Цена сирийской операции 70 млрд долларов. Плюсом

28 сентября 2017 г. 16:40:06

С самого начала сирийская кампания породила массу вопросов, предположений, версий, интерпретаций и прочего массового потока сознания. Повторяться не буду, замечу лишь: большое видится на расстоянии. Подводить окончательные итоги, безусловно, несколько рановато, но кое-какие выводы, заключённые в графики и цифры, сделать можно легко и без всяких натяжек.

Прежде всего, следует отметить, что за основной критерий оценки эффективности любого мероприятия в современном мире принято брать финансовую составляющую, попросту говоря: насколько прибыльным или убыточным является то или иное действие. Хотим мы того, или не хотим, но погружение в более сложные материи, типа духовных скреп, патриотического подъёма, справедливого возмездия и т.д., хороши для философских размышлений о светлом и вечном, что безусловно полезно, но не всегда уместно. Тем более, что иррациональную материю в графики и цифры не загонишь, как ни упирайся.

Посему ограничимся означенной эффективностью и заметим:

- так или иначе, война - это прежде всего затраты, причём далеко не эфемерные. В этом смысле, учитывая, что бюджет сирийской кампании засекречен, оценивать его даже приблизительно я не буду. На этот счёт хватает спецов и без меня, особенно диванных аналитиков, обожающих обсуждать, сколько миллиардов Сирия украла у российских пенсионеров. Переубеждать их бессмысленно, говорить о том, что реальные боевые действия — это самый эффективный способ отработки вооружений (от экипировки до сложных систем) и боевых навыков личного состава, не сравнимый с учениями, даже в обстановке максимально приближенной к боевой, бесполезно.

- эффективность бывает прямая и косвенная. Обычно прямую эффективность подсчитать проще, но не в данном случае, так как мы вновь и вновь будем упираться в споры о затратах и пенсионерах, попадая в бесконечный круговорот бесплодных дискуссий. Посему сосредоточимся на косвенных показателях, имеющих непосредственное отношение к теме.

Повторю бесспорно верное утверждение — российский бюджет безусловно чувствителен к ценам на энергетическое сырьё, основным из которых многие годы является цена на нефть марки Brent.

Итак, поехали.

О начале операции российских ВКС в Сирии было заявлено 30 сентября 2015 года. К этому моменту нефть стоила примерно $50 за бочку, опустившись за год со $100, тестируя по ходу отметки, близкие к $40:

Любой процесс, особенно глобальный, зависящий от многих факторов, имеет свою инерцию. Тем более, что война, в которую вовлечена масса игроков — это всегда непредсказуемость, веером выходящая за рамки любого узкого анализа. Особенно, если брать узкий промежуток времени.

Вспомним первые месяцы операции, когда ту же многострадальную Пальмиру сначала взяли, начали уже разминировать, а затем неожиданно сдали!

Вот карта Сирии на рубеже 2015-2016 годов:

Всё это, повторяю, свидетельствует о крайней серьёзности сирийской обстановки, взять которую нахрапом мог рассчитывать лишь военный стратегический гений уровня Саакашвили. Мы же имеем дело с хорошо структурированным противником, имеющим солидную материально-техническую базу, как в техническом, так и в финансовом плане, который, кстати, благодаря нефтяным месторождениям на подконтрольной территории, как раз и оказывал демпинговое влияние на ценообразование углеводородов. То есть, дилемма сразу же вырисовывалась такая: побеждают террористы — цены на нефть падают, побеждают Дамаск и ВКС — цены растут. И задача каждой из сторон — переломить тенденцию в свою пользу.

Если посмотреть на график нефти, то начало операции ВКС породило резкий эффект падения стоимости котировок нефти до уровня $29, что как раз может объясняться непредсказуемостью и неопределённостью, а также резко отрицательным информационным фоном вокруг России. По сути дела, действие породило противодействие и дальнейшие события призваны были выявить уже не краткосрочную, а долгосрочную тенденцию.

Посмотрим на карту, относящуюся к середине 2016 года, из которой хорошо видно, что почти за год ситуация практически мало изменилась с одной лишь разницей — Дамаск устоял, по-крайней мере, не пал быстро, как это рисовалось в мечтах ИГИЛ* и поддерживаемых их сил:

Данный результат, хоть и сугубо промежуточный, так или иначе сказался на стабилизации цен на нефть уже на уровне $50, тем более, что ВКС в ходе операции совершали глубокие рейды и наносили удары, как по нефтяным базам, контролируемым террористами, так и по многочисленным нефтяным транспортным караванам.

И, наконец, обратимся к карте Сирии, относящейся к сентябрю 2017 года:

Смотрим на график этого же периода: нефть вплотную подобралась к отметке $60 за бочку, что свидетельствует о двух взаимозависимых процессах:

- правительственные войска и ВКС РФ жёстко переломили ход войны, сделав победу официального Дамаска необратимой, а значит, закат ИГИЛ и других террористических группировок на территории Сирии не за горами.

- ценообразование на нефть более не будет зависеть от игроков, демпингующих на рынке. По крайней мере, не будет зависеть от террористов на территории Сирии.

Резюме:

С точки зрения эффективности, Россия, производящая в сутки порядка 10 млн. баррелей нефти марки Brent, увеличившейся в стоимости по скромным подсчётам в среднем на $10 (от $40 до $60), за два года получила дополнительной экспортной выручки порядка $70 млрд:

10 млн. * $10 * 365дней * 2 года = $73 млрд.

Такова косвенная эффективность действий российских ВКС в Сирии, что, кстати, с одной стороны, намного больше доходов бюджета от торговли оружием, с другой стороны, уже неизбежно приводит к резкому увеличению спроса на российские вооружения, испытанные и отработанные в реальных боевых действиях.

Заключение:

Не будем испытывать иллюзий относительно безоблачного неба над Россией после окончания сирийской войны. Во-первых, как я уже писал в предыдущей статье, мы уже стоим на пороге новой ближневосточной мясорубки, где главной движущей силой будут мотивированные курды, стремящиеся к обретению полноценной государственности, обещанной им почти 100 лет назад. Во-вторых, как я уже отмечал, действие рождает противодействие, и сирийская война может быть лишь прологом к гораздо более серьёзным испытаниям на прочность как армии, так и страны в целом. Будем надеяться, что опыт военной эффективности, пожалуй впервые в своей истории продемонстрированный Россией на поле боя, пригодится нам и в будущем.

Вечная память российским солдатам и офицерам, погибшим в ходе сирийской войны.

*ИГИЛ — террористическая организация, запрещённая в РФ.


Источник







comments powered by HyperComments