Ларьки доказали свою необходимость

Антон Крылов

12 февраля 2019 г. 11:42:05

Тема торговых палаток и ларьков, столь радикально убранных с улиц Москвы, возникла вновь – на этот раз благодаря заявлениям Минпромторга. Сама проблема торговых ларьков стала ярким примером как дурных советских традиций, так и кампанейщины последнего времени. Каким должно быть место этих палаток в российской торговле?

Замминистра промышленности и торговли России Виктор Евтухов анонсировал возвращение небольших торговых палаток и автолавок на улицы городов. Не очень понятно, почему употреблен термин «возвращение» – видимо, корреспондент «Российской газеты», который брал интервью, живет в Москве, где этот формат действительно практически полностью ликвидирован. Но в Москву никто ничего возвращать не собирается – появление новых торговых палаток и ларьков не планируется, ситуация с мелкой торговлей в столице уже давно решена, сообщил РИА «Новости» источник в мэрии.

А в других городах России палатки никуда и не исчезали. Просто стали более ухоженными по сравнению с воспетыми Пелевиным металлическими коробками с окошками-амбразурами. То же самое касается небольших магазинчиков, которые в Москве были уничтожены в рамках «ночи длинных ковшей» в ходе кампании по борьбе с самостроем.

Поэтому пафос многих заголовков и постов в соцсетях в стиле «90-е возвращаются» совершенно не имеет под собой никаких оснований. Ни о чем подобном Евтухов не говорил. Если что-то и возвращается, так это здравый смысл, которого российской торговле не хватало приблизительно с конца 20-х годов прошлого века.

В Российской империи и в первые годы существования СССР система торговли ничем не отличалась от всего мира. Были магазины, были лавки, были ларьки, были коммивояжеры – так или иначе каждый товар находил своего покупателя.

После ликвидации НЭПа и тотального огосударствления экономики развитие этой сферы в нашей стране пошло своим путем. Пока на Западе (а вскоре и на Востоке) продолжали существовать разнообразные магазины и лавки, зарождались сначала универсамы, а потом супер- и гипермаркеты, в СССР в городах развивалась специализированная торговля – магазины «Мясо», «Рыба», «Овощи-фрукты», «Хозяйственный» и так далее. А в сельской местности действовали сельпо и потребкооперация, представлявшие из себя универсамы в миниатюре. В небольшие деревни, где покупателей для открытия магазина было мало, раз в неделю (или чаще) приезжала автолавка с небольшим набором продуктов питания и хозтоваров.

Эта система просуществовала практически без изменений до конца 1980-х годов. В крупных городах открывались универсамы, но преобладающим форматом торговли они так и не стали. Рынки были довольно дорогими для подавляющего большинства граждан и считались «элитным потреблением», выше были только валютные магазины и распределители, доступные совсем малому числу людей.

Потом настали 90-е. Торговали везде и всем. Кинотеатры превратились в крытые рынки, стадионы – в открытые. Возле каждой станции метро в городах-миллионниках появились рынки разной степени стихийности. Ни о какой элитности покупок на рынке речи уже не шло. Параллельно разрушилась и исчезла сеть специализированных магазинов. Еще раз повторим, что максимальная широта ассортимента – один из главных признаков торговых точек 90-х годов.

В нулевые годы начали появляться супермаркеты – причем как в больших городах, так и в малых. В столицы пришли иностранные сети – «Ашан», «Метро», «Билла» и прочие, плюс активно начали развиваться их отечественные конкуренты. Появился термин «ритейл» – то есть именно розничная торговля. Десятые годы принесли (опять-таки сперва в столицы, потом в регионы) моду на разнообразный «крафт» и «хендмейд», хипстеры переизобрели ярмарки, продажа кофе в окошко стала модным бизнесом, а затем и рынки обзавелись на европейский манер обилием мини-кафешек и вновь вернули себе советский статус дорогих и модных мест для покупок.

Главная проблема всех вышеперечисленных волн развития советского и российского ритейла (даже в те годы, когда подобного термина не было) – это огульная кампанейщина и отрицание альтернатив. Сперва – тотальное огосударствление. Потом – превращение частной торговли чуть ли не в национальную идею: кто не торгует хоть чем-то – тот лох. Затем – сетевой магазин как единственно возможный прогрессивный формат. Ну и сейчас – культ «фермерского» и «натурального».

Но у человека должен быть выбор! Кому-то кошелек позволяет только дешевые сетевые магазины или потребкооперацию. Кто-то любит рынки. Кто-то – небольшие магазинчики возле дома, где продавец знает всех покупателей по имени и потребительским привычкам.

Но почему-то в отличие от сферы политики, экономики или культуры, настоящего плюрализма в торговле так и не появилось. И несмотря на то, что государство полностью ушло из этой сферы, без содействия чиновников не произошло бы бума сетевых магазинов, а сейчас не росли бы как грибы разнообразные «лавки фермера» и «магазины здорового питания». Поэтому слова замминистра (хочется надеяться) – это именно сигнал о том, что кампанейщины больше не будет. Хочешь – иди в супермаркет, хочешь – на рынок, хочешь – в «лавку фермера», нет времени на магазин – забеги в ларек.

Жаль, что московские власти настроены жестко, и у москвичей в ближайшие годы альтернатив будет меньше. Но, возможно, и они со временем изменят свой настрой.

И, разумеется, возрождение автолавок – очень важный элемент возрождения села в целом. Современные технологии вполне позволяют сделать этот формат более персонализированным, когда каждый покупатель сможет заказывать именно то, что ему нужно.

Главное – чтобы опять не началась кампанейщина: «даешь автолавку в каждый двор».


Источник