"Они просто хотели придушить русский". Почему евроукрам нельзя того, что можно латышам

19 октября 2017 г. 22:34:37

Илья Козырев

Странное событие произошло на прошлой неделе – на сессии 12 октября ПАСЕ большинством голосов выразила обеспокоенность украинской реформой школьного образования. Реформа эта, напомним, выражается в полном прекращении к 2020 году преподавания на любом языке, кроме украинского. На языках национальных меньшинств будет допускаться преподавание только родного языка и литературы.

Во-первых, странно, что это вообще произошло. Всем очевидно, что главной целью реформы является форсированная ассимиляция именно русских Украины, а венгры, румыны, греки и прочие болгары с поляками попали под раздачу попутно, можно сказать – случайно. И вообще, поощряя в бывших постсоветских республиках правильный национализм антирусской направленности, до сих пор было принято снисходительно реагировать на неизбежно сопутствующие ему некоторые эксцессы национализма неправильного – скажем, антисемитского или антипольского характера.

Хорошей иллюстрацией здесь может быть пример польско-литовских отношений. С момента получения независимости в Литве поляков зажимали даже сильнее, чем русских – и в Польше это всегда вызывало вполне заметное недовольство и раздражение. Однако никакие значимые польские политики никогда не считали нужным увязывать улучшение положения литовских поляков с согласием на интеграцию Литвы в ЕС и НАТО или с решением любых других важных для Литвы вопросов – единство перед лицом России важнее. И в результате польский вопрос в Литве находится в том же состоянии, что и четверть века назад.

Во-вторых, странно, при каких обстоятельствах это произошло. В момент обсуждения и голосования в зале заседаний ПАСЕ присутствовало 110 депутатов из 300 (это к вопросу о том, насколько важна и полезна ПАСЕ и какой смысл России вообще туда возвращаться). И если делегации основных критиков украинского закона – Венгрии, Румынии и Молдавии – присутствовали полностью и единодушно проголосовали за осуждающую резолюцию, то потенциальные защитники Украины блистательно отсутствовали. Делегатов Латвии не было вообще, от Эстонии присутствовал один делегат - и он отчего-то воздержался. А единственный в зале делегат от Литвы представляла как раз польское меньшинство и с удовольствием проголосовала против Украины. Так что результаты голосования неудивительны – 82 за антиукраинскую резолюцию, 11 против и 17 воздержались.

Вообще создаётся впечатление, что все присутствующие пришли в зал только для того, чтобы осудить Украину. Не случайно же десять из одиннадцати голосов, пытавшихся отмазать Украину, принадлежали собственно украинской делегации.

Надо сказать, украинцы защищали свою страну так себе, лениво и спустя рукава. Скажем, ещё один украинский делегат просто не явился (как выяснилось, проспал), а другой критику своей страны решительно поддержал. Этим изменником оказался Мустафа Джемилёв, лидер крымско-татарского Меджлиса. Он-то новый закон об образовании не только прочитал, но и понял, что образование на его родном языке Украина запретила тоже. И теперь его борьба за возвращение Крыма в состав Украины по сути будет означать борьбу за закрытие крымско-татарских школ. Вишенкой на торте можно считать тот факт, что представляет Джемилёв президентскую «Партию Петра Порошенко».

Но ленью и разобщённостью недостатки украинской делегации не исчерпываются - присутствует ещё некомпетентность, отсутствие любопытства и незнание языков. Ибо в Латвии, самой что ни на есть европейской стране, было официально объявлено о начале точно такой же «реформы образования» - в то же самое время, когда на сессии ПАСЕ у евроукров трещали чубы. Украинская делегация могла бы узнать об этом из газет и использовать этот факт для своей защиты - но русским языком пользоваться они не хотят, латышского не знают, а на английском языке этой информации по понятной причине просто нет – хвастаться тут нечем.

А ведь при ближайшем рассмотрении процессы уничтожения нетитульного образования в двух странах совпадают даже в деталях – в обоих случаях преподавать на родном языке позволят только сам язык и литературу, и закончится переходный период должен к 2020-2021 учебному году. По сути все пункты резолюции, прописанные истинными европейцами европейцам недоделанным, могут быть без особых изменений обращены и к такому патентованному члену ЕС И НАТО, как Латвия:

«…когда государства принимают меры по пропаганде официального языка, они должны идти рука об руку с мерами по защите и продвижению языков национальных меньшинств. Если это не будет сделано, результатом будет ассимиляция, а не интеграция.»

«…новое законодательство не соответствует надлежащему балансу между официальным языком и языками национальных меньшинств.»

«В частности, новый закон влечет за собой значительное сокращение прав, ранее признанных «национальными меньшинствами» в отношении их собственного языка образования. Эти национальные меньшинства, которые ранее имели право на одноязычные школы и полноценные учебные программы на своем родном языке, теперь оказываются в ситуации, когда образование на их родных языках может быть обеспечено только до окончания начального образования. Для Ассамблеи это не способствует «совместному проживанию»

«Ассамблея решает следить за развитием событий в Украине в отношении защиты и продвижения региональных языков и языков меньшинств.»

Различий между странами всего два: в степени готовности и мотивации. Если на Украине закон уже подписан президентом и вступил в силу, то в Латвии правящая коалиция приняла решение сделать это в феврале. А пока министру образования поручено подготовить поправки к закону и их формулировки. Но сомневаться в том, что в феврале решение таки будет принято, нет никаких – и причина тут как раз в мотивации.

Дело в том, что принимая этот закон, украинские националисты руководствовались искренней, вполне животной ненавистью ко всему русскому, желанием насолить хотя бы своим русским, раз уж невозможно дотянуться до русских Донбасса или тем более Крыма с остальной Россией. Поэтому они равно могли принять этот закон и полгода назад, и через год – просто обстоятельства сложились так, что придумать этот закон и принять его удалось именно сейчас.

С латышскими националистами ситуация иная – у них через год выборы. Сейчас правящая коалиция состоит из националистов городских, националистов деревенских и националистов лощёных, европейских. Все они прекрасно знают, что через год латышский избиратель вознаградит своими голосами того из них, кто проявит наибольшую активность и изобретательность в ущемлении нелатышей. Это заставляет всех троих торопиться. Тем более, что для лощёных европейских националистов это вообще вопрос не большего или меньшего представительства, а выживания – они в последнее время популярность теряют и в следующий парламент вполне могут не пройти. И если учесть, что министр образования как раз из этих националистов, то на его активность и последовательность в уничтожении русского образования можно вполне рассчитывать.

До сих пор русские Латвии в защите своего образования, своих детей и своего будущего могли рассчитывать только на себя. Евросоюз за националистические закидоны критиковал Латвию всегда тихо-тихо, и это вполне понятно – критиковать Латвию для ЕС означает критиковать себя, ибо знали, кого принимали. А для России Латвия, как и Прибалтика в целом – не большой полити́к, и даже не малый полити́к, а вообще не полити́к.

Но в настоящий момент неожиданное совпадение похожих действий Украины (которые могли произойти в любой момент, но произошли именно сейчас) и Латвии (которые могли произойти только сейчас) даёт дополнительный шанс. Остаётся надеяться, что использовать его получится.


Источник







comments powered by HyperComments