В падении ВВП Белоруссии стоит винить только себя саму

29 ноября 2016 г. 22:05:23

Минск нашел новый повод для упреков в адрес Москвы. На этот раз Россия виновата в том, что дает Белоруссии слишком мало сырой нефти на переработку. Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что это как раз Белоруссия нарушает свои обязательства, а падение ВВП страны вызвано совсем другими обстоятельствами.

Минск винит Москву в падении своей экономики. ВВП Белоруссии по итогам текущего года может снизиться на 2,5–2,6% из-за нефтяного спора с Россией, заявил министр экономики Белоруссии Владимир Зиновский. Изначально белорусское правительство планировало показать небольшой рост ВВП по итогам 2016-го – 0,3%. Однако все пошло не по плану.

По словам белорусского чиновника, к потере показателей привел недостаток переработки нефтяного сырья, а нефть и нефтепродукты имеют большой удельный вес в ВВП, таможенных пошлинах и так далее. А сырья белорусские НПЗ перерабатывают меньше, потому что Россия сократила поставки сырой нефти (на 2,25 млн тонн в третьем квартале).

«Россия – это универсальный мальчик для битья»

Белоруссия, как всегда, пытается переложить собственные проблемы на Россию. Нефтегазовое сотрудничество крайне выгодно Минску. По оценке Научно-исследовательского центра Мизеса (Минск), за годы сотрудничества нефтяной грант России в пользу Белоруссии составил порядка 75 млрд долларов. Но если раньше Белоруссия зарабатывала больше, то с падением нефтяных котировок доходы, естественно, сократились.

Белоруссия по-прежнему должна быть благодарна России за ее энергоресурсы. Так, сегодня покупка российской нефти по 30 долларов за баррель дает Белоруссии прибавку 2–3% ВВП. Если бы Белоруссия покупала нефть по мировым ценам (45–50 долларов), то ее расходы на покупку сырья были бы на 2–3% ВВП выше. Теоретически, если Белоруссия сейчас полностью переключится на азербайджанскую нефть, что технически невозможно, то она эти 2–3% ВВП потеряет. Таким образом, без дешевых энергоресурсов из России белорусская экономика была бы в значительно худшем состоянии.

На самом деле за обвинениями Минска стоит попытка скрыть ошибки экономической политики руководства страны. «Когда Зиновский говорит, что экономика падает на 3% из-за нефти, то он просто пытается скрыть некомпетентность своего правительства. Мол, мы все делаем правильно, вот только Россия подкачала. Я категорически не согласен с таким подходом», – говорит газете ВЗГЛЯД руководитель Научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук.

«Зависимость от нефти есть, но нефть – это один из десятков факторов, которые влияют на темпы экономического роста. В начале этого года, когда еще не было и разговоров о сокращении объемов поставок сырой нефти из России, экономика Белоруссии падала вообще на 4%, первое полугодие мы закончили с падением более 3%. Но нефть при этом шла», – объясняет белорусский экономист.

Заявление министра противоречит и предыдущим подсчетам самих белорусских чиновников. Ранее официально белорусы сами подсчитывали, что страна может потерять 0,3% ВВП в третьем квартале из-за сокращения поставок нефти из России на 1,6 млн тонн. В результате поставки нефти сократились на 2,25 млн тонн. Это значит, что ВВП Белоруссии мог потерять 0,4% из-за сокращения поставок в Белоруссию, посчитала замдиректора аналитического департамента «Альпари» Наталья Мильчакова.

«Сначала дешевая нефть была такой объясняловкой, почему надо интегрироваться с Россией. Сегодня с таким же пылом и жаром наши власти доказывают, что экономика падает только потому, что цены на нефть такие или поставки нефти не обеспечены в том объеме, в котором были предусмотрены. Не себя же любимых обвинять в том, что грубо ошиблись в экономической политике. А Россия – это такой универсальный мальчик для битья. Внешнюю силу очень легко обвинять», – говорит Романчук.

В чем же настоящие причины падения белорусской экономики? Она, конечно, страдает из-за кризиса и проводимой Россией стратегии на импортозамещение, так как это приводит к сокращению спроса на белорусские товары. Проблема белорусов – сильная ориентация на российский рынок и рынок стран Евразийского союза, а также отсутствие существенного притока частного капитала в реальный сектор, указывает Мильчакова. Но винить в этом Россию, а не собственную политику, странно.

«Белорусская власть на протяжении минимум пяти лет говорила о необходимости диверсификации экономики, но не сделала ровным счетом ничего», – говорит Романчук.

По его мнению, источник рецессии заключается именно в неправильно выбранной стратегии экономического развития. Стратегически грубой ошибкой десятилетней давности он называет решение белорусского правительства выделить несколько отраслей и вложить в них десятки миллиардов долларов бюджетных денег. Это привело к искажению структуры капитала.

«Цементная отрасль, стекло, лен, деревообработка, машиностроение, автомобилестроение – все эти отрасли получали гигантские суммы из бюджета. В результате мы имеем ситуацию, когда промышленность в целом и тем более в АПК не генерируют устойчивую прибыль и не стали новыми драйверами роста экономики. Произошло превращение промышленных предприятий и 70% белорусских сельскохозяйственных предприятий в главных иждивенцев страны», – считает белорусский экономист.

«Правительство инвестировало десятки миллиардов долларов в то, чтобы создать подушку экономической безопасности, а получило матрас с дырками, из которого выдыхается воздух, который требует все больше и больше денег налогоплательщиков и с малого бизнеса», – добавляет Романчук.{ussr}

Самое главное, белорусское правительство не создало условия для свободного развития предпринимательства. «Деловой климат остается зарегулированным, налоги очень высокие, проверки и штрафы – безумные, отношение к предпринимателям как к блохе, к сожалению, доминирует», – рассказывает Романчук.#{ussr}

Более того, дальше ситуация может ухудшиться, потому что Белоруссия идет к тому, что потеряет в конце концов и российский рынок сбыта. «Пока белорусы делали ставку на старые предприятия в рамках госмодернизации, Россия так или иначе развивала частный сектор, в том числе в сельхозпереработке, в машиностроении. Она воссоздала все предприятия, которые являются прямыми конкурентами белорусским, и эти предприятия работают в более лучших условиях и при меньших издержках, и качество их продукции выше. Поэтому произойдет медленная, а по некоторым секторам и довольно быстрая потеря российского рынка. Хваленая централизованная плановая экономика, которая должна была обеспечить снижение издержек и «канализацию» ресурсов в драйверы роста, оказалась несостоятельной», – рисует безрадостную картину Романчук.

Нефтегазовые конфликты

Россия планировала поставлять в Белоруссию 24 млн тонн нефти ежегодно в течение 2016–2024 годов. Однако график поставок на третий квартал снизился на 2,25 млн тонн – по словам главы Минэнерго России Александра Новака, из-за неполной оплаты газа и недопоставок нефтепродуктов в Россию.

По соглашению, Москва по льготным ценам поставляет сырую нефть на белорусские НПЗ, которые затем зарабатывают на экспорте нефтепродуктов. Однако по договору Белоруссия должна возвращать часть нефтепродуктов в Россию. И Москва не раз уличала Минск в несоблюдении этих договоренностей. Сейчас такая же ситуация – Минск не выполняет обязательства по поставкам бензина в Россию, поэтому Москве пришлось сократить объемы поставок сырой нефти соседу.

По словам замглавы Минэнерго РФ Кирилла Молодцова, Россия будет сама производить больше автомобильного бензина и самостоятельно удовлетворит внутренний спрос. В белорусском бензине, по его словам, Россия заинтересована только в случае пиковых нагрузок. «При определенных обстоятельствах мы будем учитывать и пожелания наших коллег, например из Казахстана», – добавил Молодцов. Намек Минску на то, что при необходимости Россия вообще может обойтись без белорусского бензина, а вот республика без дешевой российской нефти – нет.

Что касается газового кризиса, то разногласия по цене на газ начались с начала этого года. Минск решил, что переплачивает России за ее газ (хотя платит по самой низкой в Европе и среди стран СНГ цене), и стал платить столько, сколько сам считает правильным, невзирая на контрактные цены (отсюда долги перед Газпромом). В октябре Белоруссия инициировала еще и нефтяной спор. Минск посчитал, что Россия недоплачивает за услуги транспортировки нефти в Европу по трубопроводу «Дружба» и односторонним решением поднял в полтора раза тарифы на транзит. Закончилось все условной победой России. Белоруссия признала газовый долг и согласилась оплатить его, а также отменила решение о поднятии тарифов на транзит российской нефти.

Вот только Белоруссия так и не перечислила России недоплату за газ в 281 млн долларов, хотя должна была сделать это еще до 20 октября. Более того, на днях стало известно, что Минск взялся за старое и снова решил поднять с января 2017 года тарифы на транзит российской нефти более чем на 20,5%.

Повышение тарифов на транзит нефти не является для Белоруссии одним из важных источников доходов бюджета, скорее это попытка оказать давление на Россию через давление на Европу, говорит Мильчакова. Дело в том, что рост себестоимости транзита российской нефти Москва будет вынуждена включить в цену нефти для европейских потребителей. «Это значит, что в Европе может сократиться спрос на российскую нефть, и европейские потребители нефти увеличат закупки у других экспортеров. Не случайно Россия сегодня наращивает экспорт нефти в Китай как на более стабильный рынок», – говорит Мильчакова.

Однако нефтяной конфликт невыгоден обеим сторонам. Поэтому, скорее всего, к концу текущего года компромисс России и Белоруссии будет найден.

Текст: Ольга Самофалова


Источник





comments powered by HyperComments