«Спросите у разведки». Что произошло на инаугурации Лукашенко

25 сентября 2020 г. 13:31:44

Внезапную инаугурацию Александра Лукашенко на Западе назвали тайной. Да хоть таинством — это наше внутреннее дело, ответил президент Белоруссии. Он присягнул на Конституции перед высшими чиновниками и силовиками. Узнав о церемонии из интернета, на улицы городов вновь вышли протестующие. Как теперь может измениться тактика оппозиции?

Донор стабильности

О церемонии заранее не объявляли, присутствовали там только высокие должностные лица и члены парламента. Дипломатов не пригласили — по крайней мере, никто из них об этом не сообщил. Лукашенко положил правую руку на Конституцию, произнес присягу на белорусском языке и подписал акт. Глава ЦИК Лидия Ермошина вручила ему удостоверение главы государства.

В инаугурационной речи переизбранный президент много рассуждал о ситуации в стране. Признал, что нынешний год — проблемный для белорусской государственности. Говорил о беспрецедентном вызове «отработанных безотказных технологий уничтожения независимых государств». «Но мы оказались в числе очень немногих — даже, может быть, единственные, — где «цветная революция» не состоялась», — заверил он собравшихся.

Позднее, выступая перед военнослужащими, Лукашенко развил эту мысль. По его словам, Белоруссия, устояв «перед массированным воздействием технологий», станет «донором стабильности». С кем республика ею поделится, президент не уточнил.

Он сообщил военным, что Белоруссия вместе с братьями-россиянами продемонстрировала мощь Вооруженных сил. У страны «есть армия, которая стоит вровень с одной из сильнейших армий нашей планеты — российской».

Обратившись к избирателям, лидер Белоруссии подчеркнул, что не может бросить граждан, которые «связали с государственным курсом не только политические предпочтения, но и свою судьбу, будущее своих детей».

Лукашенко также сделал акцент на том, что белорусы — состоявшаяся нация. Напомнил: независимость республика обрела «легко и неожиданно», и это долгое время не ценили. «Пусть Беларусь по мировым меркам совсем молодое независимое государство, но белорусы как нация уже не дети, мы — народ», — добавил президент.

Вечерний эфир

В мировых столицах отреагировали по-разному. Так, Госдепартамент США информировал, что не считает лидера Белоруссии законно избранным.

«Тайная инаугурация подрывает репутацию Лукашенко. Сфальсифицированные результаты — мошенничество против белорусского народа», — написал в микроблоге Twitter министр иностранных дел Великобритании Доминик Рааб. Евросоюз выпустил коммюнике о том, что не признает итоги президентских выборов.

Теперь Лукашенко не может рассчитывать на демократическую легитимность, заявил представитель германского правительства Штеффен Зайберт. В том же духе высказался Киев. Как отметили украинские наблюдатели, комментарии МИД Украины поступили только после начала рабочего дня в Вашингтоне. «Особое удивление вызывает поведение наших украинских соседей, которые уже даже не пытаются закамуфлировать несамостоятельность в принятии внешнеполитических решений», — ответило Министерство иностранных дел Белоруссии.

Благожелательный отклик пришел из Пекина. Власти КНР уважают выбор белорусского народа, сообщил официальный представитель МИД республики Ван Вэньбинь.

Лукашенко не оставил без внимания комментарии из-за рубежа. «По законам Беларуси мы никого не должны из западных государств и вообще кого-то предупреждать. Это внутреннее дело нашей страны. И критика только одна: не то тайна, не то таинство…» — иронизировал он.

И продолжил: «А где же их разведка, где же цэрэушники, немецкая разведка? Поляки здесь пешком ходят тысячами. Они куда смотрели? Поэтому пускай у разведчиков своих спросят, чего же они им не доложили».

Китайскому послу Цуй Цимину скромность церемонии Лукашенко объяснил так: «Я не придаю инаугурации — это не первая моя инаугурация — какого-то такого великого фантомного значения. Обычная рабочая ситуация». Правда, он подтвердил, что кортеж изменил традиционный маршрут, чтобы не спровоцировать несанкционированных митингов.

В прямом эфире ничего не показали. Хотя в законе написано, что «церемония принесения присяги президентом транслируется по республиканскому телевидению и радио». Запись пустили только вечером, когда начались митинги. В Минске люди вышли на проспект Победителей, правоохранители разгоняли толпу водометами, распыляли красящее вещество. Демонстранты предположили, что милиционеры их так помечают.

Необходимые формальности

Глава аналитического бюро проекта СОНАР-2050 Иван Лизан, анализируя риторику Лукашенко, отмечает: тот будто все еще ведет предвыборную борьбу. «Задача президента — не делить граждан на своих и чужих избирателей, а консолидировать общество. А он называет оппонентов маргиналами, наймитами, безработными. Эти слова звучат и в адрес айтишников, и рабочих «Беларуськалия», — подчеркивает эксперт.

«Не знаю, кто посоветовал Александру Григорьевичу так организовать мероприятие, но создалось впечатление, что электорат ему уже не нужен. Можно было собрать многотысячный митинг, выступить перед людьми — они бы искренне радовались. Те, кто придумал такой формат инаугурации, льют воду на мельницу противников президента. Словно он хочет сказать: «Я вас опасаюсь, скрываюсь от вас», — указывает Лизан.

И добавляет: продолжение «партизанщины» может вызвать раскол в обществе. «Если в таком же ключе пойдет обсуждение и принятие конституционной реформы — законов, которые меняют взаимоотношения президента и парламента, — то размежевание усилится. Митингующие не свергли власть, а власть ни в чем не убедила улицу».

В перспективе это чревато тем, что начнется самоорганизация протестующих на уровне домов и микрорайонов. Оппозиционная часть общества мобилизуется, а сторонники власти расслабятся, считает Лизан. В результате противники Лукашенко добьются реванша на ближайших же выборах — например, местных.

Директор совета по международным отношениям «Минский диалог» Евгений Прейгерман уверен, что Лукашенко или организаторы инаугурации не посылали обществу никаких специальных сигналов. «Такой формат — вынужденный. Ни он, ни его окружение не хотели, чтобы во время церемонии за окнами дворца шли митинги. Скорее всего, именно поэтому мероприятие провели внезапно, с минимальными формальностями», — объясняет эксперт.

«Этот инфоповод оппозиция использовала по максимуму, чтобы укрепить повестку «Нас боятся», — продолжает он. — Но вспышка недовольства никак не влияет на общую динамику демонстраций. Протесты все еще децентрализованы, нет единой политической линии. А это фундаментально важно».

Инаугурацией, по мнению Прейгермана, Лукашенко хотел завершить затянувшийся период избирательной кампании и закрыть вопрос о легитимности, который поднимают Запад и оппозиция. Белорусский лидер показал: лично для него наступает новый этап политического сезона — от обсуждения навязанной темы перевыборов он переходит к конституционным реформам, о которых сам говорил. И здесь власть может вступить в диалог с разными частями общества.

Источник


Источник