Кремль дал отмашку на «зачистку» кланов в Дагестане

Антон Чаблин

21 января 2018 г. 22:34:12

По республике прокатилась волна уголовных дел, начиная с мэра Махачкалы

В Дагестане работает спецгруппа из сорока сотрудников Генеральной прокуратуры, которая проводит комплексную проверку региона. И первый результат работы — это возбуждение уголовного дела в отношении мэра Махачкалы.

Кто заступается за мэра?

Сегодня в Махачкале суд определил меру пресечения мэру города, дав для начала десять суток, до официального предъявления обвинения. На заседание суда явилось множество родственников и подчиненных мэра, но суд все равно решил, что находясь на свободе, градоначальник сможет влиять на следствие или скрыться.

18 января руководитель Следственного управления по Дагестану Сергей Дубровин возбудил уголовное дело в отношении мэра Махачкалы Мусы Мусаева. Ему вменяют ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий»): материалы были собраны в ходе оперативно-розыскных мероприятий, проведенных службой экономической безопасности УФСБ и республиканского МВД.

По версии следствия, Мусаев в марте 2016 года незаконно подписал постановление о предоставлении АО «Акционерный строительно-промышленный комплекс» (АСПК) земельного участка площадью 1,8 гектара на улице Крылова (в районе Грязевого озера).

Спорный земельный участок находился в собственности республики, его рыночная стоимость составляла около 81 млн. рублей. Однако Мусаев, по данным следствия, продал его АСПК (эта компания учреждена Госкомимущества Дагестана, а в настоящее время находится в стадии ликвидации) за 1,1 миллиона.

Расследование уголовного дела взял под личный контроль председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин. Дома и в служебном кабинете Мусаева прошли обыски и выемки документов, следствие намерено ходатайствовать перед Советским районным судом Махачкалы об отстранении мэра от исполнения обязанностей. Он помещен в изолятор временного содержания (ИВС).

Адвокат махачкалинского мэра Сулейман Азуев заявил, что Мусаев своей вины не признает. «Земельный участок, в незаконном выделении которого его подозревают, в реестр собственности Республики Дагестан не был включен и республиканской собственностью не являлся… Собственником помещений на данном участке этот человек стал давно. И предоставление этой земли именно ему продиктовано законом», — заявил Азуев.

Между тем, накануне был отменен оправдательный приговор в отношении сына Мусы Мусаева. Скандальное дело вокруг отпрыска градоначальника длилось долго, ему светил серьезный срок за оскорбление и избиение полицейских, которые посмели задержать его за нарушение ПДД на крутом авто, но в итоге оправдали. Когда в Дагестан прибыла серьезная спецгруппа, по странному стечению обстоятельств, оправдательный приговор был отменен. Наверняка, теперь все будет зависеть от того, как решится судьба старшего Мусаева.

За него вступился бывший глава республики Рамазан Абдулатипов, креатурой которого считается махачкалинский мэр. В интервью радиостанции «Говорит Москва» бывший глава заявил: «[Мусаев] человек, который был настроен на работу. Это человек эффективный. Человек, который изменил облик уничтоженного города Махачкала… Может быть, какие-то вопросы он решал, будучи вынужденным решать их оперативно и так далее. Но насколько это все было сделано с соблюдением законодательства, я судить не могу».

Кто уйдет следующим?

С момента назначения врио главы Дагестана Владимира Васильева (бывшего зампредседателя Государственной Думы и бывшего замминистра внутренних дел России) в республике лишились должностей многие одиозные чиновники.

Уже уволены министр образования Шахабас Шахов и министр по земельным, имущественным отношениям и вопросам торговли Руслан Магомедов. Место последнего заняла вице-премьер Екатерина Толстикова, которая переехала в Дагестан в ноябре 2016 года с поста замминистра образования и науки России (поэтому поначалу ее прочили на должность Шахова).

Был отстранен от должности вице-премьер дагестанского правительства Билал Омаров, который курирует сельское хозяйство и пищевую промышленность. С апреля 2017 года в отношении него Следственное управление расследует уголовное дело по признакам ст. 292 УК РФ («Служебный подлог»).

Реклама 14

Также, судя по многочисленным публикациям в дагестанской прессе и блогосфере, обсуждается смена министра внутренних дел Дагестана Абдурашида Магомедова и прокурора республики Рамазана Шахнавазова (его пост предположительно может занять прокурор Хакасии Денис Попов). В прошлом году истекли полномочия председателя Верховного суда Дагестана Руслана Мирзаева: Высшая квалификационная коллегия судей России рекомендовала на этот пост председателя Ленинского районного суда Махачкалы Руслана Исаева — но назначение еще не состоялось.

Эксперты: у Васильева есть карт-бланш

Насколько решительным окажется новый глава Дагестана, чтобы продолжить тотальную антикоррупционную «зачистку» республиканских элит? Этот вопрос «Свободная пресса» задала нашим экспертам по Северному Кавказу.

Старший научный сотрудник Центра этнополитических исследований Института этнологии и антропологии РАН Ахмет Ярлыкапов:

— Васильев — это символ федерального контроля. Доверие к местной элите нулевое как у самих дагестанцев, так и у федерального центра. Так что решения принимаются в Москве, которой уже порядком надоели проблемы в этом ключевом регионе Северного Кавказа.

Васильев готов пойти настолько, насколько готова пойти Москва. Ведь он выражает волю центра. Если в Москве решили провести достаточно глубокую кадровую чистку в Дагестане, то Васильев ее будет осуществлять. Соответственно и по «делу Мусаева»: он дал добро на его разработку, конечно. Но без воли федерального центра этого дела не было бы.

Задачи поставлены серьезные, так что чистка должна продолжиться. Причем не только в Махачкале, но столица приоритетна.

Руководитель Центра исламских исследований Северного Кавказа Руслан Гереев:

— Аресты и задержания чиновников были и ранее — и что?! Дагестану нужны реформы, качественное улучшение жизни. Все окружение главы не меняется. особенно в секторе информационного сопровождения его деятельности.

В свое время вместе с министром внутренних дел Дагестана Адильгереем Магомедтагировым генерал-полковник Владимир Колесников [замминистра внутренних дел России] начали глубокую очистку республики, проводили аресты «крутых»… А потом опять все «срослось» — и так постоянно. Сегодня нет назначений, есть ротации — из одного кресла в другое.

Традиционно ставку делают на силовое составляющее, а экономика как была в яме так и там и остается. Доминанта социальной справедливости не соблюдается. Нужно вывести «цеховиков» их тени, сократить госаппарат, поддержать предпринимателей, остановить миграцию молодежи и прочее.

Старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Николай Силаев:

— Это не Васильев сам по себе, это федеральный курс, частью которого стало назначение Васильева. Думаю, в Москве настроены решительно, другое дело, на какое время рассчитана эта «программа». Первый подход был, еще когда арестовали [бывшего мэра Махачкалы] Саида Амирова. Потом ослабили позиции других дагестанских баронов. Теперь, возможно, дело дойдет непосредственно до наведения порядка в республиканской и муниципальных властных системах. Но это не год и не два. По итогам срока полномочий Васильева можно будет судить об итогах.

Руководитель Северо-Кавказского филиала Фонда развития гражданского общества (ФоРГО) Геннадий Косов:

— Думаю, у Васильева карт-бланш. Задача обкатать на республике иную, отличную от северокавказской, модели управления. Для этого нужны решительные шаги, зачистки элиты. Будет пытаться перетащить на свою сторону основную массу населения. Он может быть консолидирующей фигурой, минуя этнические и клановые барьеры

Он пришел всерьез и надолго. Я бы не связывал его шаги исключительно с выборами. Хотя все, что он сейчас делает, несомненно работает на выборы: на легитимность, на стабильность, на прогнозируемость.

Я думаю, что у него есть некие установки из центра. Многие решения принимаются, исходя из анализа ситуации в регионе. Но присутствует и импровизация. Невозможно слепо руководить из центра и невозможно стопроцентно реализовать установки центра. На месте виднее, что и как и в каком темпе, и в каком режиме делать.

Антикоррупционная зачистка выгодна нашей стране вообще и Дагестану в частности. Ведь есть зависимость: чем ниже коррупция, тем выше инвестиционная привлекательность.


Источник







comments powered by HyperComments