Прекращение «перетаможки» и налоговый маневр — конец белорусской экономики?

11 ноября 2019 г. 20:23:01

Иллюстрация: bizmrg.com.

На протяжении последних десятилетий конец года всегда знаменовался в белорусско-российских отношениях периодом нарастания напряженности. Начало зимы 2018 года и вовсе стало определяющим в развитии сотрудничества Минска и Москвы, когда стороны решили пересмотреть свои взаимоотношения в рамках Союзного государства. Не исключением, по всей видимости, станет и нынешний год, который, как считают эксперты, только утвердил конец эпохи безрассудного субсидирования Белоруссии со стороны РФ. Более того, как показали последние события, в Кремле уже готовы нанести определенный удар по экономическому состоянию своего союзника, чтобы привести его в чувство и сделать более договороспособным. Однако и в Минске, несмотря на нынешние и предстоящие в перспективе трудности, похоже, готовы стоять до конца, используя текущую позицию Москвы в качестве фактора, которым можно будет объяснить надвигающийся на страну кризис.

Особое место в нынешнем белорусско-российском противостоянии, как и прежде, занимает проблема нефтегазового сотрудничества. На фоне нерешенности вопроса о цене на газ на 2020 год Минск, по всей видимости, в ближайшее время потеряет практически все бонусы и от поставок российской нефти. Осенью в СМИ стала появляться информация о том, что Белоруссия, скорее всего, потеряет возможность пользоваться так называемой схемой перетаможки, которая в последние годы приносила стране не одну сотню миллионов долларов. Об этом стало известно во время подготовки документов по бюджету республики на следующий год. Как заявил заместитель министра финансов Белоруссии Юрий Селиверстов, потери доходной части бюджета в 2020 году от прекращения «перетаможки» российской нефти составят 951 млн рублей (около $ 423,6 млн). При этом он коротко пояснил, что по вопросу продления упомянутой выше схемы Москва и Минск «на данный момент» так и не договорились.

Позже уже министр энергетики РФ Александр Новаксообщил, что Россия в 2020 году готова поставлять в Белоруссию до 24 млн тонн нефти, «но мы исходим из тех цифр, которые были заранее предусмотрены, и исходя из тех объемов потребностей, которые необходимы Белоруссии».

«Вопрос „перетаможки“ — отдельный. „Перетаможка“ заканчивается в этом году, и если никаких дополнительных решений по „перетаможке“ не будет принято, то нефть будет поставляться на НПЗ в тех объемах, которые будут согласованы индикативным балансом», — пояснил он.

Таким образом, российский представитель фактически объявил о том, что Москва готова полностью загрузить белорусские НПЗ сырьем, но по общим для всех правилам. При этом, если Минск хочет получить особый статус, ему придется решить вопрос о путях дальнейшей интеграции двух стран.

«Сейчас по поручению глав правительств министерства России и Белоруссии согласовывают дорожные карты по созданию единых рынков нефти, нефтепродуктов, газа и электроэнергетики. Процесс еще не закончен», — заявил Новак, анонсируя встречу с белорусскими коллегами 11 ноября.

Однако, как считают наблюдатели, и эти переговоры не приведут ни к чему конкретному, так как вопрос нефтегазовых отношений настолько жизненно важен для белорусской стороны, что решается он лишь на уровне президентов, встреча которых по плану должна состояться в начале декабря.

Стоит напомнить, что сама по себе «перетаможка» появилась достаточно недавно и в совокупности с дешевой российской нефтью давала возможность Белоруссии пополнять свой бюджет валютой. Например, в 2017—2018 годах правительству республики удавалось за счет увеличения нефтяных доходов исполнять бюджет с достаточно большим профицитом — 3% ВВП в 2017 году и 4% в 2018 году. Схема «перетаможки» формально появилась в 2017 году, когда Россия и Белоруссия долгое время не могли согласовать вопрос нефтегазового сотрудничества, обвиняя друг друга в невыполнении взятых на себя обязательств. Тогда Москва с целью компенсации высоких, по мнению белорусской стороны, цен на газ предоставила Минску возможность зачислять в свой бюджет таможенную пошлину от 6 млн тонн (еще 18 млн тонн идет на белорусские НПЗ) нефти, что и стали называть «перетаможкой». Этот механизм был прописан в «Соглашении о сотрудничестве в нефтегазовой сфере», который действует до конца 2019 года. При этом необходимо отметить, что цифра в 6 млн появилась неспроста — это приблизительно тот объем нефти, который нужен республике для внутреннего потребления и который фигурирует в белорусско-российских переговорах уже довольно продолжительное время.

Однако в настоящее время ситуация стала кардинально меняться. На протяжении всего года белорусские чиновники на переговорах со своими российскими коллегами пытались решить вопрос продления вышеупомянутого соглашения. При этом, как правило, Минск увязывал этот вопрос с еще одной проблемой, которая его очень беспокоит — компенсацией потерь от проводимого в РФ налогового маневра в нефтяной отрасли. Напомним, реформа, реализуемая в России в 2019—2024 годах, предусматривает ежегодное снижение ставки вывозной таможенной пошлины на нефть (на 5% в год) с доведением ее до нуля и одновременное повышение ставки налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). В результате цена российской нефти для Белоруссии приблизится к мировой. Как было заявлено в начале ноября тем же Юрием Селиверстовым, бюджет Белоруссии 2020 года понесет серьезные потери «в условиях нарастания действия налогового маневра в нефтяной сфере в Российской Федерации». По предварительным подсчетам, белорусский бюджет может недосчитаться приблизительно по $ 400 млн в текущем и следующем годах.

Дополнительно стоит помнить, что еще год назад Россия ввела запрет на экспорт светлых и темных нефтепродуктов, а также сжиженного углеводородного газа в республику, оставив лишь объемы, необходимые для нужд белорусских заводов. В итоге Минск не досчитается в следующем году и вывозных таможенных пошлин на нефтепродукты — около $ 240 млн. Все это в совокупности уже привело к тому, что впервые за долгое время бюджет Белоруссии на 2020 год был сверстан с дефицитом в размере более $ 484 млн и при цене нефти в $ 60 за баррель (уникальный случай для страны, где добывается всего около 1,6 млн тонн нефти).

Примечательно в данном случае то, что белорусские чиновники, остро нуждающиеся в заключении новых или продлении прежних договоренностей с Россией, постепенно стали готовить страну и население к тому, что договориться с Москвой не удастся. Например, на Октябрьском экономическом форуме министр финансов Максим Ермолович говорил о возможности «управлять любыми рисками, которые могут возникать в среднесрочной перспективе». При этом он заявил, что «мы вынуждены адаптировать свой бюджет к новым условиям и выстраивать политику на 2020 год без понимания того, будет эта компенсация (за налоговый маневр. — EADaily) или нет».

Там же первый заместитель премьер-министра республики Александр Турчин и вовсе «провозгласил» новую эпоху существования Белоруссии.

«Мы в центр всей экономической политики ставили вопросы борьбы за дешевые нефть и газ, и это было естественно. Сейчас мы видим, что не только для развития, но и даже для выживания экономики эти вопросы перестают быть критическими. Развитие технологий медленно, но неуклонно отводит роль углеводородов с первого плана на второй», — сказал он, добавив, что «следующая пятилетка в Белоруссии должна стать по названию, духу и содержанию цифровой».

Таким образом, в Минске фактически подтвердили то, что договориться с Москвой на прежних условиях не удалось и в ближайшей перспективе вряд ли получится. Правда, несмотря на это, для простых граждан сложившаяся ситуация подается в иных красках, а высшее руководство продолжает считать, что реальная степень угроз куда меньше, чем ее рисуют экономисты. Это в том числе подтверждает и ситуация с утверждением белорусского бюджета, когда в изначальном варианте дефицит предусматривал 1,4% ВВП, или около $ 1,4 млрд в эквиваленте. Однако в сентябре Александр Лукашенкопотребовал от правительства доработать документ, назвав целевые показатели «недостаточно напряженными». После этого в бумагах появился рост ВВП на 2,8%, а дефицит уменьшился практически в три раза. При этом, согласно последним прогнозам Международного валютного фонда, в 2020 году белорусская экономика вырастет лишь на 0,3% вместо 2,2%, которые прогнозировались ранее. В 2021 году рост ВВП снизится до 0,1%, в 2022 году — до 0,06%, в 2023 году — до 0,03%, а в 2024 году и вовсе начнется рецессия — минус 0,4%. И все это специалисты фонда связывают с прекращением предоставления Россией республике дешевых углеводородов и различного рода льготных условий их реэкспорта.

Несмотря на формальное проявление своей готовности жить в новых условиях, официальный Минск не теряет надежды найти решение возникших проблем. При этом вопросы, связанные с поставками в республику нефти, обсуждаются сторонами практически на всех дву- и многосторонних встречах. Правда, особого продвижения по данной тематике сегодня не наблюдается. Более того, недавно Минфин РФ заявил, что нынешние претензии Белоруссии на компенсацию потерь от налогового маневра «ограничивают суверенное право РФ на проведение внутренней политики» и не соответствуют принципам договора о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). Хотя и сами белорусы, пытаясь добиться компенсации, апеллирует к тому же соглашению по ЕАЭС, при подписании которого стороны якобы уже урегулировали все спорные вопросы, связанные с ценами на газ и нефть.

В то же время в Москве не перестают указывать на то, что все проблемы, связанные с поставками углеводородов, необходимо решать при реализации интеграционных дорожных карт. Поэтому в реальности переговоры по соглашениям о нефти и газе могут начаться только после того, как рабочие группы представят к декабрю президентам Белоруссии и России окончательный вариант программы дальнейших действий по интеграции. Однако в настоящее время остается неясным, произойдет это или нет, так как между странами продолжает нарастать напряженность, которая из экономической области все больше начинает перетекать в политико-идеологическую. Это подтверждает резонансная ситуация вокруг слов Александра Лукашенко о «не наших войнах». После того как недоумение по этому поводу высказал премьер-министр РФ Дмитрий Медведев, местная пропаганда сделала все, чтобы раздуть конфликт, фактически обвинив Россию в том, что она является одной из главных причин всех бед, обрушившихся на белорусские земли в последние 200 лет.

Несмотря на то, что пикировки на политико-идеологическом фронте между союзниками далеко не редкость, нынешняя ситуация свидетельствует о том, что сегодня странам не удается найти консенсуса не только по основным вопросам экономического характера, но и по проблеме дальнейшей интеграции. В свою очередь, это является серьезной проблемой для будущего, в первую очередь Белоруссии. Это связано с тем, что в условиях отсутствия глубоких структурных реформ реализовать потенциал своего экономического роста республика может лишь при условии полной компенсации последствий налогового маневра и продления механизма «перетаможки». Однако эпоха этих инструментов стимулирования экономики Белоруссии, по всей видимости, заканчивается.

Западная редакция EADaily


Источник