Тайна Госсовета по здравоохранению: кто съел миллиарды и кто съест новые?

Андрей Маленький

26 ноября 2019 г. 13:07:45

4,1 процента ВВП пойдет в здравоохранение в 2020 году. Приобретут ли эти деньги массовый лечебный эффект или опять разойдутся невесть куда? Тайные решения Госсовета по здравоохранению когда-нибудь всё равно станут явными.

Из-за того, что стенограмма заседания Госсовета в Светлогорске, посвященного здравоохранению, не была опубликована, новостные публикации пестрели самыми разными конспирологическими заголовками:

«Секретный доклад губернатора Воскресенского на президиуме Госсовета»;

«На чем экономим-то? Подробности закрытого заседания Госсовета с Путиным»;

«Воронежский губернатор Гусев отметился на президиуме госсовета в Светлогорске таинственными рисунками»;

«Как губернатор на президента ответственность переложил»;

«Шаг назад и два вперед. Власть от оптимизации перешла к модернизации здравоохранения»;

«Вице-премьер РФ Татьяна Голикова признала, что отечественное здравоохранение при смерти, а его почти двадцатилетняя оптимизация только ухудшила состояние «больного».

Заголовки интриговали, побуждали читать тексты и потом чертыхаться из-за того, что так ничего и не удалось узнать: пара хватало только на свисток.

Поиск подробностей привел в Курск. Единственным из участников заседания президиума Госсовета, который не устоял и чуть-чуть приоткрыл завесу таинственности, оказался курский губернатор Роман Старовойт. В эфире региональной телекомпании он сообщил: все всем недовольны. Врачи — уровнем зарплаты, инфраструктурой, так же и пациенты. Особенно в первичном звене. Разрушенная инфраструктура, отсутствие лекарств. Поэтому президентом даны поручения, этой теме посвятили заседание президиума Госсовета. Для Курской области важно то, что следующий год мы объявили Годом здоровья. Совершим прорыв в системе здравоохранения области.

По идее, меньше всех должен был быть заинтересован в сохранении режима закрытости Минздрав. Чем полнее разойдется по стране информация, тем скорее будут сделаны необходимые выводы на местах и тем успешнее будет реализация поручений президента. Но в ведомстве отделались кратким и формальным пресс-релизом, разместив пустую — по сути — фразу:

«В России в последние годы произошли серьезные преобразования в сфере здравоохранения, направленные на формирование единой национальной пациенто-ориентированной системы. В тоже время необходима масштабная ревизия инфраструктуры в соответствии с реальными потребностями населения, с учетом транспортной инфраструктуры, коммуникаций и уровня развития цифровых технологий, а также с учетом прогноза демографических и миграционных изменений».

Минздрав РФ

Те, кто в Минздраве согласовывал пресс-релиз, не потрудились вчитаться в содержание написанного, поэтому получился конфуз и двусмысленность. Ведь если отрасль уже серьезно перенастроена в соответствии потребностями населения (пациенто-ориентированная медицина — это и есть главная потребность людей), то для чего надо всё так масштабно ревизовать в соответствии с реальными потребностями того же самого населения? Как недавно выразился президент — «чушь какая-то».

Никакой публичной ориентировки не задал Минздрав государственной системе и даже не пообещал, что раз главное теперь — первичка, центр тяжести министерской работы будет перенесен в регионы и муниципалитеты, а не на производство новых способов отъема денег у населения. Например, у водителей, которых не сегодня так завтра ради медсправок вынудят раскошелиться на новые антинаркотические освидетельствования.

Единственный интернет-ресурс, коммуникаторы которого сумели предоставить более полезную информацию, чем другие медиа, — портал российского общества эндокринологов. Эндокринологи правильно решили, что иммунную систему российского здравоохранения, защищающую общественное здоровье, надо постоянно держать в тонусе, укреплять, а лучшее средство для этого — качественная и своевременная информация. Сайт опубликовал доклад министра здравоохранения В. Скворцовой на заседании президиума Госсовета в Светлогорске.

Доклад традиционный: сделано немало, но надо сделать больше, потому что провал образовался еще в советские времена.

Если сравнить, то этот доклад министра концептуально отличается от того, который делался шестью годами раньше на аналогичном заседании президиума Госсовета и с аналогичной повесткой. В 2013 году В. Скворцова докладывала президенту о достижениях и проблемах, но в контексте активной солидарной совместной деятельности федерального центра и субъектов Российской Федерации. Сообщение было пересыпано выражениями типа «мы вместе», «вместе с субъектами Российской Федерации», «совместно с регионами», «нами совместно» и т.д. и т.п.

Теперь, кажется, Минздрав решил постелить себе соломку и отодвинуться от регионов. Он попытался доказать, что федеральный центр работает идеально и перспективно, руководители отрасли — прозорливые и толковые, а вот с исполнением на местах — сплошные проблемы. Конечно, в докладе сказано не так лобово, а витиевато:

«В стране создана нормативная, методологическая и организационная база, которая доказала свою эффективность. Сегодня нужно на основе детального анализа реальной ситуации и потребностей населения в каждом регионе реализовать все заложенные потенциальные возможности».

Вероника Скворцова, министр здравоохранения РФ

Спрашивается, для какой страны создавалась и была создана та нормативная, методологическая и организационная база, которая доказала где-то свою эффективность, но в результате надо заново и детально всё проанализировать?

В 2013 году, как тогда рапортовала В. Скворцова, созданы медицинские протоколы, порядки и стандарты. В 2019 году, как ныне считает министр, важнейшей задачей является привить навыки врачам во всех регионах страны работать в соответствии с клиническими рекомендациями и порядками. Этим должны заняться главные профильные специалисты округов и регионов и главные врачи.

В последние годы В. Скворцова уже не раз пытается не разгородить систему здравоохранения, а как бы развести руками, ссылаясь на конституционную разделенность отрасли по вертикали предметами ведения.

В 2013 году такой явной дифференциации не было. Тогда все в системе были одной крови: «Мы совместно с субъектами Российской Федерации для каждого региона разработали программу развития здравоохранения и просчитали потребности развития».

А в 2019 году оказалось, что у министерства кровь другая, голубая: «Все субъекты РФ должны в сжатые сроки завершить пересмотр схем размещения и мощностей медицинских организаций первичного звена, паспортизацию каждой медицинской организации с оценкой износа зданий, оборудования и транспортных средств и составлением перечней объектов, требующих нового строительства, реконструкции, капитального ремонта, переоснащения». Потому что, как теперь объясняет В. Скворцова, большая часть инфраструктуры первичного звена создавалась более 70 лет назад и дополнительно пострадала в 90-е и 2000-е годы, особенно в сельской местности. Так, число ФАПов и сельских врачебных амбулаторий с 1991 по 2014 год сократилось почти на 16 тысяч. В 2014—2016 годах впервые с советского периода были пересмотрены требования к размещению инфраструктуры первичного звена здравоохранения. Это позволило в 2016 году субъектам РФ разработать и принять «дорожные карты» по достраиванию первичного звена. Результатом стало поэтапное восстановление сельской медицины. По итогам 2018 года, из 45,7 тыс. населенных пунктов, требующих наличия ФАПов, осталось обеспечить 499.

В том же 2013 году казалась решаемой в самой ближайшей перспективе проблема дефицита кадров, потому что в «каждом субъекте Российской Федерации уже сформирована программа поэтапного устранения дефицита, предусматривающая в том числе дифференцированные меры социальной поддержки медицинских работников». И далее, продолжу цитату: «Важным механизмом наращивания кадрового потенциала в конкретных районах и в конкретных учреждениях является, безусловно, доля целевой контрактной подготовки медицинских работников. В этом году она составила уже 40 процентов от всей численности медицинских абитуриентов».

В 2019 году, оказывается, уже не всё так перспективно: «Необходимо прекратить негативную практику по откреплению «целевиков» от принятых обязательств как на уровне региональных департаментов здравоохранения, так и на уровне главных врачей. Регионам предстоит в рамках проводимой паспортизации медицинских организаций первичного звена пересмотреть и обосновать штатные расписания каждой организации с учетом нагрузки на каждого специалиста; уточнить уровень кадровой обеспеченности; привести структуру заработной платы к рекомендуемой еще в 2014 году, с сохранением всех справедливых компенсационных и стимулирующих выплат. Субъекты должны увеличить число бюджетных мест в региональных медицинских колледжах не менее чем на 30 процентов от имеющегося дефицита». Конец цитаты.

В докладе министра здравоохранения В. Скворцовой даже не сделана попытка ответить на те актуальные вопросы, которые интересуют президента и всех нас в первую очередь — где деньги? О чём спрашивал президент? Почему мы несколько раз, как минимум дважды подходили к вопросу улучшения ситуации в первичном звене здравоохранения, в здравоохранении в целом и в первичке в частности? Один раз приличные деньги направили из федерального бюджета. Прошло какое-то время — выяснилось, что необходимо вернуться к этому вопросу, опять с федерального уровня. Опять сделали и поддержали. Ещё лет пять прошло — выяснилось, что нужно снова с федерального уровня предпринять дополнительные усилия и вливать дополнительные деньги.

Это системная проблема, считает В.Путин. Получается, что на федеральном, да часто и на региональном уровне говорят: это не наш уровень ответственности, пускай там, в городах и посёлках, делают что хотят. А в городах и посёлках говорят: да мы бы сделали, что хотим, — у нас денег нет, давайте перераспределять источники финансирования. И это продолжается бесконечно. Конечно, нужно будет принимать какие-то системные решения. Связка между различными уровнями управления должна быть. Так утверждает президент.

Итак, главное — обеспечить связку между различными уровнями управления и не перекладывать ответственность друг на друга. Министр по каким-то причинам этого не услышала. Или оказалась не готовой воспринять идею как руководство к действию, как самую главную проблему и придумать, как начать устранять дисбаланс и добиваться единства действий всех уровней власти и местного самоуправления в интересах здоровья граждан Российской Федерации.

В прежние времена после разговора на высшем уровне в регионах в обязательном порядке незамедлительно проводились бы собрания тех, кто имеет непосредственное отношение к делу. Из Москвы срочно выезжали специальные уполномоченные люди. Сейчас такого не произошло. Раскачиваются или ждут указаний. Или засели за бумаги. Чего ждать-то? Ведь поручения президента по итогам заседания президиума Госсовета, как обычно, выйдут не раньше, чем через месяц-полтора после заседания, а время уходит.

Страна пока продолжает жить так, как и жила. По своему прежнему неупорядоченному сценарию. Вот свежий пример, чтобы не быть голословным. Через две недели после заседания Госсовета в Якутии — одном из самых сложных регионов с точки зрения организации первичной медицинской помощи, — в Госсобрании Якутии (Ил Тумэн) состоялся круглый стол, собравший всю управленческую элиту республики: председателя Госсобрания и его заместителей, народных депутатов, членов правительства, представителей республиканских министерств и ведомств, глав муниципальных образований и председателей районных советов депутатов, руководителей учреждений здравоохранения, общественность. Весь цвет республики. Гостей из Москвы не было, хотя В. Скворцова пообещала президенту, что Минздрав совместно с другими ведомствами окажет всестороннюю помощь регионам в составлении региональных программ модернизации первичного звена здравоохранения, а затем в их реализации.

Тема круглого застолья — в духе предшествующих оптимизационных трендов: «Об упорядочении сети учреждений здравоохранения в Республике Саха (Якутия)», а не об итогах заседания президиума Госсовета.

Председатель улусного Совета депутатов Амгинского района С. Александрова обеспокоена тем, что вследствие будущего упорядочивания без работы останутся останутся 44 человека, будет сокращено 12 должностей.

Председатель Сунтарского улусного Совета депутатов У. Попова объявила, что в ее улусе под сокращение попадают 97 человек.

Глава Усть-Янского улуса Г. Федоров: зарплатные показатели в районе достигаются при совмещении 1,5−2 ставок, как и в Якутске. 5 из 9 врачей, приехавших в район по программе «Земский доктор», находятся в декретном отпуске, и проблема дефицита кадров не решается.

Главврач Булунской ЦРБ А. Андреева: к Арктике нужен особый подход. В районе с советских времен нет ни одного объекта строительства учреждений здравоохранения, тогда как население района ежегодно увеличивается.

Главврач Чурапчинской ЦРБ им. П.Н. Сокольникова А. Ксенофонтов: под реорганизацию подпадают 10 участковых больниц. Полностью закрывается детский туберкулезный санаторий. Сократится 68−75 штатных единиц, без работы останутся 62 человека.

Министр здравоохранения Якутии Е. Борисова: 83% расходов бюджета отраслевого министерства идет на повышение заработной платы, поэтому мы не можем говорить о надлежащем материально-техническом, лекарственном обеспечении. Качественные показатели, удовлетворенность доступностью медицинской помощи у населения остаются крайне низкими. Министр, конечно, уверила, что ни одна врачебная организация не закрыта: «Преобразовываем, потому что нет понятия «участковая больница» в законодательстве. Поэтому, чтобы принимать участие в федеральной программе, создаем филиалы центральных районных больниц с круглосуточными койками либо врачебные амбулатории с дневным стационаром», а отрасли не хватает еще порядка 2,5 млрд рублей для достижения поставленных задач.

Народный депутат Якутии II, III, IV созывов Альбина Поисеева высказалась так:

«Люди готовы забить последнюю корову и ехать в Корею за лучшим качеством медицины».

Альбина Поисеева, Народный депутат Якутии

Главный итог Госсовета — выделение на модернизацию первичного звена здравоохранения 550 млрд рублей. В 2019 году расходы на отрасль составят 3,7 процента ВВП, а в следующем году уже будет 4,1 процента ВВП. Деньги огромные, но сами по себе не обладающие лечебным эффектом, а наоборот — весьма заразны и весьма токсичны. Поэтому допускать, чтобы в отрасли какие-либо сферы, куда направляются денежные эшелоны, были полупрозрачными и информационно закрытыми, нам никак нельзя. И всё тайное — даже разговор на Госсовете — рано или поздно станет явным.


Источник