Российские офшоры – аналог оружия стратегического назначения

Александр Халдей

19 июля 2019 г. 13:09:52

Зачем России понадобились свои офшоры?

Слово «офшор» как в СССР, так и в России во многом считалось ругательным. В офшорах жулики прятались от налоговых служб собственной страны, по сути, воруя деньги у государственного бюджета. Во всем мире к чужим офшорам относятся как к заповедникам зла, в которых злу почему-то созданы комфортные условия, вместо того, чтобы давить его всеми законными способами.

Ни в одной стране правительства не любят офшоры и тех, кто в них прячется. Народ в этом вопросе всегда един с правительством, ненавидя офшорную аристократию всеми классовыми фибрами своей души. И даже буржуазные братья по классу офшорной буржуазии, работающие в своей стране и несущие законное налоговое бремя, солидарны в этой ненависти с правительством и народом. Одним словом, офшоры и тех, кто в них прячется, не любит в этом мире никто.

За исключением тех правительств, которые у себя эти офшоры создало. Эти правительства показывают удивительную двойственность: они ненавидят своих бизнесменов, которые сидят в чужих офшорах, и любят чужих бизнесменов, которые сидит в офшорах у них.

Это придает теме офшоров некоторую пикантность и двусмысленность. Население верит, что тут имеет место коррупция, и отчасти это верно. Только вот подкуп применяется к чужим бизнесменам – в виде всяческих льгот, недоступных в нормальной юрисдикции. Офшоры – это всегда финансовая прачечная по отмыванию незаконных доходов.

Однако, как известно, деньги не пахнут. И если вы не контролируете чужие финансовые ресурсы, то их контролирует кто-то другой, и скорее всего, ваш враг. Поэтому офшоры необходимы, как необходимо неконвенционнное оружие. Подкуп как оружие – необходимость, а не преступление. Напротив, преступлением будет отказ от оружия, чем бы он ни мотивировался. На таком уровне это уже не коррупция, а большая политика. Разница в том, что результаты идут на пользу всему государству, а не группе лиц внутри государства.

Офшоры – это инструмент контроля над собственным бизнесом и способ склонять на свою сторону бизнес других стран, превращая их в экономические колонии. Это способ вербовать армию сторонников среди крупных фигур иностранного бизнеса, предоставляя им «тихую гавань», где они могут прятать от своих правительств некоторые грязные делишки. За что потом подвергаются шантажу и превращаются в агентов влияния или попросту наемников.

У каждого государства, претендующего на геополитическую значимость, есть свои офшоры. В США это Невада и Делавэр, у Англии – Карибские острова, остров Джерси и Гибралтар, у ЕС – Андорра и Люксембург, у Китая – Гонконг и Макао. И только у России до недавних пор этого оружия не было.

Точнее, оно было, но стреляло больше против своих, чем против чужих. В Калмыкии офшорное дело не пошло и заглохло по естественным причинам – нерезидентам это было неинтересно, а резидентам недоставало гарантий безопасности, ибо в любой момент все могло поменяться.

В классическом виде у России офшоров нет и сейчас, а то, что есть, это скорее свободные экономические зоны, чем офшоры. Ведь офшор – это место регистрации бизнеса, которому запрещено работать внутри страны регистрации. То есть, это место предоставления юрисдикции нерезидентам.

До настоящего времени Россия избегала создавать у себя офшоры, так как это больше вредило ее интересам, чем их защищало. Если бы Россия стала предоставлять защиту иностранным компаниям, прячущимся от своих налоговых служб, это вызвало бы колоссальные конфликты с правительствами этих стран, которые могли инициировать даже исключение России из тех международных организаций типа ВТО, попасть в которые она так долго стремилась. Причина – нарушение требований прозрачности финансового регулирования в стране.

Однако по мере нарастания противостояния на мировой арене по всему кругу первостепенных вопросов между Западом и Россией, отношение к офшорам было пересмотрено. Офшоры в России разрешили, и, прежде всего, для резидентов, чтобы они могли, придя туда, спасти свои активы от экспроприации со стороны иностранных держав. Противостояние Запада и России достигло такой степени остроты, что все нормы буржуазных приличий переходят в разряд архаики и мешают победе над противником.

Если учесть, что отъем активов российских олигархов, по сути, означает отъем прав собственности на российские системообразующие предприятия, то создание российских офшоров выглядит в совсем ином, чем ранее свете. Офшоры на острове Русский в Приморье и полуострове Октябрьский в Калининградской области – это не место, где российский бизнес прячет российские деньги от российского государственного бюджета.

Это место, где российское государство прячет от Запада российские заводы и компании, выводя из уязвимого состояния российских собственников, попавших ранее в это состояние по неспособности предвидеть все возможные риски. По сути, это помощь в побеге из плена.

Государство соглашается не претендовать на перечисление этих денег в бюджет. Для бюджета они и так были потеряны из-за иностранной юрисдикции. Но сейчас речь шла вообще о спасении этих предприятий от конфискации. А это намного важнее, чем текущая фискальная выгода.

Попав в российские офшоры, олигархи становятся зависимыми не от чужого, а от российского правительства. Это присяга на верность. Спасение активов и льготные налоги дадут пользу государству иным способом. Полученная прибыль по предложению правительства будет инвестирована в российские проекты. Положение для олигарха, сравнимое с альтернативой между армией и тюрьмой. В армии не забалуешь, там льготы согласно Уставу, но это не тюрьма, в которой ты и вовсе бесправная лагерная пыль.

Путин выждал, пока эта мысль дойдет до самых непонятливых, и доказал им, что битие определяет сознание. Девять крупнейших российских компаний, принадлежащие олигархам ельцинского розлива, решились на перевод активов из антироссийской юрисдикции в российскую. Это компании Дерипаски, Мордашова, Усманова. На очереди переезд крупных компаний из бывших республик СССР, Южной Америки, Азии, Африки и Восточной Европы. Надо ли говорить, что ради получения такого политического ресурса власти России обеспечат неукоснительную защиту интересов бизнеса, прописавшегося на этих территориях.

Создание офшоров – это не только перевербовка армии своих олигархов, которых Запад рассматривал как свою пятую колонну в России. Это в первую очередь создание институтов крупной финансовой инфраструктуры, без которых сегодня не может быть влиятельного глобального игрока.

Подтвердить этот довод может реакция сенаторов и конгрессменов от демократической партии США на сделку Дерипаски с американским Минфином, в обмен на которую нашего олигарха вывели из-под санкций. Эта сделка в России трактовалась как перехват власти над российским алюминиевым концерном американским и британским управлением. Но вот деловое издание Bloomberg, американские конгрессмены и сенаторы решили, что наоборот, сделка стала отступлением от изначальных планов, потому что структуры Дерипаски попадут под плотный контроль российского государства.

Практика показала, что они-таки оказались правы. Дерипаска больше не резидент острова Джерси, а резидент полуострова Октябрьской. Со всеми вытекающими, как говорится. Это ответ на вопрос, зачем России понадобились офшоры для своих олигархов, и что означает кампания по деофшоризации нашей экономики.

По сути, на самом деле происходит не деофшоризация, а реофшоризация. Деофшоризация понимается как отказ от иностранных офшоров. А вот переход в нашу офшорную юрисдикцию напротив очень даже приветствуется.

Отношение к офшорам – как отношение к спецслужбам: когда «у них» - то шпионы, когда у нас – то разведчики. Результат оценивается лишь по тому, кто получает конечную пользу. Мир поделен на своих и чужих, и все, что приносит пользу чужим – это зло, а что приносит пользу своим – это добро.

Других критериев правильной оценки не существует, и тот, у кого нарушен рефлекс «свой-чужой», не могут допускаться к принятию управленческих решений.

Создание успешно действующих российских офшоров – это мощный инструмент глобальной политики, и пойти на его применение Россия смогла лишь тогда, когда жизнь стала выталкивать российскую элиту из иллюзий дружбы с Западом.

А так как война требует оружия, то офшоры стали таким же оружием, как ракеты «Тополь» и «Искандер». Вот почему в России офшоры появились, и почему они появились именно сейчас. И, судя по первым результатам, испытания прошли довольно успешно.


Источник