного государства» это очень плохие новости, хуже не придумаешь. Даже «разменять» их на отказ от импичмента уже не получится.

Ловушка захлопнулась, и Зеленский, давление на которого, якобы оказанное со стороны Трампа, стало формальным поводом для начала процедуры импичмента, может сыграть за Белый дом, против всех его противников — и одновременно врагов России.

Нормандия, что в имени твоем?

Само название «нормандский формат», если кто запамятовал, появилось потому, что первая такая встреча прошла во время празднования 70-летия операции «Оверлорд» в Нормандии 6 июня 2014 года. Тогда на Украине, после февральского государственного переворота, совершенном при покровительстве Госдепартамента США и под контролем американских спецслужб, при том же покровительстве и под тем же контролем только-только избрали нового президента, Петра Порошенко. На тот момент у многих еще оставались надежды, что новый глава Украины как-то притушит неонацистскую стихию, признает воссоединение Крыма с Россией и договорится с восставшим Донбассом. Не получилось.

Однако у медали «нормандского формата» была и оборотная сторона.

Как известно, 21 февраля 2014 года под давлением США и их союзников в Киеве президентом Украины Виктором Януковичем и представителями Евромайдана было подписано Соглашение об урегулировании политического кризиса. Гарантами того соглашения выступили министры иностранных дел Германии и Польши, Франк-Вальтер Штайнмайер и Радослав Сикорский, а также замглавы МИДа Франции Эрик Фурнье.

Но почти сразу же выяснилось, что подписи этих высокопоставленных лиц ничего не значили: толпы вооруженных украинских неонацистов по команде из американского посольства ринулись на захват власти. Тем не менее, эти их действия сразу были признаны легитимными и в Вашингтоне, и в Берлине, и в Париже, и в Варшаве.

С американцев в данном случае взятки гладки: они-то Януковичу ничего документально не обещали (тайные договоренности — это другое, но их к делу не пришьешь). К полякам всерьез относиться невозможно. А вот немцы и французы, надо сказать, очутились в весьма неприглядной дипломатической ситуации. Особенно перед Россией, представитель которой Владимир Лукин отказался подписывать соглашение 21 февраля.

Поэтому-то Берлин и Париж и выступили инициаторами «нормандского формата»: мол, ничего страшного не произошло, а «небольшие внутриполитические эксцессы» на Украине можно сгладить, общаясь с новой властью.

Президент России Владимир Путин, отвечая на вопрос о том, почему в Киеве состоялся госпереворот, сказал: «Нас обманули!» Примем эту формулировку. И добавим, что обманул не только тогдашний президент США Барак Обама, но и Германия с Францией. Которые по историческому опыту знали, что ходить на «русского медведя» — занятие далеко не безопасное, а потому стремились «соломки подстелить», чтобы не так больно было падать, в случае чего…

Когда украинские каратели в Донбассе дважды оказывались в «котлах»: сначала в Иловайске, а потом в Дебальцево, — «нормандский формат» был востребован для спасения киевской власти — опять же, только европейскими «гарантами», без формального участия США. Были подписаны Минские соглашения: сначала первое, а потом и второе, — условия которых украинская сторона потом внаглую не выполняла и даже не делала вид, что стремится к этому, во всем обвиняя Россию.

С октября 2016 года «нормандский формат» в своем полном составе и на уровне глав государств, больше не собирался — пока Порошенко, пошедший в отношениях с Россией «вразнос», оставался «президентом Украины». И вот сейчас, после трехлетнего перерыва, он оказался востребованным вновь — но уже в принципиально ином качестве.


Источник