Православный раскол - как церковь играет в политику

13 сентября 2018 г. 19:50:18

Церковь в современном мире все больше напоминает бизнес-структуру, а не институт, призванный осуществлять связь Бога с людьми

В последние дни мозаика начинает складываться, поэтому рискнем дать свой анализ и прогноз. Начнем же с краткого ликбеза, так как в церковных интригах и византийских терминах мало кто разбирается.

После Великого церковного раскола (схизмы) в 1054 году, отмечает ТГ-канал "Ватфор", христианские церкви разделились на Католическую (Римскую) и Православную (Константинопольскую). Статус у глав церквей тогда был одинаковым - так сказать, восточный и западный Папа с экстерриториальной властью каждый над своими христианами в разных государствах.

После падения Константинополя и заката Византии началась и фрагментация православия. В XV веке автокефалию (самостоятельность) от Константинополя получил Московский патриархат, и с тех пор Православная церковь только и делает, что дробится.

По мере распада Османской империи в ХIХ-XX веках одна за другой автокефальными стали и церкви бывших османских провинций (Сербская, Албанская, Греческая, Болгарская), а так называемый Вселенский константинопольский патриархат по сути превратился в поместную церковь Турции.

Помимо символического статуса «первого среди равных», единственный реальный остаток былого величия Вселенского патриарха - власть над некоторыми зарубежными церквями: в Азии, Африке, а также церквям украинской диаспоры в Канаде и США, и тп.

Украина же после распада СССР продолжила относиться к синодальной территории Русской Православной церкви (так называемая Украинская церковь Московского Патриархата, УПЦ МП). В качестве противовеса в 1992 году был учрежден Киевский патриархат (УПЦ КП), не признаваемый в настоящее время ни одной из православных церквей, но активно поддерживаемый свидомыми украинскими лидерами, в первую очередь Ющенко.

Со времен Февральской революции 1917 года имеется также Украинская Автокефальная церковь (УАПЦ), также не признаваемая никем. По оценке, в двух “украинских” церквях вместе взятых, верующих в 3-4 раза меньше, чем в УПЦ МП.

Таким образом, важно понимать три факта.

1. В современном мире автокефальная православная церковь - практически синоним страны с преобладающей православной религией или с давними традициями православия.

2. В целом православный мир - это нечто вроде конфедерации, в которой Константинопольский патриарх не имеет формального приоритета, но является неким традиционным авторитетом (первым среди равных).

3. Согласно решениям множества церковных соборов, ни одна православная церковь не может явиться на территорию другой без приглашения последней, не имеет права вмешиваться во внутренние дела другой поместной церкви.

Вооруженные этими знаниями, перейдем теперь к собственно конфликту вокруг Украины.

1. Разумеется, 25-30 миллионов прихожан - это серьезный инструмент влияния Москвы на Украине. И разумеется, антироссийская официальная идеология подталкивает украинские власти с этим бороться. До последнего времени боротьба была безуспешной: ни Константинополь, ни кто бы то ни было еще не рисковал соваться на Украину с риском испортить отношения с РПЦ - крупнейшей и самой влиятельной православной организацией в мире.

2. С другой стороны, из первой части мы помним, что нынешняя принадлежность Украинской церкви к зарубежному патриархату - это своего рода аномалия: в православной стране церковь должна быть самостоятельной. Прекрасно это понимают и в РПЦ, поэтому подготовка к предоставлению автокефалии УПЦ МП шла более-менее активно. Буде этот процесс мирно завершен, конфликт мог бы разрешиться: и церковь бы стала самостоятельной, и российское влияние на нее сохранилось бы.

3. Весной этого года президент Украины Петр Порошенко нашел, наконец, ключик к сердцу Вселенского патриарха Варфоломея. О чем они там договорились, неизвестно, но с тех пор Константинополь стал активно “готовить автокефалию Украинской церкви”. В очередной раз Украина меняет свою зависимость от России на зависимость от кого-то другого, в данном случае - от Константинопольского патриархата, читай - Турции.

4. Что конкретно сейчас происходит? Со стороны Константинополя идет та самая “подготовка автокефалии”, которая может выразиться в разных формах:

а) Константинополь издает указ (томос) о признании УПЦ МП автокефальной и уговаривает сделать то же самое других патриархов, на которых имеет влияние. После этого двум остальным православным украинским церквям предлагается присоединиться к ней. Вариант маловероятный, так как УПЦ МП ни о какой автокефалии ни у кого не просила, и уж тем более она может просить о ней только у своего патриархата - московского.

б) Константинополь признает одну из непризнанных украинских церквей - очевидно, пользующуюся поддержкой властей УПЦ КП. Вариант не самый вероятный, так как нарушает предыдущую линию Константинополя, который официально именовал УПЦ КП раскольниками.

в) Константинополь учреждает новую киевскую церковь, либо в своем патриархате, либо формально автокефальную (а на самом деле под плотным своим влиянием), и предлагает всем остальным церквям на Украине объединиться в ее лоне.

5. Третий вариант самый красивый и вероятный: УПЦ КП и, возможно, УАПЦ берут под козырек и становятся единой, признанной Вселенским патриархатом и поддерживаемой властями страны церковью. УПЦ же МП моментально оказывается вне закона: несложно догадаться, что следующим шагом будет отъем церковной собственности по суду, включая и Киевско-Печерскую лавру. По сути, такой сценарий будет означать рейдерский захват церкви - не здания, а организации.

6. Понятное дело, что Киеву Москва мало чем сможет ответить. С Константинополем же РПЦ сейчас грозит прекратить евхаристическое общение, что примерно равно разрыву дипотношений. Следующий шаг - взаимная анафема, то есть, полноценный церковный раскол по типу Великой схизмы 1054 года.

7. В последние дни, однако, дело идет к тому, что все останется как есть. Зависит это от того, скольких глав церквей каждая из сторон конфликта сможет склонить на свою сторону. Если новую церковь на Украине признает только Константинополь, то смысла в таком шаге будет немного. Если же РПЦ не сумеет уговорить патриархов не идти вслед за Варфоломеем, она проиграет. Думается, нынешнее внешнее затишье как раз и сопровождается усиленной заиконостасной борьбой по этому вопросу. На момент публикации этой заметки 10 из 15 православных церквей (включая даже Польскую!) так или иначе высказались в поддержку РПЦ.

8. Можно по-разному относиться к церкви, к вере и религии. Но в современном мире - как, впрочем, и тысячу лет назад - степень влияния национальной церкви равнозначно степени влияния государства. Конфликт вокруг Украинской церкви - очередной экзамен на соответствие статусу России как великой державы.


Источник