Huawei как зеркало китайской эволюции

23 декабря 2018 г. 13:20:40

Да, друзья, неожиданно важные и даже знаковые события закрутились сейчас вокруг хрупкой фигурки Мэн Ваньчжоу – финдиректора и фактической хозяйки известной фирмы из Поднебесной. Но моя личная история с ней началась задолго до этого. И началась не в Китае, а в благословенной (тогда) Франции.

Итак, начало (неблагословенных) девяностых. Проходила какая-то журналистская конференция в Париже. Обсуждали, как лучше защищать в прессе толерантность и либеральные ценности. А там, где проверенные либералы, понятное дело, и гостиничка пять звезд, и фуршетик достойный. Известно, что толерантность и ценности лучше заходят под шабли и устрицы. Нулевого размера. (Ноль проще всего умножается на ноль!)

После фуршета ко мне в номер заглянула коллега – западная журналистка, но понятного мне украинского «походження». Выпили сначала мой мини-бар, потом её. Я все хотел проверить банальную истину: мол, не бывает некрасивых женщин – бывает мало вина. Не работает! Всё в жизни бывает. Но сейчас разговор не об этом.

Мы немного поспорили. Хотя я больше соглашался (вот для этого вина хватало). Она говорила, что Украина скоро станет второй Францией, и я согласно кивал головой. С детства моим любимым фильмом был «Фантомас». Как я понимал, Фантомас был первым французским олигархом – и по влиятельности, и по богатству. А каждый француз мечтает быть революционером и борцом за социальную справедливость, но жить при этом – как олигарх и магнат. И это, конечно, роднит рядового француза и украинца. Хотя уже тогда я боялся, что эта дихотомия души обывателя может привести к революции. Поэтому Фантомас для меня был «зеркалом будущей французской революции». И не только французской.

Журналистка тоже разрывалась между святой верой в то, что каждый должен иметь шанс стать богатым, и врожденным убеждением, что такой шанс прежде всего должен быть у представителей «титульной нации». Ей не нравились нарождавшиеся украинские олигархи, но скорее не в силу их способов обогащения, а в силу их происхождения. Хотя, может быть, я её тогда неправильно понял...

Да, к чему я это? А к тому, что она, став министром иностранных дел Канады, мягко говоря, не препятствовала недавнему аресту в своей стране китайской барышни Мэн. Тут сразу возникла куча конспирологических версий. Типа зависть немолодой, небогатой и мм... неброской канадской министерши к молодой и яркой китайской миллиардерше. Хотя это вряд ли: канадские женщины не «парятся» по поводу своей внешности, которой у них, собственно, и нет. Или это вроде заказ телекоммуникационных американских корпораций, видящих в китайской фирме непреодолимого конкурента за грядущий рынок 5G. Хотя Huawei давно уже обошла по возможностям Apple и вряд ли её можно нейтрализовать таким способом. Ищут даже японский и особенно корейский – самсунговский – след. Хотя и это сомнительно – китайцам осталось сделать один рывок, чтобы обойти Samsung в мировом лидерстве. Поэтому я хочу изложить свою версию подоплеки событий, но закончу с барышней Мэн.

Ответный ход «Дракона» был столь стремителен и неожиданен, что та же канадская министр буквально потеряла дар речи. Китай закрыл масштабные – многомиллиардные – сегменты своего электронного рынка для обидчиков. А главное, тут же арестовал на своей территории пару канадских граждан – то ли родственников, то ли друзей их премьера. А, как известно, в китайских местах заключения на некоторых нападает «словесный понос» – несут такое, что сложно потом спрятать даже под грифом «секретно».

Конечно, Ваньчжоу сразу выпустили, что для нее тоже стала шоком, судя по её абсолютно растерянному виду. Она-то думала, что лучшая защита личности за рубежом – свои большие деньги, а оказалось – свое сильное государство! («Павлины, говоришь...») ... Но это отдельная история.

А с руководством Huawei мне довелось встретиться лет шесть назад. Они обратились по поводу продвижения имиджа их фирмы за рубежом. Тогда-то я и вспомнил свои давние встречи с мэром одного китайского мегаполиса. Он был тоже по образованию философом, учеником самого Го Можо. Мы чуть ли не сутками обсуждали великую китайскую философию в бывшей, кстати говоря, резиденции Мао Цзэдуна. Мэр и сказал мне тогда, что главным продуктом Китая должны стать не дешевые гаджеты и шмотки поддельных брендов, а подлинные китайцы. А главной миссией китайской элиты – недопущение революций. (Последняя «культурная революция» убила двух сыновей его любимого учителя.)

Так вот, используя эту подсказку, я сказал хуавэйцам, что, на мой скромный взгляд, главная имиджевая продукция их фирмы не телефоны, сотовые вышки, системы видеоопознавания. Главная продукция – это тип специалиста, качество работника, совершенство стиля их отношений и образа жизни, которые создала фирма. В их двухсоттысячном фирменном городке сегодня собрано, аккумулировано то лучшее, что может прорасти в других местах Поднебесной. И не только там. Это оптимальный быт – достойное жилье, транспорт, питание; досуг – спорт, культура, искусство; обучение – качественное и мощное; работа в безупречных условиях... Даже своя дорожная полиция – строгая, неподкупная и корректная...

Когда-то иностранцы, побывав в нашем Новосибирском Академгородке, становились фанатами его образа жизни и друзьями его щедрых, хлебосольных, ироничных, остроумных и просто умных обитателей. Думалось, что эволюция советского строя получит импульс из подобных кластеров свежего ума и нового быта. Не сложилось. Поэтому так переживаю за Huawei. Может, хоть у них получится?

Но, наверное, «переживают» по этому поводу и другие. Вдруг эта «чума» образованных, духовно и физически здоровых людей, прекрасных работников, хороших товарищей и неприлично нравственных людей вырвется за пределы Китая! Это опаснее, чем их доминирование в 5G!

Говорят, что богатый человек без принципов опаснее, чем красивая женщина без морали. А если богатый человек с принципами? А если за ним стоит сильное государство?

Р. Дервиш


Источник