Остались ли у Украины «государственные секреты»?

Андрей Ганжа

6 ноября 2019 г. 10:08:08

Вместо эпиграфа: Лондон, осень, туман, набережная Темзы. Два джентльмена (твидовые пальто, кашне, котелки) идут друг другу навстречу. — Сэр, вы не подскажете, как называется эта река? — Извините, сэр, не знаю, но у нас в Житомире это называется Тетерев.

Добрую историческую традицию российской оппозиции: «Чуть что не так — бежим в Лондон», качественно подхватила и украинская суверенная политическая элита предпоследнего разлива. В прошлом веке в Лондон гоняли и в одиночку (Герцен, Ульянов), и группами (II съезд РСДРП) — но с какими-то рациональными целями. «Колокол» издать, стать известным под псевдонимом «Ленин» или там партию создать (и тут же расколоться на большевистское и меньшевистское «крылья»). Но все деградирует… В нынешнем веке «политические беглецы» вольной Украины имеют куда более приземленные цели: прикупить что-нибудь, да и затаиться. Ну, и легализовать свою более чем весомую политическую добычу высоким авторитетом британского права.

Сразу хочу оговориться. Вся информация по политическим «втикачам» (беженцам) взята из открытых источников, а поскольку опровержений или судебных исков не зафиксировано, то и использовать ее как «правдоподобную» вправе любой журналист. Тем более в отношении Англии, где «highly likely» (весьма вероятно) стараниями экс-премьера Терезы Мэй стало не только информационным, но и политическим методом доказательства.

Таких «втикачей» уже очень много, и сам процесс начался давно. Когда, казалось бы, власть постмайданного политического режима — это если не «навсегда», то «надолго». Вспомним, к примеру, Олега Махницкого, и.о. генерального прокурора с февраля по июнь 2014 года. О его мздоимстве уже в те годы ходили кулуарные легенды. Да и время было жирное, многим надо было подтереть прошлые грехи: что уходящим, что входящим во власть. А какая индульгенция может быть лучше, чем прокурорская?

Бывший генеральный прокурор Украины Олег Махницкий

Foreign and Commonwealth Office

Как результат — уже в августе, сразу после увольнения из Генпрокуратуры сразу прорезалась информация о покупке Махницким 5-звездочного отеля Hyatt Regency Kyiv. Потом вполне естественная корректировка: нет, не в Киеве, кому нужна недвижимость в центре кризиса? Отель, такой же Хайятт, был куплен в Будапеште: 10-ти этажный роскошный комплекс набережной Дуная в Пеште, у Цепного моста.

Но это все бизнес. И пока все, даже Генпрокуратура, проверяли и обсасывали информацию об отеле в Киеве, как-то без резонанса прошли заметки о том, что Махницкий попросил риелторов «подобрать ему не очень дорогой особняк где-нибудь в тихом приличном месте столицы Великобритании. Среди уточняющих данных сообщалось, что клиент намерен получить вид на жительство, купив недвижимость и вложив 750000 фунтов стерлингов (около 1282500 долларов) в ценные бумаги Bank of England». И почти сразу ему была «подобрана подходящая двухуровневая квартира в Белгравии, к юго-западу от Букингемского дворца — одном из самых фешенебельных районов Лондона».

Плюс квартира для дочери Марьяны: в микрорайоне Imperial Wharf, между Chelsea и Fulham. Две спальни, стильный дизайн, вид с балкона третьего этажа на Темзу, близость от знаменитого торгового центра Fulham Broadway и фитнес-центра Harbour Club.

Другой пример — Валерий Гелетей, генерал-полковник, многолетний начальник Управления государственной охраны и в июле — октябре 2014 года — министр обороны Украины. «Войска Гелетея» были разгромлены восточно-украинскими инсургентами под Илловайском, Гелетей вылетел из министерского кресла, зато в СМИ появилась информация о покупке генералом усадьбы в английском Иммингеме (графство Линкольншир): «Дом построен в неоколониальном стиле и оценивается в 23 миллиона фунтов».

Бывший министр обороны Украины Валерий Гелетей

Mil.gov.ua

Следующий украинский персонаж, «вылетевший из кресла» и приземлившийся в Англии, — Виктория Гонтарева, в июне 2014 — марте 2018 года глава Национального банка Украины. Она, конечно, устроилась поскромнее прокурора и генерала и живет в Лондоне в «маленькой двухкомнатной квартире». Может и «маленькой», но расположенной на набережной Альберта, неподалеку от Вестминстерского аббатства. И аренда этой квартиры составляет 5308 фунтов стерлингов, или около 200 000 гривен в месяц.

И вот относительно новые «лондонские сидельцы». Юрий Луценко, тоже экс-генпрокурор 2016−2019 годов, в конце сентября уехавший в Великобританию «изучать английский» в The London School of English. Луценко пока нельзя назвать «списанным», поскольку он обладает информацией по вопросам, очень интересующим Дональда Трампа: о действиях на Украине Хантера, сына Джо Байдена, кандидата в президенты США и конкурента Трампа. А 4 ноября в СМИ появились сообщения о том, что его жена, народный депутат Ирина Луценко, она же «Женщина III тысячелетия», чартерным рейсом покинула Украину в сопровождении пяти чемоданов «внушительного размера».

Бывший генеральный прокурор Украины Юрий Луценко

Вадим Чуприна

Чета Луценко — это еще «длящаяся игра», поэтому ежеминутно возможен «новый ход». Вот и 5 октября появилась информация о возвращении Юрия Луценко на Украину, в связи с состоянием здоровья жены. Но, что бы то ни было, сам сценарий игры предполагает постоянное пребывание в Великобритании парочки «генпрокурор — народный депутат».

Но надо отдавать себе отчет, что значительная часть формирующейся в Лондоне украинской «постмайданной диаспоры» — это государственные служащие 1-го ранга. Генеральские статусы с самым высоким уровнем доступа к государственным тайнам. А «государственная тайна» на Украине — это двадцать три информационных массива из сфер «обороны», «экономики, науки и техники», «внешних отношений» и «государственной безопасности и охраны правопорядка».

В эпоху «кровавых Советов» и прочих «банд» зависело в первую очередь от доверия к носителю тайн. Но были и «невыездные»: я знал одного полковника-ракетчика, который в первый раз смог выехать за пределы Украины только в конце «нулевых», уже в «далеко за пятьдесят». И понимаю почему… Даже в почтенном возрасте он на память помнил коды запуска стратегических ракет своего дивизиона (это шесть площадок). А код-то — СЕМНАДЦАТЬ ЦИФР! Ну как такого выпускать, хотя с 1994 года для Украины это стало уже неактуальным?

А здесь допущенные к тайнам самого высокого уровня и совсем не вызывающие доверия ни у гражданского общества, ни у нового режима спокойно не то что разъезжают по миру, но и кучкуются в английские, испанские, германские и прочие украинские диаспоры. Которые скоро действительно будут интересоваться друг у друга, как называется «лондонский Тетерев».

Но кто-то сомневается, что за возможность «осесть» поближе к берегам Средиземного моря или Атлантического океан, соответствующие спецслужбы выжмут страдальцев досуха и подвесят на очень плотный крючок?

И в таких обстоятельствах даже неважно (хотя и обидно), сколько денег вывезли прокуроры, депутаты, генералы да банкиры. Коррупция, как бы яростно не боролись с ней Гончарук, Рябошапка да Милованов, — это «везде и во все времена». Даже умнейший и осторожнейший Шарль Морис де Талейран-Перигор, впервые став министром иностранных дел Франции, в полубредовом восторженном экстазе повторял: «Состояние! Теперь надо создать себе состояние!!!» Чего уж ожидать от нынешних, хм…, «Талейранов».

Важен другой вопрос: после всех этих «односторонних вояжей» останутся ли у Украины «государственные секреты»?


Источник