Гоблин: молодежи интересно только, как ничего не делать и разбогатеть

Ирина Овчинникова

12 декабря 2019 г. 11:19:26

Он превратил хоббита Фродо Бэггинса в Федора Сумкина, заставил волшебника Гэндальфа сказать сакраментальное "Тикайте, хлопцы! I’ll be back!" и сделал так, что "Властелина колец" уже почти невозможно смотреть без шуток из его пародии. Дмитрий Пучков, он же Гоблин, — переводчик, блогер и писатель, прославившийся благодаря своим смешным дубляжам в начале 2000-х. О том, на чем быстро разбогатеть, как правильно воспитывать детей, где найти хайп и почему грустит Мартин Скорсезе, он рассказал в интервью РИА Новости.

— Как вы относитесь к тому, что вас считают одним из первых в России, кто поймал хайп и успешно его удерживает?

— Раньше это называлось словом "ажиотаж". То есть если происходит некое резонансное событие, то с точки зрения пиара неплохо к нему примазаться. Но сейчас, когда что-то случается, уже ко мне набегает огромная толпа. Доходит до идиотии: "Дмитрий, скажи уже, что об этом надо думать?!"

— А молодежь к вам на встречи приходит из-за хайпа? Вот в анонсе сегодняшнего public talk написано, что вы расскажете, "как быть на хайпе", и явились почти одни студенты первых курсов.

— Не соглашусь, такой аудитории вообще-то не очень много, мой материал детям не особо интересен. Но когда с молодыми беседую, у них чаще всего один вопрос: как так получилось, что — раз! — и ты богатый? Начинаешь рассказывать, что десять лет кино бесплатно переводил, думают: нет, есть секрет, раскрывать просто не хочет. А по-другому ведь не бывает. Я считаю, что с детства надо всех иллюзии лишать, правильно воспитывать. Кого показывают в качестве примеров в телевизоре? Актеров, режиссеров, которые ничего не делают, кривляются и ездят на Rolls-Royce. Несчастный ребенок что, токарем захочет быть?

— Вы говорили, что считаете физический труд полезным.

Да, я когда-то был пролетарием — токарем, фрезеровщиком. Такая работа всегда дает что-то ощутимое, то, что можешь потрогать. Что-то делать руками бывает очень полезно.

Когда меня в армию призвали, я приехал красивый, в модной одежде. Ее отобрали и одели в зеленое — как всех. Я знал наизусть все песни Led Zeppelin, и в среде единомышленников это отодвигало меня на световые годы, а в армии никто не знал, что такое Led Zeppelin. Вот двигатель разобрать собрать — сможешь? А паренек, который живет в 300 километрах от Вологды, это делает и подтягивается 20 раз, а ты — десять. Понимать, что ты ничего не знаешь и ничего не умеешь, — страшно.

— Вам кажется, такие кризисы помогают?

— Да, если нет проблем — в голове ничего нет, ты ничего не преодолеваешь. Несколько лет назад я входил в Общественный совет при Минкульте, оценивал сценарии, под которые просили финансирование. Меня не покидало ощущение, что читал сочинение старшеклассников "Как я провел это лето". Подружился с девочкой, впервые выпил — космического размаха события, с точки зрения автора. Не понимают, как в жизни все устроено, а бегут писать сценарии. Они теперь, по-моему, не взрослеют лет до 40 примерно. Жизнь стала сильно спокойнее. Все сытые, все с айфонами по тысяче долларов за штуку.

— Но кино все-таки снимают.

— Хорошие фильмы попадаются с частотой один в год. И при этом они просто хорошие, как какая-нибудь "Зеленая книга". Но на фоне других выглядят практически шедевром. Вот вышла вторая часть "Малефисенты". Там католическая королева — отрицательный герой, а положительный — Малефисента, чье имя с латыни переводится "злодейка". Или мультик про Алешу Поповича, где он негодяй, а Кощей Бессмертный — хороший. Вы вообще в своем уме?

— Вопрос "почему так?" — риторический?

— Уже давно всем в мире правят транснациональные корпорации, и чего они хотят, я не знаю. Наверное, показать, что никакого добра и зла нет.

— Это такая толерантность?

— Нет, толерантность — это терпение, спокойствие, принятие того, что другой может быть не таким, как ты, — смирись. То есть я не могу вас судить за вашу прическу, а вы — меня за лысину.

— Вы согласны с Мартином Скорсезе в том, что сейчас кино — это в первую очередь аттракцион?

— Да, я то же самое говорю уже давно. Предъявлять претензии к карусели, что она ездит по кругу, странно. Три четверти публики, посещающей американские кинотеатры, — дети от 13 до 17 лет. Поэтому снимают о проблемах, которые волнуют подростков — на них же зарабатывают самые большие деньги. Скорсезе грустно, конечно: еще вчера ты был в авторитете, а теперь все для идиотов.

— В России то же самое?

В Голливуде кино снимают для того, чтобы зарабатывать деньги. У нас до сих пор прийти в себя не могут после слов Сталина про инженеров человеческих душ. Создателям фильмов кажется, что они замена священников, но это не так.

Я выступаю не как кинокритик, а как обычный зритель. Пошел, за свои деньги купил билет и понимаю, зря потратился или нет. Я, конечно, начитанный, насмотренный и всякое такое, но в целом у меня вкусы совпадают со среднестатистической аудиторией. Да, я с историком могу разобрать ленту: почему пуговицы пришиты неправильно, топор XIII века, а сапоги — XVII. И получается, что фильм "Викинг" посмотрели шесть миллионов, а мой разбор на сайте — два. Думаю, в кино они после этого не пошли.

Дмитрий Пучков — один из спикеров Восьмого международного культурного форума в Санкт-Петербурге. Генеральный информационный партнер — РИА Новости.


Источник