Тереза Мэй пытается спасти Британию, вызывая дух Путина

Иван Данилов

15 ноября 2017 г. 11:56:00

"Призрак бродит по Европе, призрак путинизма". Именно так стоило начать свое нашумевшее антироссийское выступление Терезе Мэй, тем более что такая классическая риторика хорошо подходила для ее завявления, выдержанного в лучших британских традициях русофобской пропаганды. Британский премьер, конечно, не дотянула до Черчилля и его Фултонской речи, но очень старалась.

Перед Терезой Мэй стояла сложная, практически невыполнимая задача: списать на Путина, его "фальшивые новости" и мифических хакеров все проблемы британской политической системы, а также жесткие общественные конфликты, которые подобно кислоте разъедают саму ткань английского общества. Очень соблазнительно списать то, что Тереза Мэй дипломатично называет "раздором" или "диссонансом на Западе", на влияние Кремля и на то, как ловко российская пропаганда научилась использовать "информацию в качестве оружия", но такие риторические плацебо являются признаком слабости, а не силы. Британский премьер заранее ищет виноватых в том, что Великобритания превратится под ее руководством из "Британской экономической империи" в "островную Мексику".

Главная проблема Терезы Мэй — не в Кремле, а в Брюсселе. Британский истеблишмент, который надеялся использовать Brexit в своих целях, в конце концов перехитрил сам себя и теперь не знает, как выбраться из ловушки собственного изготовления. Первоначальный план был по-английски нагл и расчетлив: требовалось выйти из Евросоюза, избавиться от надоедливых мигрантов и диктата Брюсселя по многим политическим и экономическим вопросам и наконец-то сбросить с себя необходимость платить в общеевропейский бюджет. При этом предполагалось, что Великобритания сама сохранит главный бонус от присутствия в ЕС — легкий доступ на европейский рынок. Сценарий был истинно английским — в силу того, что предполагал сохранить все, что выгодно для британской экономики, и при этом ничего за это не платить.

Участники протеста против Brexit возле здания парламента в Лондоне. 14 ноября 2017

План не сработал. За годы, которые Лондон проработал в роли главного инструмента американского влияния в ЕС, континентальная Европа и ее политические элиты накопили колоссальную усталость, раздражение, а в некоторых случаях даже злость, вырвавшуюся сейчас наружу.

Для начала Терезе Мэй предложили заплатить 60 миллиардов евро в качестве компенсации Евросоюзу за выход Великобритании и вклада Лондона в долгосрочные европейские проекты, которые были инициированы еще до судьбоносного референдума по Brexit. Излишне подчеркивать, что для британской политической элиты такие условия, да еще навязанные в максимально унизительном для Великобритании формате, были неприемлемы, но проблемы Лондона на европейском направлении только начинались.

Европейские чиновники под чутким руководством Жана-Клода Юнкера выработали максимально неприятную для Мэй процедуру переговоров по выходу Королевства из ЕC. Консолидированная европейская позиция сводится к тому, что сначала Лондон должен согласиться заплатить деньги и обязаться обеспечить права европейских мигрантов (в том числе столь ненавидимых консервативными британцами "польских сантехников"), и только потом можно будет обсуждать желание Великобритании сохранить полноценный доступ к рынкам ЕС по норвежской, исландской или швейцарской модели. Без полноценного безбарьерного доступа на европейский рынок британской экономике грозит острая и глубокая рецессия, немного напоминающая то, что произошло с Украиной после осложнения доступа на ее основной экспортный рынок, который находится в России.

У Жана-Клода Юнкера есть личные счеты к Британии, так как он лишился премьерского кресла в родном Люксембурге из-за шпионского скандала, в котором была замешана МИ-6, о чем открыто писала английская пресса. Сейчас настало время мести — и Юнкер, которого европейские СМИ уже много раз обвиняли в продвижении российских интересов, пытается нанести максимально значительный ущерб Великобритании.

У Лондона нет рычагов давления на Юнкера или Меркель. Их даже нельзя публично критиковать, так как это еще больше осложнит переговоры. Вот и приходится искать призрак Путина, который "сеет разлад" на Западе и подрывает европейскую солидарность.

Тереза Мэй далеко не случайно уделила много внимания заверениям в том, что европейская солидарность в сфере безопасности все еще жива, несмотря на все российские усилия. Проблема в том, что британский премьер, в сущности говоря, произносила эту речь стоя у гроба той самой европейской и трансатлантической солидарности в сфере безопасности. Тринадцатого ноября 23 европейские страны подписали пакт, который фактически создает объединенные вооруженные силы ЕС, причем Великобритания не вписалась в новую архитектуру европейской безопасности из-за Brexit. Чиновники Европы, а также лидеры Германии и Франции, инициировавшие создание "европейской армии", проигнорировали яростные попытки британских дипломатов остановить формирование в ЕС структуры, которая будет очевидным конкурентом для НАТО и большой проблемой для европейских интересов США. Идея "европейской армии" как альтернативы "американским услугам по предоставлению безопасности" тоже принадлежит Жану-Клоду Юнкеру, а Brexit позволил ее реализовать, что опять же не может не печалить геополитических ястребов в Лондоне и Вашингтоне. Хотя на фотографии подписантов пакта о создании "европейской армии" не видно призрака Путина, можно не сомневаться, что Тереза Мэй заклеймит влияние российского президента на неокрепшие умы политиков Евросоюза. Это лишь вопрос времени.

Министры иностранных дел и министры обороны стран Евросоюза на церемонии подписания пакта в сфере обороны. 13 ноября 2017

Перед правительством Мэй сейчас во весь рост встает перспектива "жесткого Brexit" без каких-либо договоренностей с Евросоюзом. Для британской экономики это будет огромной проблемой, причем главной пострадавшей стороной станет Лондон, из которого банки уже массово бегут в Германию.

Впервые за несколько веков центр европейской финансовой деятельности переместится на континент. Английские СМИ сообщают о том, что последней надеждой британского руководства на случай отключения от европейского рынка стал план о вхождении Великобритании в NAFTA — Североамериканскую зону свободной торговли, которая сейчас как раз переживает кризис из-за того, что Дональд Трамп собирается пересмотреть ее основополагающие принципы. Это вполне может привести к тому, что из NAFTA выйдет Мексика.

Вашингтон будет совсем не против "заменить" Мексику на послушную и сильно обедневшую после Brexit Великобританию. Как минимум — американцам будет приятно видеть бывшую метрополию в экономическом блоке, который полностью контролируется Вашингтоном. Все-таки у истории хорошее чувство юмора. Нельзя не оценить иронию судьбы: Лондон так хотел переформатировать под себя Евросоюз и так долго и успешно разжигал конфликты между континентальными державами, что заигрался, и теперь максимум, на что он может рассчитывать, — это стать большим европейским Акапулько.

А кого объявят виноватым в этой окончательной катастрофе когда-то великой Британской империи, уже не имеет особого значения. Если британцев утешит то, что во всем виноваты мы, то пусть верят в это. Нам не привыкать.


Источник







comments powered by HyperComments