Крестовые подходы

Алексей Ларин

17 октября 2018 г. 15:19:21

О возвращении религии в политику и церкви во власть

Чтобы правильно оценить ситуацию, иногда нужно посмотреть на неё с другой стороны.

Очевидно, что патриарх Варфоломей влез на каноническую территорию Русской православной церкви по политическим мотивам и с политическими же целями, которых никто даже особо и не скрывает.

Очевидно, что попытка оторвать церковную Украину от церковной России нанесёт колоссальный урон Русской православной церкви и России вообще, не говоря уже про мировое православие.

Очевидно, что в этом стремлении патриарх Варфоломей и стоящие за ним покровители сделали открытую ставку на силовой – политический и финансовый – ресурс, понимая, что церковный и канонических оснований у них для подобного «беспредела» нет.

Но всё это вместе взятое снимает с Русской православной церкви все обязательства перед Константинопольским патриархатом и открывает ей, ранее недоступные, широкие возможности.

Раз уж Фанар задействовал для своих целей светские ресурсы американской и украинской администрации, принявшей все необходимые политические, дипломатически и финансовые меры для достижение вожделенной автокефалии, Русская православная церковь может столь же прямо, открыто и недвусмысленно обратиться за поддержкой к правительству России.

Да, формально церковь у нас пока отделена от государства. Но разве не могут помогать Церкви её прихожане, находящиеся на разных высоких должностях, включая министерские и выше. Это, во-первых.

А, во-вторых, Фанар первым нарушил нейтралитет, первым вовлёк церковные институты в политические игры, и не оставил Москве другого выбора, кроме как ответить так же. Отказавшись от долгой кропотливой работы по согласованию интересов всех поместных церквей, по богословскому и каноническому обоснованию своих притязаний, сделав ставку на прямое силовое давление, Константинопольский патриархат ввязался в игру, в которой Москва играет заведомо лучше. И позиции в которой у неё намного прочнее и увереннее.

У Варфоломея нет своей материальной базы и своего силового ресурса. В нынешней украинской авантюре он опирается на поддержку властей США (которые, скорее, манипулируют им и в любой момент могут предать, стоит Путину договориться с Трампом) и властей Украины (которые в любой момент могут слететь, стоит России чуть посильнее нажать). Собственных ресурсов у него нет, в Стамбуле он живёт на положении иждивенца турецких властей, способных устроить ему, при желании, весьма интересную жизнь.

У патриарха Кирилла подобные ресурсы есть. Президент с премьер-министром на пасхальном богослужении святителя, министр обороны с крестным знамением принимающий Парады Победы, главы корпораций, жертвующие миллионы Русской православной церкви – это всё смотрится внушительно и многозначительно.

Другое дело, что всё это практически не использовалось за всю постсоветскую историю России. Богу – богово, кесарю – кесарево; до поры, до времени Церковь и власть в России спокойно сосуществовали согласно этому принципу. Церковь практически не лезла в политику, власть – в религию, предоставляя друг другу каждому разбираться в своей епархии.

Но теперь, когда проблемы и цели Кремля и патриархата совпали, они могут объединить усилия. У обоих Запад сманивает Украину, у обоих на границе растят нового врага. Не нужно обладать большой фантазией, чтобы предположить дальнейшее.

Собственно, и предполагать даже не надо. Совет Безопасности России, собранный на прошлой неделе для обсуждения положения православных на Украине в свете грядущей автокефалии, обозначил намерения довольно чётко. Кремль готовится задействовать все ресурсы для отстаивания интересов Русской православной церкви и её прихожан. А ресурсы эти многочисленны и разнообразны.

Турецкая православная церковь подала иск в турецкий суд на патриарха Варфоломея, в связи с его, как указывает истец, незаконным и превышающим полномочия решением о предоставлении автокефалии.

Турецкая православная церковь не признана ни одной канонической поместной церковью, но турецкого суда это не касается и если он решит, что гражданин Турции, известный как патриарх Варфоломей, нарушил турецкие законы, последствия для гражданина могут быть печальными. А что, если президент России позвонит президенту Турции и пообещает хорошую скидку на комплексы С-400 в обмен на нужное решение суда? А что, если Русская православная церковь решит признать Турецкую православную церковь в качестве канонической, дать её томос, автокефалию и все права на духовное окормление прихожан Константинополя, то бишь Стамбула? У Константинопольского патриарха не останется ничего, даже имени.

Да, это будет нарушением всех канонов и правил, но первым это затеял Фанар, а потому если Москва захочет сыграть в эту же игру, винить Варфоломею будет некого, кроме самого себя. Это он политизировал церковные дела и мировое православие, он поставил всех патриархов и иерархов перед выбором, с кем они – с Москвой или Константинополем? Учитывая, насколько эфемерным выглядит Константинопольский патриархат, и какая мощь стоит за Московским патриархатом, выбор этот представляется отнюдь не очевидным.

Эти времена могут повториться. Тихие лояльные граждане Украины, будучи заодно и прихожанами УПЦ МП, теперь, когда их будут заставлять сменить церковь, а, по мнению многих, и веру, могут утратить свою лояльность. Или попросту её сменить. Если лояльность православию для них теперь будет жёстко привязана к лояльности нынешним властям, многие могут сделать иной выбор.

Принадлежность к УПЦ МП будет теперь своеобразной формой оппозиции к власти, и подавлять эту оппозицию силой значит нарваться на встречную силу. Поток добровольцев в защиту истинного православия может не сравниться с потоком добровольцев в защиту Русского мира. И тогда может разгореться такая война, в которой запросто сгорит вся Украина.

Зря патриарх Варфоломей нарушил сложившийся статус-кво. Он сдвинул такие опоры, обрушение которых может выдержать только что-то по-настоящему крепкое, сильное и мощное. Константинополь с Киевом не производят такого впечатления. В отличие от Москвы и Русской православной церкви.


Источник