Time: итальянский «капитан» полон решимости отобрать бразды правления у «безликих бюрократов» ЕС

15 сентября 2018 г. 11:54:09

Новый министр внутренних дел и «серый кардинал» Италии Маттео Сальвини намеревается не только оградить свою страну от мигрантов — у него на уме гораздо более амбициозный план по коренной перестройке Европы изнутри, пишет Time. Как отмечает журнал, «итальянского капитана», как и многих его коллег по правому крылу, раздражает диктат Брюсселя во многих сферах, что неизбежно приведёт к «битве идей» и серьёзному столкновению с «осью Меркель — Макрон» в самом ближайшем будущем.

С заходом солнца в итальянском городе Альцано-Ломбардо собралась толпа численностью около 2 тыс. человек. Ожидание постепенно становилось невыносимым, когда диктор проревел через громкоговоритель, заглушая звуки музыки: «Il capitano sta arrivando! — Капитан идёт!», пишет Time.

Под Il capitano имелся в виду министр внутренних дел Италии крайне правого толка Маттео Сальвини, чья карьера, напоминающая скорее взлёт ракеты, потрясла европейские элиты и теперь грозит переворотом всей политической системы, трещащей под давлением популизма. Солнце наконец село, и Сальвини, в джинсах и своих знаменитых зелёных кедах, взбегает на сцену, приковывая к себе всё внимание людей. На протяжении двух последующих часов он с пивом в руке рассказывает о том, что собирается вырвать у безликих бюрократов Европейского Союза бразды правления их жизней. «Итальянцы превыше всего!» — воскликнул он, вызвав гром аплодисментов.

Его кампания по реформированию Европы только начинается. В своём интервью журналу Time Сальвини обрисовал свои планы которые должны не только потрясти ЕС до основания, но и реформировать его изнутри. «Изменение Европы — это серьёзная цель, — заметил он. — Но, думается мне, что до неё уже рукой подать».

Мартовские выборы в Италии привели к унизительному поражению традиционных партий и сделали Сальвини своего рода серым кардиналом. Тогда он решил заключить союз между его крайне правой «Лигой» и набравшей больше всего голосов партией — антиэлитарным Движением пяти звёзд. В итоге формирование популистской коалиции ознаменовало собой новую политическую эру в истории страны.

Что касается Сальвини, то он занял важный пост министра внутренних дел, взяв таким образом на себя ответственность за национальную безопасность и иммиграционную политику Италии. Хотя Сальвини и не является главой правительства, парад из иностранных сановников, выстроившихся в очередь к нему на приём, оставляет мало сомнений по поводу того, кто на самом деле здесь правит балом.

Однако честолюбивые планы министра распространяются и далеко за пределы Италии, что не может не волновать Европу. Многие видят в нём лидера, вполне способного собрать воедино крупную группу из популистских и националистических европейских партий. 7 сентября бывший главный стратег Белого дома и «крёстный отец протонационализма» Стивен Бэннон встретился с Сальвини, чтобы обсудить вопрос создания бескомпромиссной европейской коалиции для участия в майских выборах, в ходе которых она должна будет сокрушить неолиберальные и центристские партии, заправлявшие в Брюсселе на протяжении нескольких десятилетий.

По словам Бэннона, на выборах в Европарламент его новая организация под названием «Движение» собирается получить количество мест, достаточное, как минимум, для блокирования дальнейшей евроинтеграции. Что же касается Сальвини, то его цели более фундаментальны. «Мы работаем над возрождением европейского духа, который оказался предан теми, кто правит нашим Союзом, — сообщил он. Переключившись на первое лицо, он добавил: «Очевидно, что мне придётся изменить ход событий в Европе».

Волна популизма в Европе нарастала на протяжении последних нескольких лет. Некоторые считают, что она достигла своего пика во время британского референдума о выходе из ЕС и особенно после поражения Марин Ле Пен на президентских выборах во Франции. Однако крайне правые националисты никуда не делись: совсем наоборот, в Венгрии, Дании, Польше и других странах они тихо занимали места в парламенте. Даже одна из самых либеральных стран, Швеция, не устояла перед этой тенденцией: крайне правые «Шведские демократы» получили рекордные 17,6% голосов. И каждый раз цель у крайне правых была одна — они стремились укрепить границы, снизить количество мигрантов, а также забрать власть у элиты.

Пока что эти политики не стремятся к выходу из ЕС, подобно Великобритании. Однако они, по мнению европейских лидеров, выступают за гораздо более опасный для интегрированной Европы план — за радикальную идеологическую перестройку, за наступление на свободный рынок и свободные границы. Если им это удастся, то они перекроят весь континент. И мало кто в хоре голосов крайне правых может посоперничать с Маттео Сальвини: «Я сделал выбор в пользу изменений изнутри. Это сложнее и займёт больше времени. Однако это решение надёжнее».

Когда в 2013 году Сальвини встал во главе своей партии, тогда носившей название «Северной Лиги», она погрязла в коррупции и находилась на грани исчезновения. Популярна же она была только в узких кругах сторонников автономии. Однако когда на Европу обрушился беспрецедентно сильный поток беженцев с Ближнего Востока и из Африки, Сальвини увидел в этой ситуации окно возможностей, сделав главную ставку на ярый национализм. Кроме того, он решил сыграть на разочаровании итальянцев в национальной экономике, погрязшей в долгах, вялом росте и свирепствующей безработице, выдвинув новый слоган, в котором эхом отдаётся риторика Трампа: «Итальянцы превыше всего».

Его идеи пришлись как никогда кстати. В то время как из-за многолетнего некомпетентного правления некогда ведущие партии отчаянно пытались вернуть себе доверие избирателей, «повстанцы» ворвались в вакуум власти. Хотя более крупное Движение пяти звёзд и вышло на первое место, «Лига» набрала беспрецедентные 17,4% голосов. Спустя же шесть месяцев опросы показывают, что эту партию поддерживает почти треть итальянцев.

Двигателем взрывного роста популярности «Лиги» по-прежнему является острый иммиграционный вопрос. В преддверии мартовских выборов Сальвини сделал эту тему основополагающим пунктом своей программы. В частности, он сделал фактически невыполнимое обещание депортировать из Италии полмиллиона неучтённых беженцев. При этом Сальвини намеревался дать понять мигрантам по ту сторону Средиземного моря, что «вечеринка окончена».

Это заявление нашло отклик в сердцах итальянцев. «У нас нет рабочих мест для итальянцев, так что нам трудно дать работу этим людям, — отметила сенатор Симона Пергреффи. — Не говоря уже о том, что они хотят навязать нам свою религию».

Однако, как это часто бывает с миграцией, восприятие не отражает реальности: поток мигрантов, идущий через Средиземное море, многократно ослаб по сравнению с 2015 годом. В этом контексте, как указывают некоторые эксперты, «зацикленность» Сальвини на этой теме не логична. «Он хорош только в одном деле, — считает директор Центра исследований европейской политики Даниэль Грос. — Тем не менее уровень истерии только вырос».

В качестве министра внутренних дел Италии Сальвини теперь намеревается полностью приостановить приём мигрантов до тех пор, пока ЕС не согласится на справедливое распределение беженцев. Согласно европейскому законодательству мигранты обязаны останавливаться в первой стране ЕС, куда они прибывают. Учитывая, что Италия находится ближе всех к расколотой Ливии, это правило Сальвини считает особенно несправедливым. Поэтому он расценивает установление блокады на Средиземном море как крупный успех, даже несмотря на то, что это противоречит морскому праву.

Тем временем в Европе сформировалась очень чёткая линия фронта: с одной стороны — президент Франции Эммануэль Макрон и канцлер Германии Ангела Меркель, а Сальвини и его союзники — с другой. В начале сентября итальянец принял премьер-министра Венгрии Виктора Орбана, который назвал Сальвини «товарищем по предназначению», которое состоит в том, что оба политика встанут во главе европейского лагеря, противостоящего либералам-глобалистам во главе с их заклятым врагом — Макроном. Французский лидер, однако, в долгу не остался: «Если они видят во мне своего главного противника, то они правильно делают».

Мало кто согласится с тем, что иммиграционная политика ЕС работает как надо. Однако в обещании Сальвини оградить Италию от мигрантов — большинство из которых родом из Африки — звучат откровенно расистские нотки. Кроме того, он связал миграцию с уровнем преступности, что, по мнению его недоброжелателей, является «расистской ложью». Однако Сальвини отвергает эти обвинения: «Если мне удастся снизить количество этих преступлений и нелегальных иммигрантов, то пусть называют меня расистом сколько им угодно».

Всё это звучит немного знакомо, во многом потому, что Сальвини черпал вдохновение у другого западного лидера — Дональда Трампа. Кроме того, Сальвини сообщил Time, что перед и после мартовских выборов он встречался с бывшим советником американского лидера Бэнноном, который призвал его к союзу с Движением пяти звёзд, должным показать, что популизм — это «новый организационный принцип» Европы.

Этот «организационный принцип» может привести к переменам, которые вполне впишутся в эру Трампа. Сальвини, например, выступает за снятие санкций с России, введённых после «аннексии» Крыма в 2014 году. «Я думаю только о хорошем партнёрстве между Россией и Европой», — отметил он, добавив, что считает «смехотворными» утверждения о «российском вмешательстве» в европейские и американские выборы.

Однако есть вещи, над которым Сальвини не властен. Когда журналист Time встречалась с ним в Риме, за спиной политика висел телевизор, по которому шёл сюжет о хаосе в Ливии. Сальвини бросил на экран взгляд, в котором читалось беспокойство по поводу прибытия в Италию тысяч беженцев. На вопрос о том, были ли удары НАТО по Ливии ошибкой, Сальвини воскликнул: «Certamenti si»!

«Экспорт западной модели демократии в страны, которые к ней не стремятся или не готовы, порождает катастрофы», — пояснил он. В то же время помощник Сальвини показывает тому сюжет, в котором его обвиняют в беспорядках в Ливии, так как он закрыл мигрантам путь в Италию. «Я-то тут, чёрт возьми, причём?» — покачав головой, пробормотал он.

И в этом он, по большому счёту, прав, соглашается Time. Однако хаос в Ливии и Сирии во многом сделали Сальвини тем, кто он есть сейчас. Его, как и других националистов по всей Европе, эти события вытолкнули наверх. И теперь они нацелились на куда более радикальные изменения, о которых не помышляли даже «брексисты»: о коренной перестройки ЕС изнутри. Закрытие границ для мигрантов — это только начало. Крайне правых вроде Сальвини раздражает диктат Брюсселя не только в этой области, но и в сфере финансового регулирования.

Грядущие выборы в Европейский парламент покажут, смогут ли Сальвини, Орбан и другие националисты создать коалицию, способную бросить вызов «оси Меркель — Макрон». В последней тем временем наметились трещины: канцлеру Германии приходится идти на уступки партнёрам правого толка.

Настало время битвы идей — и тот, кто будет кричать громче всех, будет иметь больше шансов на успех. «История циклична, — заметил Сальвини. — Это не просто столкновение между правыми и левыми. Это столкновение между элитами и народом».

Во время митинга в Альцано-Ломбардо сторонники Сальвини буквально обратились в слух. «Все наши проблемы начались с ЕС, — пояснила Франческа Берточчи. — Он единственный человек, который говорит вещи, заставляющие нас верить в будущее».

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT


Источник