Лукашенко потерпел крах в нефтяной войне с Россией

Сергей Артёменко

23 сентября 2020 г. 11:40:21

«Альтернативная нефть» не только обвалила белорусский экспорт, но и наглядно продемонстрировала противоестественность нефтегазовых конфликтов с Россией. Белорусская экономика была и остаётся частью дезинтегрированного, но реально существующего народнохозяйственного комплекса.

В 2019 году Москва и Минск активно прорабатывали механизм углубления интеграции в формате Союзного государства. Владимир Путин и Александр Лукашенко провели несколько раундов переговоров в Сочи, обсуждая выработанные правительствами «дорожные карты». Итог оказался безрадостным: белорусский лидер не только наложил вето на ограниченную экономическим направлением интеграцию, сорвав подготовленные к 20-летнему юбилею союзного строительства торжества, но и развязал очередную нефтегазовую войну с Россией.

После окончания президентской кампании в Белоруссии, столкнувшись с непризнанием себя президентом и перспективой политических санкций, на фоне очередного официально не признаваемого кризиса, Минск застопорил «разворот на Запад» и обратился за помощью к Москве. Таковая была оказана по всем направлениям. Однако при этом нефтегазовый конфликт не исчерпан.

В конце 2019 года Лукашенко не только заблокировал союзное строительство, но и наложил вето на подписание контрактов с российскими поставщиками нефти и газа. Вскоре выяснилось, что альтернативы российскому газу у Минска не появилось. Газовые поставки не без проблем, но были возобновлены. Лукашенко своеобразно «отблагодарил» Газпром разорением его активов в Белоруссии, санкционировав рейдерский захват «Белгазпромбанка».

Нормализация нефтяных поставок заняла гораздо больше времени и сил, сопровождаясь информационной войной. Оперативные данные Белстата и другие открытые источники позволяют констатировать: и в этой части нефтегазового конфликта Лукашенко не может считать себя победителем.

Экспорт нефтепродуктов из Белоруссии по итогам января-июля 2020 года сократился на 38,5% к аналогичному уровню 2019 года до 3,78 млн т. Главными покупателями остаются Украина и Британия, констатирует Национальный статистический комитет Белоруссии,

Согласно данным Белстата по итогам семи месяцев нынешнего года, отказ от приобретения российской нефти и замещение её «альтернативной» из Норвегии, Азербайджана, Саудовской Аравии и США негативно сказались на объёмах переработки и предложения для внешнего рынка.

В стоимостном выражении экспорт белорусских нефтепродуктов по итогам января-июля 2020 года сокращён на 61,8% до $1,2 млрд при средней цене $317,3 за тонну, что также меньше прошлогоднего уровня (на 37,8%). Таким образом, белорусский экспорт сокращён как в физическом, так и стоимостном выражениях.

Падение стоимости экспортных цен нефтепродуктов, выработанных на обоих белорусских НПЗ, детерминировано объективными факторами, прежде всего — волатильностью рынков. Снижение стоимости нефти предопределило снижение стоимости вырабатываемой из неё продукции.

Алексей Миллер и Александр Лукашенко

Gazprom.ru

Развязанная в начале года Саудовской Аравией нефтяная война с Россией сопровождалась огромным демпингом. В этой войне Минск объективно выступил на стороне Эр-Рияда. Союзное государство России и Белоруссии и в этом случае продемонстрировало свою несостоятельность — как и в ходе украинского кризиса 2014 года, как и во многих других ситуациях.

Обращает на себя внимание география экспортных поставок белорусских нефтепродуктов. Первое место по-прежнему за Украиной — на неё пришлось 1,58 млн тонн. В физическом выражении это на 10,9% меньше прошлогоднего уровня. В стоимостном — ещё больше: $614,8 млн (— 43,1%).

Британские компании удерживают второе место среди покупателей белорусских нефтепродуктов. За семь месяцев текущего года они закупили 1,45 млн тонн (— 52,8%) на $343,5 млн (— 75,2%).

Евросоюз закупил 493,3 тыс тонн белорусских нефтепродуктов — почти наполовину меньше, чем за январь-июль прошлого года (-59,2%). В стоимостном выражении белорусский экспорт в ЕС составил $143 млн (— 75,8%).

Здесь стоит отметить последствия выхода Британии из интеграционного объединения, «восточным партнёром» которого является другая часть Союзного государства, получающая российскую нефть по льготным ценам. При выводе экспортных цен для Белоруссии на уровень Польши, которая почти на 80% своих нужд обеспечена российской нефтью, белорусскую экономику ждёт экономический шок с крайне негативными социальными последствиями.

Сейчас в Евросоюзе и США думают над политическими санкциями в отношении официального Минска. Не признанный легитимным президентом Александр Лукашенко сыграл на опережение и неоднократно озвучил угрозу оставить Прибалтику без белорусского транзита. Речь, прежде всего, об экспорте белорусских калийных удобрений и нефтепродуктов через порт литовской Клайпеды. Через этот же порт в Белоруссию поступает львиная доля «альтернативной» нефти.

Таким образом, применяя санкции к Литве (которая официально признала Светлану Тихановскую президентом Белоруссии), Александр Лукашенко ставит крест на проектах диверсификации нефтяных поставок. По его поручению импорт нефти выстраивается таким образом, чтобы на долю России приходилась треть, в худшем — половина от общего объёма нефтяных закупок.

Однако угрозы лишить Прибалтику белорусского транзита пока остаются лишь словами. Никаких конкретных действий, свидетельствующих о серьёзности таких угроз, на практике не наблюдается. Их не прослеживается даже на уровне меморандумов или иных форм, принятых в бизнесе.

Клайпедский порт

Portofklaipeda.lt

Обращает на себя внимание отказ Минска от аналогичных угроз Киеву, обеспечивающему поставки «альтернативной» («выгодной») нероссийской нефти. Украина также является участницей программы Евросоюза для постсоветских республик «Восточное партнёрство», она фактически присоединилась к санкциям Запада. Владимир Зеленский демонстративно дистанцируется от белорусского коллеги, с которым год назад собирался развивать сотрудничество теснейшим образом почти во всех сферах.

Белорусский госконцерн «Белнефтехим» не дезавуировал намерение продолжать импорт «альтернативной» нефти от азербайджанской госкомпании SOCAR. Поставки собственно азербайджанской нефти, а также российской и иной шли через одесский порт «Южный».

Своих морских портов у Белоруссии нет, и морского торгового флота тоже нет, хотя ранее официальный Минск заявлял на сей счёт амбициозные планы. Таким образом, белорусские НПЗ в поставках нероссийской нефти полностью зависят от политического фактора — отношений с Евросоюзом и его украинским сателлитом. Нет оснований считать, что в интересах России предоставить Лукашенко возможность замещать российскую нефть импортом «альтернативной» через Усть-Лугу.

Логика белорусских политических и экономических процессов (внутренних и внешних) указывает на скорую перспективу сворачивания очередных игр Минска в «нефтяную независимость от России». На продолжение этой порочной практики у Лукашенко, выражаясь его же терминологией, «нет ни денег, ни мозгов».

Правительство Белоруссии не смогло отказаться от экспорта добываемой в республике нефти. В начале года весь её объём ушёл на загрузку Новополоцкого и Мозырского НПЗ. При том у белорусских партнёров имелись обязательства перед немецкими. Весь постсоветский период Белоруссия экспортировала в ЕС весь объём добываемой на своей территории нефти.

После того, как правительство РФ решило «поддержать» Лукашенко в нефтегазовом конфликте с Россией за счёт российских налогоплательщиков, поставки российской нефти для белорусских НПЗ стали выходить на нормальный уровень. В I квартале таковых почти не было, поставки группы компаний «Сафмар» Михаила Гуцериева («Русснефть» и «Нефтиса») помогли спасти белорусские заводы в Мозыре и Новополоцке от технологической катастрофы из-за недозагрузки. С апреля пошли поставки традиционных российских поставщиков из «большой пятёрки».

Несмотря на озвученные в феврале «Белнефтехимом» угрозы отлучить их от «премиального белорусского рынка», и даже заявления о подобранных «альтернативных поставщиках», ситуация принципиально не изменилась. По итогам 2019 года «Роснефть» поставила в Белоруссию 8,8 млн т нефти (с учетом «Башнефти»), ещё 2,8 млн т поставил «Лукойл» и 2,6 млн т — «Сургутнефтегаз», а также 1,64 млн т — «Газпромнефть» и 1,15 млн т — «Татнефть». Остальные российские компании совокупно продали на белорусском рынке менее 1 млн т нефти. Даже с учётом прочих «альтернативных» поставок у официального Минска не было шансов выиграть необдуманно инициированную им очередную торговую войну с Россией.

С весны также возобновился экспорт белорусской нефти в ЕС — до 507 тыс. тонн, что на 32,7% меньше прошлогоднего уровня в физическом выражении и на 63% в стоимостном. На продаже «речицкой» нефти белорусские друзья и партнёры заработали $126,1 млн в течение января-июля.

Белоруссия продолжит экспортировать нефть, добываемую на своей территории и в России, через НК «Янгпур» («дочка» белорусской госкомпании «Белоруснефть» в Ямало-Ненецком автономном округе). Более ликвидных товаров на западном направлении экспорта у неё не так уж и много.

АЗС «Белнефтехим»

© ИА REGNUM

На данный момент нет оснований считать, что в ближайшие годы прозападная оппозиция сможет отстранить Лукашенко от власти. Пока у него есть экономическая, политически и, главное, военная поддержка Москвы, внутренние протесты ему не страшны. Однако даже в такой гипотетической ситуации структура белорусского экспорта на западном направлении скорее ухудшится, и топовые позиции останутся за нефтепродуктами, сырой нефтью и калийными удобрениями.

Об этом наглядно свидетельствует многолетний опыт пребывания в должности посла Белоруссии во Франции, Испании и Португалии по совместительству Павла Латушко — одного из первых лиц оппозиционного Координационного совета. При прямом предписании МИД и имея все возможности для продвижения белорусского экспорта в ЕС, он не смог добиться сколь-либо заметных успехов. Вместо белорусских тракторов и других товаров посол экспортировал националистические фейки вроде «белорусского танца краковяк». Опыт соседней Украины также вполне ясно указывает на перспективы.

Инициированный Лукашенко очередной нефтегазовый конфликт с Россией нанёс большой ущерб не только Белоруссии и не только в экономике. Москве и одумавшемуся Минску стоило немало времени, нервов и прочих, вполне просчитываемых в деньгах издержек, чтобы нормализовать ситуацию. Процесс этот не завершён.

Политизированная установка во что бы то ни стало диверсифицировать белорусский экспорт и импорт, в том числе в нефтяной сфере, продолжает наносить огромный ущерб национальным интересам Белоруссии — если, конечно, не отождествлять таковые исключительно с сохранением Александра Лукашенко у власти. Белоруссия, как и ранее Украина, наглядно продемонстрировала несостоятельность надежд на покровительство Запада взамен на русофобию. Также получен бесценный опыт отработки на практике законов геоэкономики.


Источник