Чтоб не досталось соседу: Литва забыла, как билась за собственную АЭС

2 декабря 2019 г. 21:31:24

В Литве 2 декабря начался тендер на поставку четырех миллионов таблеток йодида калия, который проводит Министерство здравоохранения. Литовский Минздрав предполагает таким образом "защитить население от радиации в случае аварии на Белорусской АЭС"

На первый взгляд кажется, что это еще одна психологическая атака на атомный проект, успешно реализуемый в соседней стране. Но на самом деле – это попытка заработать политические дивиденды на страхе людей и их невежестве. А может быть, еще и попытка оправдать собственные ошибки. Я имею в виду закрытие Игналинской АЭС. Ведь кто-то когда-нибудь должен понести наказание за это.

О строительстве БелАЭС

Строительство Белорусской АЭС, которое идет по соседству в Островце, уже несколько лет вызывает в Литве шквал критики и весьма комедийных (уж извините за такое определение) решений.

Непосредственно в Белоруссии тоже поначалу были дискуссии – это нормально. Сторонникам АЭС удалось доказать, что ее пуск – благо для страны. И дело в том, что республика не только получит электроэнергию, которой так не хватает ей самой, но и сможет ее экспортировать. А, как известно, над энергией не властны ни инфляция, ни санкции – если есть ее избыток, то это во многом фундамент независимости.

Кроме того, создание АЭС автоматически приводит к повышению качества специалистов, которых теперь надо готовить на месте, а не "импортировать". Потому развитие атомной энергетики – это повышение технического и технологического уровня всей промышленности, а также высшего и специального образования в стране.

И о строительстве Игналины

Помню, сколь упорными и сложными были битвы вокруг строительства новых АЭС в Советском Союзе. Каждая республика старалась заполучить АЭС себе, понимая, как это важно для экономики. Чаще всего побеждала Украина. Так что не случайно половину энергии там получали на АЭС (по ее производству Украина уступала только Франции).

Решение правительства СССР о строительстве мощной атомной станции с четырьмя реакторами РБМК по 1500 мегаватт каждый вызвало волну споров между республиками Прибалтики и Советской Белоруссией. Все республиканские правительства требовали, чтобы именно им было отдано предпочтение. В этом своеобразном тендере выиграла Литва, где и решено было построить мощную АЭС, которая обеспечивала бы энергией не только всю Прибалтику и Белоруссию, но и частично Польшу. Я веду речь об Игналинской станции.

Почему именно Литва? Такой вопрос я в свое время задал Виктору Шевардину, директору Игналинской АЭС. Он начинал там рядовым инженером и, пройдя все ступени служебной лестницы, вырос до руководителя.

– В Советском Союзе всегда старались выделить прибалтийские республики, создать там более комфортные условия жизни, чем в других районах страны. Строительство АЭС в этом регионе поднимало его на принципиально новый уровень, и прежде всего по качеству жизни – ведь здесь за электроэнергию платили гораздо меньше, чем везде. С пуском нашей станции стало ясно, что забота о людях реальна, – ответил Шевардин. – Станция стала своеобразным оазисом научно-технического прогресса, а наш город образцовым.

– Но потом все изменилось…

– Конечно. После Чернобыля и распада СССР Литва устремилась на Запад, а потому резко изменилась ситуация вокруг станции.

– Политика стала превалировать над разумом?

– Можно и так сказать.

С директором Игналинской АЭС мы беседовали незадолго до закрытия станции. Еще теплилась надежда, что "убивать" ее не будут – зачем же уничтожать то, что необходимо республике?

В это время на станции работали эксперты МАГАТЭ и операторы АЭС из многих европейских стран. Их вывод был единогласным: "Станция в прекрасном состоянии, безопасна, работает устойчиво и надежно". Однако политики в Европе и Литве считали иначе: они требовали станцию закрыть. И как часто, к сожалению, в этом мире бывает, здравый смысл отступил – Игналинская АЭС была остановлена, начался демонтаж оборудования.

Последовал скачек цен на электроэнергию не только в Литве, но и во всей Прибалтике, и это была реальная плата за их присоединение к Евросоюзу. Как известно, политики принимают решения, а оплачивают их простые люди…

Мне кажется, что литовцам вдвойне обидно оттого, что БелАЭС возводится неподалеку от остановленной Игналинской АЭС. Ведь сейчас уже всем ясно, что "убийство" Игналины – стратегическая ошибка властей Литвы. И Белорусская АЭС высвечивает ее особенно ярко.

Наверняка завтра им придется закупать оттуда энергию. Да, сегодня везде звучат голоса, что "этого не будет никогда", но они скоро поутихнут – экономика скажет свое слово, когда в дело вступит евро.

Сейчас Литва идет на все, чтобы сорвать пуск АЭС, – даже к президенту США обращались, чтобы он пригрозил Минску. Однако Дональд Трамп вмешиваться не стал. Во-первых, у него своих атомных станций несколько сотен, а во-вторых, предполагаю, что гордые белорусы ответят ему напрямую – мол, Белоруссия не входит в число американских штатов…

Чернобыль и атомная энергетика

Главный аргумент противников строительства АЭС – это трагедия Чернобыля. И страх, который преследует тех, кто слышал о ней. Именно слышал, а не пережил.

Среди тех, кого беда Чернобыля коснулась напрямую, об аварии известно почти все, а потому они прекрасно понимают, что ничего подобного с Белорусской АЭС случиться не может, так как и конструкция совсем иная, и систем безопасности намного больше, да и специалисты разных стран дали на нее "добро". Проще говоря, более надежной и совершенной АЭС сейчас в мире попросту нет.

Хочу привести точку зрения на атомную энергетику самого, пожалуй, авторитетного атомщика не только в России, но и в мире. Я имею в виду доктора наук Владимира Асмолова. Он работал в Институте атомной энергии имени Курчатова, принимал участие в ликвидации аварии на ЧАЭС, создавал принципиально новые реакторы, а сейчас является советником в "Росэнергоатоме".

Однажды я спросил его:

– А может быть, бросить эту самую атомную энергетику и настроить по стране ветряки?

– Можно сделать все: и ветряки понаставить, и солнечную энергетику развивать, – ответил ученый. – Я не против, более того, считаю, что у этих направлений есть будущее. Однако у такой энергетики есть предел. Можно спорить о конкретных цифрах – десять или даже двадцать процентов энергии они могут дать, но это не существенно. Ветер дует, когда ему хочется, а солнце светит не всегда… А ядерная энергетика существует для того, чтобы гарантированно обеспечивать нас энергией.

Да, это сверхвысокая технология, и основное требование к ней – убежденность в том, что она всегда под контролем. Для того чтобы утверждать это, нужна огромная база знаний. Если ты знаешь, как управлять и контролировать такую технологию, она становится для человечества благом, которым мы просто обязаны пользоваться. Вывод такой: атомная энергетика есть, и она должна быть крупномасштабной. Сегодня для нас, специалистов, "картинка будущего" ясна: без атомной энергетики строить будущее невозможно.

…Скоро пуск первого блока Белорусской атомной станции. Убежден, пройдет совсем немного времени – и даже самые отчаянные скептики и противники ее убедятся, что она несет людям благо, потому что те, кто проектировал и строит эту АЭС, не только учли печальные уроки Чернобыля, но и сделали все, чтобы они никогда не повторились.

Источник


Источник