«Передача власти в Казахстане пройдет по российскому сценарию»

30 ноября 2016 г. 14:43:17

В преддверии 25-летия независимости Казахстана, бессменно возглавляемого Нурсултаном Назарбаевым, вновь становится актуальным вопрос о преемнике президента

Вторая половина ноября выдалась в Казахстане весьма интересной в политическом плане. Была инициатива о переименовании столицы Астаны в честь президента Нурсултана Назарбаева, правда, идею сам глава государства впоследствии отверг. Были интервью Назарбаева сразу двум крупнейшим СМИ — агентству Bloomberg и телеканалу «Россия 24», в которых были заявлены довольно любопытные нюансы, в том числе и о том, сколько времени президент собирается оставаться президентом. И еще многое другое. Обо всем этом корреспондент ИА REGNUM побеседовал с казахстанским политологом, главным редактором биографической энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане» Данияром Ашимбаевым.

ИА REGNUM: Данияр, в интервью агентству Bloomberg президент заявил, что будет у власти до 2020 года. А что будет в 2020 году — это зависит от многих факторов. О каких факторах идет речь?

Я вспоминаю одну историю, которая случилась в 2005 году. Мы тогда с коллегами сидели и обсуждали предвыборную кампанию. И я выдал фразу, которую мне до сих пор припоминают: сказал, что это, наверное, последние выборы Нурсултана Абишевича. Но, как видим, с тех пор были еще и еще выборы, на которых президент побеждал с завидным успехом. С каждым годом тема преемственности в Казахстане становится одной из самых обсуждаемых. Она, конечно, не такая острая, как о хиджабах, о языке, о Евразийской интеграции и так далее, достаточно приелась, но тем не менее все равно актуальна. Нужно понимать, что в силу отсутствия у президента наследника мужского пола — взрослого, опытного (как это было, к примеру, в Азербайджане или Сирии, где президенты передали власть своим сыновьям) — у нас с этим есть определенные проблемы. Сам вопрос превентивного выбора наследника политически опасен, ибо грозит расколом элиты. Если, к примеру, сейчас президент найдет и выберет какого-нибудь человека, обладающего политическим опытом, харизмой, какими-то медийными и финансовыми ресурсами, в наследники — это вызовет большое недовольство у всех остальных и послужит причиной конфликтов в элите, которую все последние годы цементировали большими усилиями. Поэтому, для консолидации власти, президент, скорее всего, не будет озвучивать свое решение по преемнику до последнего момента. То есть поступит так же, как в свое время сделал Ельцин. Помните, он сначала называл своим преемником то Олега Сосковца, то Бориса Немцова, то Николая Аксененко, то Виктора Черномырдина, а в итоге выбрал Владимира Путина за три месяца до своей отставки. И у противников даже не было времени оспорить это решение. Скорее всего, у нас будет точно такая же ситуация. Во-вторых, выбор преемника приведет к расслоению вертикали власти — на тех, кто «ляжет» под будущего президента, и тех, кто остается верен действующему. Понятно, что есть круг людей, которых президент пробует на различных постах, изучает их поведение, проверяет лояльность, но решение, как я уже говорил, будет озвучено перед самым уходом.

К тому же не стоит забывать, что после смерти Ислама Каримова наш президент стал безусловным патриархом — человеком, который дольше всех возглавляет страну в СНГ. По длительности срока сопоставимы Рахмонов и Лукашенко, но они оба гораздо младше. Сейчас президенту 76 лет. К следующим выборам ему будет под 80. Понятно, что какие бы замечательные врачи его ни окружали и как бы активно он ни занимался спортом, но проблемы со здоровьем у него все же имеются. Если он будет в хорошей физической форме к тому времени, то он, скорее всего, пойдет на новый срок, но знать это наверняка мы не можем. Безусловно, есть люди, которые хотят претендовать на звание наследника, но при этом явно не соответствуют президентским ожиданиям. Поэтому стоит ожидать в ближайшее время наращивания определенной проблематики и конфликтной атмосферы в этом вопросе, потому что всем понятно, что вопрос с преемничеством все больше выходит на первый план, но кто выйдет в конечном счете в финал — никому не известно. Любое неосторожное действие со стороны претендентов может привести к вылету из списка, а попасть в него обратно уже не получится. Ярким примером является бывший премьер Серик Ахметов (приговорен к 8 годам лишения свободы по обвинению в коррупции — ИА REGNUM ), у которого биография во многом идентична жизни нашего президента. Он занял пост, не будучи запятнанным ни одним коррупционным скандалом. У него был огромный опыт, была харизма и т.д. И тогда многие считали, что именно Ахметов станет одним из преемников. И где сейчас Ахметов? Поэтому сейчас все претенденты стараются ничем этого не выказывать, чтобы их раньше времени не дискредитировали. Хотя мы видим, что компромат — реальный или мнимый — уже пошел в ход.

ИА REGNUM: Вы сказали, что проблема в том, что у президента нет сына-наследника. Но ведь есть дочери, а Конституцией Казахстана женщинам не запрещается занимать президентский пост. К тому же у Нурсултана Назарбаева есть внуки.

Если речь идет о Дариге НАЗАРБАЕВОЙ (старшая дочь президента, депутат верхней палаты парламента — ИА REGNUM ), то, несмотря на то, что как политик она состоялась, политическая элита не испытывает к ней особой любви. К тому же практический опыт в политике у нее отсутствует. На посту вице-премьера, где она курировала социальные вопросы, ее практически не было видно. Не случайно же в новое правительство Дарига Нурсултановна не вошла, а вместо нее назначили Имангали ТАСМАГАМБЕТОВА (вице-премьер Казахстана — ИА REGNUM ). То есть президент решил доверить социальную политику более опытному и проверенному человеку. Чтобы возглавить страну, мало иметь амбиции, нужно знать и отраслевой, и региональный расклад, владеть технологиями и опытом. То же самое можно сказать и о Нурали АЛИЕВЕ (внук президента Казахстана, сын Дариги Назарбаевой — ИА REGNUM ) — он занимал должность заместителя акима (мэра) Астаны, но в этом качестве никак себя не проявил и при первой же возможности вернулся в бизнес. Обсуждалась еще фигура Тимура КУЛИБАЕВА (средний зять президента Казахстана, член совета директоров ПАО «Газпром», занимает вторую строчку в рейтинге журнала Forbes «50 богатейших людей Казахстана» — ИА REGNUM ). Он бизнесмен, у него большой опыт в нефтянке и банковском лобби, но в правительстве он работал всего несколько месяцев в 1997 г., дальнейшие перспективы вызывают вопросы.

ИА REGNUM: В том же интервью президент коснулся и темы предстоящего президентства Трампа, отметив, что ему импонируют его планы по возрождению американской экономики и промышленности, которые, в конечном счете, будут способствовать развитию экономики Казахстана. Наши же различные эксперты, утверждают, что планы Трампа, напротив, вызовут ухудшения в экономике Казахстана. И тут получается либо президент сделал дипломатический комплимент новому президенту США, либо эксперты чего-то не понимают?

Мы можем сейчас обсуждать только заявления, которые Трамп сделал во время предвыборной кампании. Но его риторика может в корне поменяться после инаугурации. Мировая экономика во многом ориентирована на доллар, но сама американская экономика, чьей валютой доллар и является, находится не в самом лучшем состоянии — государственный долг растет, президентские программы вызывают определенные конфликты. И мы видим, что Америка живет не по средствам. Трамп же выступает за пересмотр традиционной американской политики, которая сводится к продвижению и защите интересов транснациональных компаний, которые выводили свои производства в страны третьего мира, что било по американскому рынку труда. Трамп ориентирован на внутренний рынок. И понятно, что стабилизация американской экономики для него станет одной из наиболее важных задач. Сколько это времени займет, никто не знает. Поэтому посмотрим, как будет развиваться ситуация. Понятно, что если Америка пойдет тем путем, о котором говорил во время предвыборной кампании Трамп, то это, безусловно, отразится на всей мировой экономике. Если Америка продолжит разработку своей сланцевой и шельфовой нефти, то это вызовет падение цен на нефть, что Казахстану в корне не выгодно. Но больше всех от риторики Трампа пострадает, конечно же, Европа. И мне кажется, что Америка при Трампе будет постепенно отходить от однополярного мира в сторону биполярного…

ИА REGNUM: Биполярного с кем — с Россией или с Китаем?

Это зависит от России и Китая — кто из них как сможет.

ИА REGNUM: То есть заявления Назарбаева все-таки являются дипломатическим реверансом?

Думаю, да.

ИА REGNUM: Глава государства также подчеркнул, что места в Евразийском экономическом союзе хватит всем, в том числе и европейским странам. Насколько велика вероятность присоединения Европы к ЕАЭС?

Для Казахстана вступление в ЕАЭС стало возможностью закрепиться на рынке постсоветских стран. Насколько нам это выгодно — отдельный вопрос. И если в эту организацию вступят Европа с Китаем, то это просто-напросто убьет все попытки развить собственную промышленность. Потому что в Китае производится все. И это китайское «все» хлынет на наши рынки.

ИА REGNUM: И все-таки, может ли Европа присоединиться к ЕАЭС?

ИА REGNUM: Еще одно важное событие — Декларация к 25-летию независимости, которую приняли единогласно. В ней депутаты предложили переименовать Астану в честь главы государства. Не в первый раз. В прошлые разы президент всегда отказывался от такой чести. Однако депутаты продолжают делать это снова и снова. Зачем?

Это старый сценарий. Когда нужно продавить некоторые политические вещи, которые не вызывают симпатий в обществе, то сначала запускается какой-нибудь громкий и пафосный вариант, как, к примеру, с переименованием. Когда же его отвергают, запускается второй вариант, который, собственно, и нужно воплотить в жизнь. И общественность его принимает. Я думаю, что сейчас происходит то же самое.

ИА REGNUM: А именно?

Думаю, что речь идет о, как минимум, награждении президента.

ИА REGNUM: Чем его еще можно наградить? Он лидер нации, создатель казахстанской государственности. Какой титул можно ему еще присвоить?

Титул «лидера нации» присвоен давно, основателя государственности — тоже. А сейчас — 25 лет Независимости, и это надо как-то отметить. И было сразу понятно, что идея с переименованием столицы потом будет заменена на нечто другое — более вменяемое — «Халык кахарманы» (звание «Народный герой» — высшая степень отличия в Казахстане — ИА REGNUM ), «Енбек ерi» (звание Героя Труда Казахстана — высшая степень отличия — ИА REGNUM ) или еще что-нибудь аналогичное.

ИА REGNUM: Бытует мнение, что такие вопросы, как с переименованием, у нас поднимаются, как правило, с одной целью — отвлечь внимание народа от чего-то более важного — к примеру, от девальвации. От чего отвлекали внимание на этот раз?

Насчет девальвации вопрос сейчас не стоит. Последняя девальвация была сделана с таким запасом, что ее хватит еще на 2−3 года. Скорее всего, речь идет о каких-то чисто политических реверансах.

ИА REGNUM: На следующий день на совещании Нацкомиссии по модернизации президент заявил: ему приятно, что депутаты отметили его вклад, но один — без команды соратников — он не справился бы. При этом Назарбаев сказал, что парламент — самостоятельная ветвь власти и что решение о переименовании будет приниматься совместно. А несколькими днями позже, в интервью телеканалу «Россия 24», Назарбаев отметил, что не видит необходимости в переименовании столицы, поскольку Астана — это уже бренд. В то же время различные чиновники высокого уровня не охладели к этой инициативе. Может ли быть Астана переименована без одобрения президента?

Ну, во-первых, переименование административных единиц — это прерогатива президента. И потом, Целиноград был переименован в Акмолу в 1992 году. В 1998 году Акмола стала Астаной. То есть со времен Целинограда минуло 22 года, но при этом, когда вы покупаете железнодорожный билет, там отмечено латиницей название станции TSE — то есть Целиноград. То есть за 22 года никто не потрудился поменять эту аббревиатуру сначала на AKM, а потом и на AST. Переименовать город можно во что угодно, но TSE все равно останется. И потом, не забывайте, что на следующий год в Астане состоится EXPO. В раскрутку бренда EXPO-Астана было вбухано очень много денег, и сейчас никто не станет раскручивать бренд Нурсултан-EXPO-2017. Плюс ко всему, недавняя история с обрушением перехода на стройке ЭКСПО вызывает большие сомнения в том, что президент решится доверить репутацию своей фамилии подрядчикам ЭКСПО.

ИА REGNUM: А как вы в целом оцениваете Декларацию? Есть ли в ней что-то важное для страны?

У нас есть опыт празднования Дня рождения президента, опыт отмечания юбилеев, но вот опыта отмечания 25-летия Независимости у нас нет. 15-летие было ознаменовано сменой программ, 20-летие Независимости было омрачено событиями в Жанаозене… 25-летие — это четверть века, рубеж, который нужно отметить, как следует. Отсюда и Декларация. Понятно, что она носит декларативный характер, поэтому такая небольшая по объему. Тем не менее, заслуги у нас определенные есть. Страна не развалилась, войн у нас нет. Другой вопрос, что отношение в обществе к этому достаточно ироничное. А власть у нас всякие новшества осваивает достаточно плохо, поэтому есть те, кто по старинке бегает с плакатами и лозунгами. И декларация — это некий компромисс, который устраивает многих.

ИА REGNUM: А кто автор декларации?

Я думаю, ее разрабатывали совместными усилиями депутатов парламента и Администрации президента. У нас все делается по сценарию, нет никакого экспромта. Вы же не думаете, что в свое время инициативу о роспуске парламента выдвигали депутаты Нурбах Рустемов, Владислав Косарев или еще кто и исключительно по собственной инициативе? Нельзя же считать, что депутат Куаныш Султанов сам придумал идею с переименованием столицы, за которую на него все набросились.

ИА REGNUM: Теперь давайте перейдем к другим политическим аспектам. У нас принято подводить итоги чьей-либо работы спустя 100 дней после назначения. Однако предлагаю нарушить данную традицию и оценить деятельность премьер-министра Бакытжана Сагинтаева, находящегося на посту 80 дней. Что вы можете сказать? Это достойная замена Кариму Масимову?

В свое время один мудрый чиновник сказал, что, по его оценке, для решения проблемы требуется, как минимум три года: год, чтобы вникнуть в суть дела, еще год, чтобы разработать методику решения вопроса, и еще год, чтобы воплотить ее в жизнь. То есть за 100 дней человек ничего, по сути, не может сделать. Кроме того, назначение Сагинтаева нельзя расценивать как смену курса. Он все-таки был долгое время вице-премьером при Масимове. Поэтому ждать от него чего-то нового сейчас не стоит. Сагинтаев занимает высокий пост, у него стабильная репутация, он пока не замешан ни в каких скандалах. Хотя… то же самое в свое время говорили и про Серика Ахметова… Но, безусловно, Сагинтаев — это фигура, которая может претендовать на нечто большее. Это с одной стороны, а с другой стороны — все зависит от того, как лягут его карты к тому моменту, о котором мы говорили вначале.

Одним из важнейших событий в политической сфере, на мой взгляд, является назначение Тасмагамбетова вице-премьером. Тасмагамбетов долгое время был в тени. Сейчас он резко активизировал работу в социальной сфере, и понятно, что он именно тот человек, который будет идти вперед к намеченным целям, решая все проблемы и задачи. И его назначение более сильно влияет на баланс сил в стране, и возможно, это его шанс выйти в финал главной большой игры.

ИА REGNUM: А не повторится ли с Тасмагамбетовым сценарий, который был разыгран с Сагинтаевым? Не станет ли Имангали Нургалиевич снова премьер-министром?

Есть такой анекдот: Как сообщают официальные СМИ, вчера на 108-м году жизни скончался доктор наук, профессор, академик, трижды министр, четырежды госсекретарь, десятикратный аким, восьмикратный премьер-министр уважаемый Т., который до недавнего времени рассматривался в качестве основного претендента на пост преемника действующего главы государства. То есть я хочу сказать, что здесь сложно что-то оценивать и прогнозировать.

Григорий Гаранин


Источник





comments powered by HyperComments