«Великий исход» армии Врангеля

18 ноября 2020 г. 13:56:01

Белый флот у Босфора

Падение белого Крыма

В ходе упорных боев 7–11 ноября 1920 года Красная Армия сломила сопротивление врангелевцев на перекопском и чонгарском направлениях. Главнокомандующий Русской армии Врангель принял решение об эвакуации войск с Крымского полуострова. 12 ноября остатки белых войск начали поспешное отступление к побережью, к портам. Остатки 1-го и 2-го армейских, Конного корпуса отходили на Симферополь, далее – в Севастополь и Ялту. 3-й корпус, донцы и кубанцы, резервная 15-я дивизия уходили к Керченскому полуострову, Феодосии и Керчи. Их отход прикрывали бронепоезда, которые пулеметно-артиллерийским огнём отбрасывали передовые части красных.

В боях с Красной Армией в Крыму отличились белые бронепоезда: «Святой Георгий Победоносец», «Дмитрий Донской», «Единая Россия», «Офицер» (был окружён и погиб в бою) и «Иоанн Калита». «Георгий» и «Единая Россия» дошли до Севастополя, там их экипажи были посажены на суда. Тяжелые бронепоезда «Иоанн Калита» и «Дмитрий Донской» прикрывали отход остатков Донского корпуса, поэтому их экипажи были вывезены из Керчи.

Гражданское население белого Крыма до последнего дня пребывало в состоянии неведения. Чтобы не создавать паники и не усиливать позиции крымских партизан, Врангель сразу после падения Северной Таврии 4 ноября выступил перед прессой, где умолчал об отрицательных последствиях отступления Белой армии. Рассказав лишь, что отход армии был организованным и с незначительными потерями. Хотя в реальности белые корпуса в Таврии попали в «котёл» и прорывались с тяжелыми боями, потеряв половину своего состава.

Врангель уверял, что крымская «осаждённая крепость» выстоит, и затем Белая армия снова пойдёт в наступление. Что Запад, которому также грозит большевизм, должен помочь. Схожее сообщение сделал и штаб армии.

Это стало основой для новой волны ура-патриотической кампании. Распространялись мифы о «перекопской крепости», которая уложит лучшие полки Красной Армии. Мол, белых войск даже слишком много для обороны перешейков.

Хотя, как ранее отмечалось (Как Красная Армия прорвалась на полуостров), предварительная подготовка обороны перекопского и чонгарского направлений велась из рук вон плохо. По сути, там не было долговременной и глубоко эшелонированной обороны.

В основном - полевые позиции, часто плохо и недостаточно подготовленные. Лучшие части (дроздовцы, корниловцы и пр.) были измотаны и обескровлены предыдущими боями. Тяжелой артиллерии было мало. Многие части были деморализованы, сломлены.

Красная Армия имела существенное (не только количественное, но и качественное) превосходство. Белое командование, очевидно уверенное в том, что Крым больше не нужно будет оборонять, не использовало довольно большой отрезок времени для создания мощных укрепрайонов на перешейках.

Врангель упустил имеющиеся возможности по тотальной мобилизации сил и средств в Крыму, включая арсеналы в Севастополе, корабельные орудия, весь потенциал белого флота.

Эвакуация

Ставка Врангеля, хоть и имела некоторые данные о мощи Южного фронта Фрунзе, недооценила противника. Белое командование считало, что поражение возможно, но не так быстро, как это оказалось в реальности. Поэтому Крым ещё несколько дней жил спокойно. Лишь самые дальновидные собирали вещички и искали места на пароходах.

Катастрофа на фронте 8–11 ноября была для многих, как гром среди ясного неба. 10 ноября на совещании Врангеля с начальником обороны Кутеповым было решено начать эвакуацию тылов. Для этого проводилась реквизиция всех частных судов в портах. Стали грузить госпитали, центральные учреждения. Белое правительство обратилось к Франции с просьбой об убежище.

11 ноября 1920 года, когда рушились последние рубежи обороны, Врангель отдал приказ об эвакуации семей военных, гражданских чиновников, отдельных лиц - всех, кто не мог остаться на полуострове. План эвакуации уже был готов. Корабли и суда распределили между частями, правительственными и тыловыми учреждениями, семьями военнослужащих и гражданских чинов. Суда, оставшиеся после распределения, предназначались для гражданских лиц, которые желали покинуть Крым.

Белой армии, по странному стечению обстоятельств, повезло. Красная Армия на один день остановилась. Белые смогли оторваться на 1–2 перехода. Только через день советские войска начали преследование.

Южный фронт наступал двумя группами. Первая группа: 6-я армия, 2-я и 1-я Конные армии – на Евпаторию, Симферополь, Севастополь и Ялту. Вторая группа: 4-я армия и 3-й конный корпус – на Феодосию и Керчь. 13 ноября красные были в Симферополе, 14-го – в Евпатории и Феодосии, 15-го – в Севастополе, 16 - 17-го – в Керчи и Ялте. Города были заняты без боя.

14 ноября главнокомандующий Белой армии Врангель поднялся на борт флагмана белого Черноморского флота «Генерал Корнилов» (бывший «Очаков»). На борту крейсера также находились: ставка главнокомандующего, штаб командующего флотом, особый отдел штаба флота, Госбанк, семьи офицеров и команды крейсера. Всего 500 человек.

Однако десятки кочегаров этого крейсера отказались покидать Севастополь и сошли на берег. Поэтому удалось запустить только половину котлов, и переход через море был тяжелым.

Крым покинула целая армада: 1 линкор («Генерал Алексеев» - бывший «Александр Третий»), 1 старый броненосец («Георгий Победоносец»), 2 крейсера, 10 эсминцев, 12 тральщиков, 4 подлодки, более 120 транспортных и вспомогательных судов. Они вывезли свыше 145 тысяч человек (не считая членов экипажей). Из них более 100 тысяч имели отношение к армии, а остальные были гражданскими.

Есть и другие данные по численности эвакуированных. В них цифры несколько отличаются.

Стоит отметить, что Крымская эвакуация, в отличие от Одесской и Новороссийской, прошла довольно спокойно, организованно и без особых происшествий. Порядок поддерживался военными подразделениями, которые имели чрезвычайные полномочия для ликвидации любых беспорядков.

Военного давления Красной Армии не было. Части и гражданские грузились без опаски, что в любой момент будут захвачены. Также порядку способствовало большое количество кораблей и судов. Были мобилизованы: весь военный и торговый флот, а также все плавсредства, которые могли пересечь море своим ходом или на буксире. Также часть людей была погружена на иностранные корабли – французские, британские и т.д. Понятно, что всех желающих (гражданских лиц) взять не могли.

Белое командование не стало устраивать погромы: уничтожать всё имущество, оборудование и склады. Все материальные средства Белой армии были переданы под охрану профсоюзов.

Хотя местами городское «дно» всё же устроило разгромы.

Генерал П. Врангель во время эвакуации. Ноябрь 1920

Сдача флота Франции

Ещё 11 ноября из Константинополя в Севастополь прибыл флагман французской эскадры в Чёрном море тяжелый крейсер «Вальдек-Руссо» (Le croiseur cuirassé Waldeck-Rousseau). На борту находился контр-адмирал Дюмениль (Charles Henri Dumesnil). Он провёл переговоры с Врангелем. Барон предложил Франции весь свой военный и торговый флот - в обмен на эвакуацию его армии.

15 ноября Врангель посетил Ялту, где главнокомандующий проверил ход эвакуации. Затем в Керчь, где грузились донцы и кубанцы. Утром 17 ноября флагман Белого флота взял курс на Босфор.

Поход был тяжелым. Корабли были забиты. К примеру, на миноносце «Грозный» при численности экипажа в 75 человек на борту было свыше 1 тысячи человек. Многие перегруженные суда еле ползли, не хватало воды, пищи.

Но в целом эвакуация прошла успешно: пропал без вести всего один корабль - эсминец «Живой» (погибло 257 человек, в основном из Донского полка). Ещё команда одного тральщика увела судно обратно в Севастополь.

После прибытия в Константинополь начались переговоры о будущем армии с французскими оккупационными властями. Большая часть гражданских лиц пополнила ряды белой эмиграции. Кто-то осел в Константинополе, другие отправились в Грецию, Сербию, Францию, рассеялись по миру.

Армию Врангель (надеясь на её использование против Советской России) пытался сохранить. Барон и его сподвижники считали, что вскоре европейская великая держава (либо группа стран) начнёт войну с Россией. К этому и готовились белоэмигранты.

Армию разместили в лагере на турецком полуострове в Галлиполе (Gallipoli, Turkey) - в основном, части 1-го корпуса Кутепова. Кроме того, войска были расквартированы на греческом острове Лемнос (Lemnos, Greece), а также в Сербии и Болгарии.

В Константинополе остался штаб главнокомандующего. Флот, реорганизованный в Русскую эскадру, французы перегнали в тунисскую Бизерту (Bizerte, Tunisia ).

Подавляющее же большинство торговых и вспомогательных судов (свыше 100 вымпелов) барон продал частным владельцам.

Команды разместили в лагерях, где они бедствовали.

Оставшиеся корабли через несколько лет распродали на металл, равно как и всё оставшееся тяжелое вооружение.

«Георгий Победоносец», внутренний рейд Бизерты, 1920-е годы


Источник