«Кто сменит Лукашенко». Страшилка для президента

Александр ФЕДУТА

8 января 2017 г. 12:18:01

Скандал с «письмами счастья», разосланными неизвестным лицом от имени администратора или продюсера программы «кремлевского соловья» Владимира Соловьева по теме «Кто сменит Лукашенко?», построен по той же схеме, что и случившийся некоторое время назад — кажется, еще до последних президентских выборов. Тогда аналогичные письма с предложениями высказаться в российской телепрограмме получило большое число журналистов, в том числе автор этих строк.

Сейчас список адресатов был явно уточнен профессионалами: остались те, чье возмущение вызвало наибольший резонанс — редактор «Хартии» Наталья Радина и редакция «Нашай нівы».Два оппозиционных ресурса, пользующиеся наибольшим влиянием на радикальную часть читательской аудитории — радикальную по мнению вероятного отправителя.

Кто бы мог быть таким отправителем? Попытаемся проанализировать.

Имя преемника? Похоже, фейк

Для начала изучим список персон, которые должны были «принять участие» в якобы обещанном шоу.

С российской стороны — Франц Клинцевич, Александр Проханов, Владимир Жириновский и Андрей Суздальцев.

Андрей Иванович Суздальцев в список был явно включен, что называется, для солидности. Ответственный сотрудник НИУ «Высшая школа экономики» имеет к Александру Лукашенко личный счет после выдворения с территории Беларуси, так что его позиция — позиция человека, чуть ли не ежемесячно обвиняющего белорусского президента в том, что он окончательно перешел черту в отношениях с Россией — никого не удивит.

Жириновский и Проханов — вечные обличители Запада, с которым Лукашенко якобы намерен установить на этот раз окончательные и прочные отношения. А вот имя уроженца Беларуси бывшего участника военных действий в Афганистане Франца Клинцевича всплыло явно в связи с интервью Натальи Радиной, которое авторы провокации могли прочесть на сайте «Хартии»:

«— А есть ли какая-то конкретная кандидатура, которой его могут заменить? Разговоры, что его могут скинуть дворцовым переворотом, давно ведутся.

— Франца Клинцевича пришлют какого-нибудь из Совета Федерации РФ — он уроженец Беларуси».

Имя Клинцевича свидетельствует о том, что авторы провокации очень внимательно мониторят белорусское информационное пространство. То, что госпожа Радина сказала, на мой взгляд, сгоряча, показалось этим людям истиной или намеком на истину, и они таким образом Радину процитировали. Ибо если говорить о возможных претендентах, приемлемых для России, следовало бы упомянуть совсем других людей — тех, кто до сих пор имеет белорусское гражданство. А у члена Совета Федерации Клинцевича его нет, и провести дворцовый переворот в его интересах невозможно хотя бы уже поэтому.

Скрытая угроза из прошлого

Состав мнимой «белорусской делегации» вызывает значительно больше вопросов. Ну, имя Натальи Радиной попало в список как раз для того, чтобы она отреагировала публично. Станислав Шушкевич записан сюда как один из немногих белорусских политиков, чье имя известно россиянам (а потому, собственно, известно и авторам провокации). Бывший глава Белтелерадиокомпании Александр Зимовский включен для того, на мой взгляд, чтобы пустить белорусское расследование инцидента по ложному следу: мол, вот кто мог подготовить провокацию. А вот два остальных имени весьма примечательны.

Бывший генпрокурор Олег Божелко — фигура, пребывающая в тени до тех пор, пока молчит о событиях многолетней давности. Как уверял меня покойный Василий Леонов, именно Божелко знает — и молчит! — обо всех обстоятельствах исчезновений Юрия Захаренко, Виктора Гончара и Анатолия Красовского. Но молчит он в редком общении с белорусами — в частности, с самим Леоновым молчал или, по крайней мере, не говорил самого важного. А вот российская сторона, похоже, данной информацией владеет, отчего устранение самого Божелко просто становится бессмысленным — и опасным для тех, о ком он мог бы рассказать. Просто потому, что странное исчезновение или гибель Олега Александровича стала бы прямым подтверждением той пленки, которая могла бы в этом случае появиться на экране или в интернете. И упоминание Божелко есть не что иное, как прямая угроза человеку — или нескольким людям, — знающим истинные обстоятельства исчезновения Захаренко, Гончара и Красовского.

То есть, Божелко молчит, но его молчание в данном случае используется очень технологично.

Скрытая угроза из будущего?

Не менее симптоматично и появление в этом ряду молодого аналитика Арсения Сивицкого, активно странствующего по свету и убеждающего мир в том, какая угроза исходит Беларуси со стороны России. Обычно его причисляют к ряду той «новой волны», которая поднята при неформальной поддержке действующего главы белорусского МИД Владимира Макея. Во всяком случае, позиция самого Макея и «новых аналитиков» совпадают.

И случись несанкционированное появление Сивицкого в программе о «преемнике» Лукашенко на российском телеканале, это стало бы прямой угрозой действующему главе белорусского государства: мол, и Макей играет против тебя! Вспомни 2010 год!

Я помню 2010 год, когда среди прочих задававшихся мне вопросов звучал и этот:

— Как вы связаны с Макеем?

Спрашивали следователи белорусского КГБ. Как мне кажется, о возможности таких вопросов Владимир Макей знал наверняка, и наше с ним счастье состояло как раз в том, что мы не были никак связаны.

Но вот «серебряные ложечки» нашлись, а «осадок» точно остался. И те, кто в 2010 году загнал Лукашенко в тупик, хорошо знают — я бы так сказал — «химический состав» этого «осадка». И пытаются в очередной раз сыграть на нем. В данном случае — против одного из тех, на кого Лукашенко — по мнению авторов провокации — может сделать нежелательную для них ставку. Против Макея, разумеется, — не против Сивицкого же?

Большая буква «П»

Александр Зимовский, человек умный и наблюдательный, в своем комментарии, как утверждает «Наша ніва», сказал, что ни один российский продюсер в своем письме не напишет слово «президент» с большой буквы.

Проблема в том, что в письме, воспроизведенном на сайте уважаемой мною газеты, нет слова «президент» вообще. Это означает, что письмо, полученное господином Зимовским, отличается от текста письма, опубликованного «НН». И это естественно. Но тогда хотелось бы, чтобы кто-либо из получателей этого письма опубликовал его в том же виде, что и газета. Льва узнают по когтям, а провокаторов по ошибкам.

Да, российский продюсер не напишет слово «президент» с большой буквы — просто потому, что оно в данном случае не касается президента России. Да и президента России он вряд ли упомянет в подобного рода письме по должности — разве что по имени-отчеству-фамилии. Или же, если это не первое письмо адресату, его заменят эвфемизмом вроде «Первый».

А вот писать слово «президент» с большой буквы четко приучены — применительно к Александру Лукашенко — как раз те, кто сидит отнюдь не в Останкино, а значительно ближе. И если Александр Зимовский ничего не перепутал, то высока вероятность, что письмо всем адресатам было отправлено явно откуда-то из Минска или окрестностей. Или, во всяком случае, бывшими жителями Беларуси, проставляющими большую букву в данном слове практически машинально. А значит, теми, кто имел шанс употреблять эту большую букву неоднократно в служебных — официальных! — документах.

Некоторые выводы из наблюдений

Я не верю, что провокация исходит из России или из российских спецслужб. Скорее всего, люди, инициировавшие эту провокацию и заказавшие ее, до сих пор имеют доступ к Александру Лукашенко. Потому что совершенно очевиден почерк.

Этот почерк проявился после убийства бывшего контролера по Могилевской области Евгения Миколуцкого, когда нужно было подставить Василия Леонова, министра сельского хозяйства, вместе с Миколуцким готовившего документы по огосударствлению всего спиртового производства Беларуси. Реформы в агропромышленном секторе были свернуты, за что вся страна расплачивается до сих пор. Но кому-то ведь это было нужно?

Второй раз этот почерк стал очевиден в 2010 году, когда кто-то испугался снятия после выборов санкций и того, что Лукашенко перестанет быть заложником своей внешнеполитической безвыходности. Тогда было спровоцировано избиение Владимира Некляева и силовой разгон уже расходившейся Площади. Пять лет МИД не мог расхлебать имиджевые последствия, но выпустить пришлось всех. И эти пять лет были потеряны для страны — ради чего?

В обоих случаях кто-то, обладающий этим почерком, находился — или находились — в непосредственной близости от Александра Лукашенко и мог (могли?) подсказать ему наименее выгодное — с точки зрения долгосрочных последствий — решение.

И, наконец, третий случай.

И это вовсе не наивная попытка бросить тень на Макея. Это попытка испугать Лукашенко тем, что Россия действительно ищет преемника. На фоне слухов, что Сергея Сидорскогоотзывают из Москвы, где он было уютно устроился в кресле министра промышленности и агропромышленному комплексу Евразийской экономической комиссии.

В свое время точно так же по телевизору всего один раз (!) показали, как Александр Лукашенко, отвечая на вопрос журналиста о возможной кандидатуре премьера вместо Сергея Линга, спросил:

— А почему вы не думаете, что у нас может быть своя Тэтчер?

Тогда в Минск срочно вернулась из отпуска Тамара Винникова. Дальнейшую ее арестантскую судьбу все мы знаем.

…Исполнителей действительно «засветила» большая буква «П». Думаю, искать их надо среди бывших сотрудников ведомства, где нас допрашивали в 2010 году.


Источник







comments powered by HyperComments