Возможен ли диалог ЛДНР с оппозиционными политиками на Украине?

1 июля 2020 г. 14:38:49

Действующим, а точнее не действующим Минским соглашениям уже пять с половиной лет. За это время случилось многое: обострения, сотни погибших по обе стороны фронта, несколько обменов политическими заключёнными, смена власти на Украине и в ЛДНР. Тем не менее, дальше «плохого мира» дело не пошло — договорённости с трудом сдерживают возобновление полномасштабных военных действий, а социальные, гуманитарные, торговые, энергетические и политические вопросы не решаются. Украина продолжает отказывать Донбассу и его властям в самоопределении и субъектности, а руководство ЛДНР во многом рассчитывает на смену политических элит в Киеве.

Весной прошлого года «политическая ставка» Донбасса, кажется, сработала: к власти пришёл Владимир Зеленский, обещавший в своей предвыборной программе мирное урегулирование конфликта. Зеленский начал за здравие (провел обмен, начал разведение войск), а кончил за упокой — вернулся к милитаристской риторике и действиям, за что получил прозвище «Порошенко-лайт».

Ввиду вышеописанного у истеблишмента и рядовой общественности в республиках появились большие сомнения, что переговоры с Украиной, кто бы не возглавил это государство, вообще возможны. Возможно, ростки здравого политического смысла были задавлены в этой стране ещё весной 2014 года, когда Службе безопасности Украины и националистическим хунвейбинам удалось задушить антифашистское восстание на Юго-Востоке — за исключением «отдельных районов Луганской и Донецкой областей».

Так, недавно советник главы ЛНР Родион Мирошникв интервью одному из российских изданий на вопрос, есть ли на Украине адекватные, способные на диалог с Донбассом партии, заявил следующее:

«Наверное, есть. Откуда-то же взялись тысячи людей, которые сегодня сидят в украинских тюрьмах по политическим мотивам. Но в украинском парламенте сил, которые бы отстаивали наши интересы, нет».

Опрошенные EADaily эксперты из Луганска назвали две политические силы, с которыми теоретически возможен диалог: «Оппозиционная платформа — за жизнь» Виктора Медведчука и Партия Шария имени одноимённого блогера. К слову, представители ОПЗЖ недавно стали фигурантами уголовного производства о государственной измене — только лишь потому, что в марте текущего года посетили Москву и провели переговоры с руководством и депутатами Государственной Думы по поводу Донбасса. А на сторонников Анатолий Шария, после того, как они организовали контрнационалистическую акцию в центре Киева, начались нападения по всей стране.

«Что касается оценки роли, веса и восприятия ОПЗЖ в украинском политическом пространстве, то тут можно перефразировать цитату Сталина — „другой оппозиции у меня для вас нет“, — заявил член Общественной палаты ЛНР, директор Центра социологических исследований „Особый статус“ Александр Проценко. — Да, действительно, кроме ОПЗЖ на Украине на данный момент практически отсутствуют столь крупные и подкрепленные медийно-финансовым подспорьем политические силы, открыто и последовательно оппонирующие всей национал-патриотической, русофобской повестке. Я намеренно не говорю „действующей власти“, так как изначально ОПЗЖ публично заняла очень умеренную и даже в чем-то лоялистскую позицию к Зеленскому и Ко. Однако после того, как власть очутилась в прокрустовом ложе постмайданной политической реальности и трансформировалась в режим „Порошенко-лайт“, ОПЗЖ стала действовать в более активном, более подобающем оппозиционной партии формате».

При этом, по словам общественника, к оппозиционной партии, а точнее ко многим её представителям имеется много вопросов по поводу сотрудничества с политическим режимом экс-президента Петра Порошенко.

«Во многом „Платформа“ сегодня состоит из бывших функционеров и членов „Оппозиционного блока“ (оппозиционная партия в прошлом созыве Рады, расколовшаяся в том числе и в вопросах России и Донбасса перед парламентскими выборами 2019 года. — прим. авт.) , который, откровенно говоря, являлся при Порошенко лишь необходимым атрибутом украинской „потемкинской демократии“, а не реальной оппозицией. Само наличие и граничные „пределы активности“ ОБ были согласованы в результате договоренностей между финансово-промышленными кланами, новой постмайданной властью и заграничными кураторами», — считает Проценко.

Член Общественной палаты также отметил Партию Шария, назвав её «нестандартной политической силой для Украины, постепенно всасывающей в себя «зелёный электорат».

«Но пока что ее показатели несравнимо ниже, а транслятором наиболее понятной и системной мирной повестки объективно остается ОПЗЖ», — резюмировал Проценко.

Более радикальной точки зрения придерживается политолог, экс-председатель Молодёжного совета при Администрации города Луганска Михаил Дьяконов.

«ОПЗЖ можно назвать номинальной оппозицией, потому как возможность предлагать реальные революционные деяния у нее нет. Диалог по вопросу судьбы Донбасса нужно вести с представителями самого Донбасса. Об этом четко говорится в Минских договоренностях, которые между собой подписали лидеры ЛДНР и Украины. Любые попытки договориться с молодыми республиками Донецкого каменно-угольного бассейна с использованием оппозиционных сил Украины будут восприниматься, как попытка договориться с самими собой. Ни одна политическая сила, даже оппозиционного направления в Украине, не является представителем Донбасса в переговорном процессе. Луганская и Донецкие республики определили тех лиц, которые уполномочены вести диалог с Украиной. Любые попытки внедрить в переговоры третьих лиц можно считать провокацией и попыткой дискредитировать минскую переговорную площадку. Все разговоры о том, что оппозиция в Украине способна представлять интересы населения республик, являются спекуляцией. Данные политики не имеют никакого влияния на жизнь и умы жителей Донбасса. Они уже давно потеряли свой авторитет и не смогут заслужить его доверие в будущем», — считает эксперт.

По мнению председателя «Патриотической ассоциации Донбасса» Алексея Селиванова, настоящими оппозиционерами на Украине себя могут считать лишь те отдельные граждане и политики, которые себя идентифицируют русскими, а только во вторую очередь — противниками действующей власти.

«Я говорю о прорусских политиках, а не об „оппозиционных“, потому что „оппозиция“ — это кто? Можно поддерживать украинскую агрессию в Донбассе, но быть „оппозицией“ по вопросу продажи земли, например», — вопрошает Селиванов.
«На Украине есть главный вопрос, главный водораздел. Это вопрос идентичности. Именно по этой линии проходят геополитические разломы, люди голосуют по-разному, происходят восстания и военные действия. На Украине есть главный вопрос. Это вопрос русский. Западные кураторы Украины, доморощенные украинские нацисты — все стремятся утвердить украинскую, антирусскую идентичность. Значительная часть народа, несмотря ни на что, за русскую идентичность держится. Так, как они ее понимают. ОПЗЖ прошла в парламент только потому, что получила голоса русских. Потому что „русскоязычные“, „пророссийских“ граждане Украины — это просто русские», — считает общественник.

По мнению Селиванова, в большинстве своём члены «Оппозиционной платформы — за жизнь» являются наследниками Партии регионов, предавшей бывшего президента Виктора Януковича во время государственного переворота на Майдане, потому особых надежд на данную политическую силу питать не стоит.

«Предали они в 2014-м. Их наследники предадут и теперь. Русскую партию не построить руками украинских аферистов. Русскую партию нужно строить честно и заново», — безапелляционно заверяет Селиванов.

Если подвести итог заявлениям экспертов, становится ясно, что Донбасс с опаской относится к любым «парламентёрам» из Киева, какие бы миролюбивые взгляды на первоначальном этапе они не предлагали. Горький опыт президентства Зеленского, который боится в полной мере имплементировать даже кастрированную «формулу Штайнмайера», не говоря уже о предоставлении каких-то привилегий Донбассу, напрочь отбил желание разговаривать с кем-либо, за кем виден жёлто-голубой флаг. А это, в свою очередь, ещё раз свидетельствует о том, что Минские соглашения нужно либо радикально менять в отношении целого ряда положений и формулировок, либо полностью денонсировать ввиду их заведомой неисполняемости.

Артем Бузила


Источник