Новая правда об отношении Индонезии к России

12 февраля 2020 г. 21:06:37

 О последних важных событиях в Индонезии, современной политике и развитии отношений с Россией в специальном интервью ИА REGNUM рассказал Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Индонезия в Российской Федерации и Республике Белоруссия Мохамад Вахид Суприяди.

Как мы знаем, инаугурация президента Индонезии Джоко Видодо состоялась 20 октября 2019 года. Каковы будут главные географические векторы внешней политики Индонезии во время второго президентского срока Джоко Видодо?

В соответствии с Конституцией Индонезии, векторы внешней политики государства будут оставаться неизменными. Внешняя политика Индонезии продолжит развиваться в рамках установленного курса. Мы проводим независимую внешнюю политику, однако действуем в интересах общемирового сообщества, не нарушая ничьих интересов.

Есть различные аспекты нашей политики, которые могли меняться на протяжении истории. Например, во втором кабинете президента Джоко Видодо упор будет сделан на экономическую дипломатию, защиту граждан страны и социальную сферу, суверенитет государства, а также роль Индонезии в общемировом отношении.

Активно будет развиваться инфраструктура дипломатического корпуса Индонезии на мировом уровне.

В чём, как Вы думаете, схожи и чем отличаются политические курсы России и Индонезии?

Я считаю, что в общем и целом наши политические векторы схожи, но Индонезия является азиатской страной, а Россия — частично европейской, частично азиатской.

У наших стран общий принцип по отношению к внутренней политике государства. Другими словами, мы следим за тем, чтобы не ухудшалась ситуация внутри страны. Для нас, как и для России, одним из главных принципов является то, что ни одна другая страна не может влиять на нашу демократию.

Индонезия и Россия также являются членами ООН и соблюдают те же самые принципы, что и остальные члены этой организации. Я нахожу и много других общих принципов.

Как ожидается, президент Российской Федерации Владимир Путин посетит Индонезию в 2020 году. Стоит ли нам ожидать заключения двусторонних соглашений? И в каких областях сотрудничества?

В настоящее время мы не можем назвать точную дату визита президента Российской Федерации Владимира Путина в Индонезию.

В свою очередь, российская сторона пригласила президента Индонезии Джоко Видодо принять участие в Петербургском международном экономическом форуме, который состоится 3—6 июня 2020 года, но мы по-прежнему ждем подтверждения из Джакарты.

В любом случае, где бы ни состоялась встреча глав государств Индонезии и России, мы ожидаем подписания важных документом о двустороннем сотрудничестве. На данный момент готовы пока шесть соглашений в сфере экстрадиции, борьбы с терроризмом, информационных технологий и других областях. Но в первую очередь мы ожидаем заключения соглашения о стратегическом партнерстве, которое подписывается только на уровне первых лиц государства.

Нынешний этап наших отношений можно назвать новой эрой в двустороннем сотрудничестве, которое как раз попадает под празднование 70-летия установления дипломатических отношений.

В феврале 2018 года Индонезия заключила с Россией соглашение о приобретении 11 истребителей Су-35. Может ли введение американских санкций против Джакарты повлиять на реализацию этого договора?

Две недели назад министр обороны Индонезии (Прабово Субианто) встретился в Москве с министром обороны Российской Федерации Сергеем Шойгу и подтвердил намерение Индонезии о приобретении российских истребителей Су-35.

Но в процессе закупки истребителей есть сложности именно технического характера, поскольку оплата проходит в формате встречной торговли, составляющей 50% от всей стоимости. Другая часть оплачивается некоторыми другими товарами, и еще одна небольшая часть — наличными средствами.

Как вы видите, технически это не простой процесс. Однако, несмотря на все трудности, индонезийская сторона не отказывается от своих намерений и подтверждает закупку российских истребителей Су-35.

Заинтересована ли Индонезия в покупке другой российской военной техники?

Индонезия достаточно давно и хорошо знакома с российской военной техникой. Ещё в 80-х годах у нас было достаточно большое количество техники, произведенной в СССР, что делало нас одной из сильнейших стран в регионе.

Индонезия намерена приобрести российские танки, вертолеты, как гражданские, так и военные.

Во время прошлого визита министра обороны обсуждалось сотрудничество в формате совместного производства. Например, российское предприятие «Калашников» договорилось о совместном производстве с индонезийским предприятием PT Pindad. «Калашников» также совместно с другими частными компаниями Индонезии может заняться производством патрульных кораблей.

Ожидается сотрудничество и на частном уровне.

В последнее время в России развивается негативный имидж пальмового масла. Как Вы это прокомментируете? Разработана ли стратегия по продвижению пальмового масла на российском рынке?

На самом деле данная концепция выставления пальмового масла в негативном свете идет из Евросоюза, поскольку они первыми об этом заговорили. Я считаю, что они хотели защитить собственного производителя аналогичных продуктов, например, подсолнечного масла. На мой взгляд, это не очень честно.

Мы в свою очередь неоднократно комментировали этот вопрос на различных мероприятиях, посвященных пальмовому маслу. Мы объясняли, что концепция негативного имиджа пальмового масла не доказана. Наоборот, есть прекрасное исследование профессора МГУ доктора медицинских наук Олега Медведева, в котором он приходит к выводу и доказывает, что пальмовое масло безвредно и его свойства аналогичны свойствам любых других растительных масел.

Приведу в пример Индонезию. У нас почти 100% населения страны на протяжении многих лет используют исключительно пальмовое масло. Мы видим, что индекс благосостояния населения Индонезии только растет. Например, много лет назад этот индекс был на уровне 60%, а сейчас 71,8%. Это доказывает, что потребление пальмового масла никак не влияет на состояние здоровья человека.

Кроме этого, каждый год мы проводим ознакомительные поездки для российских журналистов, в рамках которых они посещают предприятия по производству пальмового масла, плантации, где произрастают масличные пальмы. Видят весь процесс производства пальмового масла от начала и до конца и насколько он безопасен.

На каждом фестивале Индонезии мы открываем стенд, посвященный пальмовому маслу, где разъясняется, что оно абсолютно безопасно.

Кстати, пальмовое масло используется не только для продуктов питания, но и для производства косметики. Я думаю, что со временем мы сможем изменить это негативное представление.

Индонезийские продукты питания постепенно проникают на российский рынок. Какие шаги посольство Индонезии планирует предпринять для увеличения объема продаж индонезийского продовольствия в России? В чем Вы видите основные препятствия в развитии этого направления?

Да, действительно, индонезийские продукты питания постепенно проникают на российский рынок, и это показывает, что наши товары конкурентоспособные и на мировом уровне.

Товары из Индонезии действительно пользуются популярностью на российском рынке. Во время фестиваля Индонезии в Москве почти вся индонезийская продукция, выставленная в павильонах, успешно продавалась, её с удовольствием покупают.

Я также неоднократно видел индонезийские продукты не только в каких-то аутентичных небольших магазинах, но и в крупных супермаркетах. Могу точно сказать как человек, посетивший Владивосток и другие города России, что каждый раз и в каждом городе я прихожу в магазины и вижу индонезийские товары. Вот, к примеру, кофе Torabika я встречал по всей России. Помимо кофейной продукции достаточно популярны на российском рынке различное индонезийское печенье, конфеты, лапша быстрого приготовлении марки Indomie.

Недавно Индонезия стала поставлять манго на российский рынок. На мой взгляд, поставка тропических фруктов — это самый потенциальный и многообещающий сектор.

Сейчас индонезийские продукты стоят чуть дороже, чем равнозначные товары, которые поставляют, например, из Вьетнама. Но хочу отметить, что Вьетнам подписал соглашение с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС), что позволяет стране ввозить товары по сниженным ценам.

В прошлом году Индонезия подписала пока только меморандум о сотрудничестве. Мы также нацелены на подписание соглашения о свободной торговле в будущем, что, разумеется, будет способствовать увеличению товарооборота.

Индонезийские товары в России конкурируют с продуктами из других стран Юго-Восточной Азии?

Не со всеми продуктами питания Индонезии легко конкурировать. Например, с теми же товарами из Вьетнама нам сложно поддерживать конкуренцию. Однако с товарами, произведенными в других странах нашего региона, такими как Малайзия и Таиланд, я думаю, мы вполне могли бы конкурировать. Тот же Таиланд раньше вышел на российский рынок, но сейчас мы активно начинаем поставлять товары, подобные тем, что экспортирует Таиланд.

Как мы знаем, в Москве, Казани и Санкт-Петербурге уже можно отведать традиционные индонезийские блюда, стоит ли нам ожидать открытия новых индонезийских кафе и ресторанов в России?

После проведения четырех фестивалей Индонезии в Москве, действительно, многие индонезийские блюда стали особо популярны. Например, жареный рис (nasi goreng), куриный шашлычок (sate), тушеное мясо (rendang), овощной салат (gado-gado), жареная лапша (mie goreng) сейчас подаются в некоторых ресторанах Москвы, Санкт-Петербурга и Казани.

Я знаком с некоторыми рестораторами и владельцами кафе, которые заинтересованы в открытии именно индонезийских кафе и ресторанов. Также поступали новости о том, что индонезийские предприниматели подумывают об открытии подобных ресторанов на территории России.

Хотелось бы отметить, что уже есть один ресторан в Санкт-Петербурге под названием Kuta Bar и другой — в Москве под названием «Бали». Они достаточно популярны. Каждый раз, когда мы туда приходим, наблюдаем большое количество посетителей. И даже для поваров Kuta Bar мы проводили мастер-класс в резиденции посла Индонезии в Москве и обучали их тонкостям приготовления индонезийских блюд.

В 2019 году Россия заняла пятое место по числу иностранных туристов в Индонезии. Какие шаги Индонезия планирует предпринять для увеличения турпотока из России. На Ваш взгляд, остров Бали остается основным популярным местом отдыха у туристов из России или же в Индонезии у него появляются конкуренты?

Когда мы проводили первый фестиваль Индонезии в Москве, а именно в 2016 году, Индонезию посетили чуть более 80 тысяч российских туристов. После двух лет проведения фестиваля, в 2018 году, Индонезию посетили уже более 125 тысяч туристов из России, что доказывает рост российского турпотока в Индонезию более чем на 100%. И в 2019 году турпоток из России увеличился до 160 тысяч человек. Это действительно доказывает тезис, что Россия заняла пятое место по числу иностранных туристов в Индонезии среди европейских государств после Великобритании, Франции, Германии и Нидерландов.

Стоит подчеркнуть, что 90% российских туристов едут на остров Бали, но в рамках фестиваля Индонезии мы активно развиваем другие туристические направления. Индонезия — это не только остров Бали. И сейчас постепенно начинают набирать популярность такие направления, как Вакатоби, остров Раджа-Ампат, провинция Северный Сулавеси, город Баньюванги и некоторые другие места.

Что наиболее радует меня, так это увеличение индонезийского турпотока в Россию почти на 600%. Я считаю, что это хорошая тенденция, и надеюсь на увеличение всех цифр и показателей. Этому также будет способствовать изменение восприятия России в глазах индонезийских туристов. Они приезжают сюда и видят, что Россия — безопасная страна, а русские люди очень добродушные. Россия — мультикультурная страна. Россия совершенно не похожа на то, как её изображают в западных фильмах. Это служит прямым продвижением России в Индонезии. Кроме того, в России достаточно невысокие цены.

Какие, на Ваш взгляд, перспективы и направления развития партнерства АСЕАН — Россия?

В 2018 году во время саммита Россия — АСЕАН было подписано совместное заявление о стратегическом партнерстве.

Индонезия, которая является страной-координатором при АСЕАН, выделила три основные сферы, по которым России и АСЕАН стоит более интенсивно развивать сотрудничество: борьба с терроризмом, управление природными катастрофами и кибербезопасность.

АСЕАН и Россия также подписали Комплексный план действий, что является одним из реальных шагов в реализации двустороннего сотрудничества, которое поддерживается обеими сторонами.

Каковы, на Ваш взгляд, причины вспыхнувших в 2019 году протестов в провинциях Папуа и Западное Папуа?

Знаете, в том году в социальных сетях вышел ряд публикаций, которые не соответствовали действительности, но были восприняты местными жителями как некая дискриминация, что вызвало протесты в провинциях Папуа и Западное Папуа. Несмотря на то, что протесты случаются в Индонезии, в тот раз они произошли именно из-за недопонимания между людьми, которые ознакомились с этими недостоверными сообщениями. Сейчас ситуация разрешилась, и студенты вернулись к обучению.

Хочу подчеркнуть, что в Индонезии нет никакой дискриминации в отношении жителей Папуа. Этнические граждане Папуа занимают в Индонезии высокие государственные посты. Есть министры, послы, дипломаты, губернаторы и главы полиции.

Правительство Индонезии планирует перенести столицу государства с острова Ява на Калимантан. Известны ли сроки начала строительства новой столицы и что будет с Джакартой?

Правительство Индонезии нацелено перенести столицу государства с острова Ява на Калимантан к 2024 году.

Это решение было принято по ряду причин. Во-первых, в столице Индонезии, Джакарте, в настоящее время проживает слишком много людей, это постоянные пробки. Поэтому планируется сделать Джакарту бизнес-столицей, а правительство перенести на Калимантан. Во-вторых, в Джакарте нередко случаются стихийные бедствия, в основном наводнения. В-третьих, Калимантан — это стабильная территория, где практически не случаются землетрясения или другие катастрофы.

Причиной переноса столицы также послужило намерение президента активно развивать другие территории Индонезии. Остров Ява сейчас перенаселен. Более 55% населения страны проживают на Яве, это около 150 млн человек. У острова Ява также самый высокий вклад в ВВП страны, в то время как вклад остальных регионов Индонезии не превышает 20%. Поэтому президент Индонезии хочет активно заняться развитием не занятых пока регионов.

Оказывает ли торговая война между Китаем и США влияние на экономику Индонезии?

Разумеется, торговые войны влияют на все страны мира, Индонезия, как и Россия, не является исключением. На мой взгляд, торговая война между Китаем и США оказывает не сильное влияние на стабильную экономику Индонезии. Рост экономики Индонезии в 2019 году снизился до 5,02%, но 5% — это всё ещё достаточно высокий показатель. Мы находимся на втором месте по росту экономики среди стран G20 после Китая.

Испытывает ли Индонезия политическую, экономическую и военную конкуренцию Китая в регионе? Противостоит ей, конкурирует с ней или разделяет сферы интересов?

В сфере экономики, торговли и инвестиций Китай остается одним из главных партнеров Индонезии. Между нами нет никаких конфликтов, тем более военных. Возможно, когда-то и встречаются какие-то небольшие недопонимания, но в общем и целом взаимоотношения между Китаем и АСЕАН текут в мирном и конструктивном русле. Мы приглашаем Китай сотрудничать с нами и сейчас наши отношения развиваются в позитивном ключе. Мы работаем над заключением Кодекса о поведении сторон в Южно-Китайском море и надеемся на улучшение отношений.

Как сегодня в Индонезии оценивают колониальное наследие Нидерландов? Активна ли индонезийская диаспора в Нидерландах? Что находится в центре отношений Нидерландов и Индонезии сегодня?

Что касается этого вопроса, то колониальные времена в прошлом. Никто не хочет возвращаться к прошлому.

Диаспора Индонезии в Нидерландах достаточно объемная. Там проживают около 1,8 млн человек. В давние времена небольшая её часть придерживалась сепаратистских взглядов, но сейчас, разумеется, ничего подобного не наблюдается. Индонезийская диаспора занимается активным продвижением Индонезии в Нидерландах, в частности в сферах кулинарии и туризма. Многие туристы из Нидерландов также часто посещают Индонезию.

Есть даже некоторые представители нидерландской диаспоры здесь, которые всегда помогают нам в проведении фестиваля Индонезии. Они готовят традиционные индонезийские блюда по классическим рецептам, такие как мартабак (martabak) и жареные бананы (pisang goreng). Эти блюда пользуются огромной популярностью на фестивале.

Спасибо за интервью.

Беседовала Полина Попова


Источник