Мир вступил в период неконвенциональных войн

Александр Халдей

8 декабря 2018 г. 21:47:13

Арестом топ-менеджера Хуавэй США открыли ящик Пандоры

Главным свидетельством долгосрочных реструктуризационных процессов, начавшихся в мире, является выход США из всей системы договоров в целом и из Договора по РСМД в частности. Такие решения не принимаются "с кондачка", в их основе лежат детальные стратегические расчёты текущих и грядущих глобальных мировых сдвигов. В США считают, что пришла пора повысить конкурентоспособность своей экономики за счёт глобальных силовых акций давления на этот мир. Это единственный способ как-то отсрочить собственную утрату лидерства и последующий передел колониального наследия США.

Нереальный срок в 60 дней, предъявленный НАТО России для уничтожения своих ракетных программ, говорит о том, что процесс уже зашёл довольно далеко и тянуть с его оформлением нет смысла. Мир уже вступил в процесс перекройки сфер влияния, и защищать их придётся силой. Майк Помпео в принципе это заявил совершенно прямо: США собираются приступить к силовому изменению миропорядка, сложившегося по итогам Второй мировой войны.

Что ж, видимо, пришло время его менять, ресурс остаточной инерции, существовавший после распада СССР и мировой системы социализма, исчерпан. Россия поняла это так же давно и без лишнего шума приступила к формированию своего обновленного ракетно-ядерного потенциала.

США намерены устранить наметившееся отставание от России и Китая, ради чего хотят даже закрыть ООН. Мир без ООН действительно комфортнее для США, но они не усчитывают, что, как говорят в России, "пуля – дура, она в обе стороны летает". Как говорил о репрессиях Андропов, "Мы больше никогда такое не допустим, потому что сначала ставим к стенке мы, а потом ставят нас".

Любой силовой процесс трансформаций пожирает своих инициаторов воронкой саморасширения. Сила действия порождает силу противодействия, и мир, складывающийся в итоге усилий США, вряд ли понравится самим США. В нём неминуемо произойдёт консолидация врагов и отдаление друзей. Как говорится, "Я стою на горе и в долину смотрю, Сердце бьётся в груди: "Эх, скачусь, полечу!", Оттолкнулся я палками, вниз полетел, Но тотчас осознал - не того я хотел".

США давно не испытывают иллюзий, что утверждать ускользающее влияние они могут только усилением грубого силового давления. Это разрушает систему лидерства США, сложившуюся за последние 30-35 лет, но они это понимают и намерены построить новую. Просто другого выбора у них нет. США вступили в период горбачёвской перестройки, а такие процессы всегда характерны крахом. Даже если на первых порах всё идёт хорошо, то потом всё начинает идти не так.

Процесс глобального сдерживания США понимают как лидерство в технологиях и в гонке вооружений. Всё меньше задействован интерес вассалов и собственных корпораций, всё больше грубого насилия в их адрес. Конфликтный потенциал растёт, система господства рушится от непереносимых нагрузок. Эксперты отмеряют современному капитализму, то есть миру в главе с США, минимум 30 лет, максимум 70. Джина развития конкурентов США уже не загнать назад в бутылку, как пасту не вернуть в тюбик. Рост возможностей БРИКС и ШОС можно притормозить, но нельзя отменить. США спохватились слишком поздно, опоздав лет на 20. Догнать упущенное время и выйти на период, когда БРИКС и ШОС не существовали, уже не выйдет даже у США.

Россия давно готова к такому повороту событий и спокойно встречает наступающий этап. Она не будет вступать в гонку вооружений с США, предоставляя им право вкладывать сотни миллиардов в военные программы. Любая силовая система имеет слабости, и Россия строит свою стратегию именно на атаку этих слабостей. Как бы ни вооружался американский циклоп, но от тычка пальцем в глаз ему не защититься. Потому что кроме глаза у него есть ещё много других мест, удар в которые нельзя предотвратить и невозможно пережить.

Рисковая стратегия, положенная в основу политики США, говорит о сужении их стратегического потенциала. Мир ожидает эпоха неконвенционных войн, с использованием биологического оружия и наглых диверсионных операций. Капитализм исчерпал свои возможности развития, и теперь только отнятое у соседа будет являться добытым богатством.

Собственное производство богатства упёрлось в конец рынков - Земной шар кончился, как предсказывал К. Маркс. Капитализм способен развиваться только в количественном измерении, а к качественному он не способен. К качественному развитию способен лишь социализм. Но каким он должен быть, чтобы не превратиться в систему монопольной власти брежневской КПСС, выращивающей на потоке рашидовых с чурбановыми и горбачёвых с яковлевыми?

По сути, мир занят поиском путей выхода из капитализма. Куда будет этот выход, в социализм или куда-то ещё - пока не ясно. И если в социализм, то какой он должен быть с учётом исторического опыта, какие у него будут движущие силы, за счёт чего они сформируются и как себя исторически проявят - ничего это пока не ясно. Ясно лишь то, что дальше "так жить нельзя", ибо замена одних проблем на другие не есть способ решения проблем. А решать свои исторические проблемы капитализм не может.

Да, он дал беспрецедентное развитие производительных сил и изменил производственные отношения, но дальнейшего развития без социализации этих сил и отношений он не имеет. Госкапитализм ХХ века отличается тем, что государства становится всё больше, а капитализма всё меньше. И существовать без подпорок государства антигосударственный капитализм уже не может. Таков главный парадокс парадигмы современного капитализма.

Историческое загнивание капитализма продолжается, и в него включились бывшие соцстраны, ставшие периферией мировой капсистемы.

Во Франции бушуют протесты, вспыхнувшие после роста цен на бензин. Это то, что видно на поверхности, глубинные причины непонятны. Понятно, что всякий протест вспыхивает по локальному поводу, а перерастает в большие неуправляемые процессы только в случае накопленных неразрешённых общественных системных противоречий.

За бунтами во Франции ищут руку очередных "масонов", но не замечают классовых противоречий, накопленных в современном буржуазном обществе и вылившихся в протесты по поводу цен на бензин. Так в России революция началась из-за перебоев подвоза хлеба в столицу. Но произошла революция не из-за этого. Конфликтный потенциал был накоплен до этого инцидента.

Отсутствие навыка видеть мир в категориях политэкономии А.Смита и К.Маркса привело к потере измерительного инструмента для анализа больших системных кризисов. Так, в медицине США нет таких болезней, как дисбактериоз кишечника, вегето-сосудистая дистония, остеохондроз и Красная волчанка. То, от чего в СССР как-то лечили, в США даже не диагностируют и лечат частные проявления.

Не удивительно, что произведя такую же вивисекцию в области общественных наук, Запад не в силах понять природу своего очередного системного кризиса. Он думает, что всё дело в ООН и в системе договоров, которые надо изменить или отменить. И тогда всё наладится. Когда экономика изучается с позиций психологи потребителя, симптомы собственного краха будут сознательно игнорироваться, как игнорируется мысль о смерти, пока она не наступит.

Мир вступает в полосу неконвенциональных войн. Это войны, где преобладает спецназ и военно-информационная поддержка гражданских операций. И даже выход из Договора РСМД является такой военно-информационно операцией в большей степени, чем чисто военной. Потому что военное значение будет нейтрализовано, а пропагандистская информация создаст иллюзию победы. Ведь без непосредственного боевого столкновения не понять, кто победил и в чём победа.

Целью специальных военных кампаний, к которым можно отнести все меры давления США на Европу, Россию и Китай, побуждающие их изменить свою политическую и экономическую системы на такие, куда будет больше доступа у США, является дестабилизация целевого политического режима в интересующих их странах. Или наоборот, стабилизация режима, если там приведены к власти марионетки.

Причём, все основные усилия прилагают сами марионетки, а США даёт лишь небольшое присутствие в стране. Так как такие операции требуют межведомственного взаимодействия между Пентагоном, Госдепом и ЦРУ, то используются метод политической войны для нейтрализации оппонентов и интеграции групп тактической и стратегической поддержки.

Подобные войны требуют от России настоящей политической трансформации, предусматривающей ключевую роль государства в политике и экономике, что противоречит либеральным догмам, на которых была построена нынешняя Россия в 90-е годы. Существующие вызовы превращают политиков в правящий класс, отнимая власть у бизнеса. Экономическое мышление теряет свою универсальность как политический инструмент.

Именно этим путём развивалась политика весь ХХ век, когда осуществлялся экспорт принципов и парадигм из бизнеса в политику. Политика прирастала инструментарием бизнеса, превращаясь в бизнес, в разновидность маркетинга. Теперь маркетинг сужается до сферы продаж ширпотреба, а бизнес переходит на военные категории мышления. Политика становится определяющей сферой деятельности для бизнеса, а не наоборот.

Система перепозиционирования главных мировых сил вступила в начальную фазу и, как всякое перепозиционирование, будет сопровождаться жёстким давлением на оппонентов и конкурентов. Чёрный пиар станет главным инструментом обеспечения, а инструментом давления станет другой уровень военного противостояния. Случилась такая перегруппировка потому, что старая конструкция уже не обеспечивает интересы ведущих мировых игроков.

Для защиты от конкурентов требуются новые линии фронта, новые окопы и новая конфигурация армий. Создаются новые линии глубоко эшелонированной обороны, вводятся новые виды вооружений. Таким будет содержание нового длительного этапа построения новой конфигурации сил. Это создаёт новые средства давления и новые темы для переговоров.

В ближайшие 20 лет изменятся как облик мира, так и его элиты. Это будут элиты военного времени. От элит мирного времени их будет отличать нетерпимость к двойному гражданству, если это второе государство является вражеским. Собственно, по исчезновению двойных граждан из состава элиты и её пропагандистской обслуги мы и догадаемся о наступлении этой новой эпохи.


Источник