The Economist (Великобритания): Лондон ведет с Россией информационную войну

13 октября 2018 г. 15:04:53

Пресс-конференция спецслужб — очень редкое событие, которое знаменует переход к контрнаступлению. Великобритания решила предать гласности итоги расследования отравления экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля. Лондон, возможно, решил, что разоблачение Кремля более важно, чем возможные риски.

Пресс-конференция спецслужб — довольно редкое событие, знаменующее собой начало контрнаступления.

10 марта 2000 года, за две недели до президентских выборов в России, Тони Блэр (Tony Blair) отправился с Даунинг-стрит в Санкт-Петербург, чтобы вместе с Владимиром Путиным пойти на оперу Сергея Прокофьева «Война и мир». Эту идею подал один из высокопоставленных офицеров КГБ, который в беседе со своим коллегой из MI6 предположил, что такая встреча может повысить международную легитимность Путина, который, находясь на посту премьер-министра, только что развязал жестокую войну в Чечне. Блэр согласился и стал первым иностранным лидером, поддержавшим будущего президента.

Без малого 20 лет спустя Великобритания вновь проявляет инициативу во взаимодействии Запада с Россией — только в противоположном направлении. С марта нынешнего года, когда два офицера ГРУ, российской военной разведки совершили в Солсбери покушение на бывшего российского шпиона, использовав химический агент «новичок», Великобритания находится на передовой линии противостояния подпольным операциям Кремля.

Российские кампании подрывной деятельности и дезинформации проложили путь к аннексии Крыма, войне на Украине и вмешательству в выборы сразу в нескольких западных странах. Путин не желает брать на себя ответственность ни за один из этих случаев и при этом старается, чтобы его посыл был услышан и понят. После того, как Великобритания предъявила доказательства против двух подозреваемых в отравлении в Солсбери, эта пара появилась на RT, прокремлевском телеканале, показав полиции нос.

Голландские чиновники продемонстрировали фотографии багажника автомобиля, укомплектованного шпионским оборудованием, и даже квитанцию об оплате такси от штаб-квартиры ГРУ в Москве, которая нашлась в кошельке одного из агентов. В то же время Америка предъявила семи российским офицерам — включая четырех, идентифицированных голландскими и британскими спецслужбами — обвинение в организации целого ряда кибератак, в том числе на Всемирное антидопинговое агентство.

Западные разведывательные службы уже давно знают, что инициатором этих кибератак является Россия. Пробная атака на ОЗХО состоялась в апреле этого года, когда голландская контрразведка, действовавшая по наводке британских коллег, задержала и выслала из страны четырех сотрудников ГРУ. Правда здесь стоит отметить одно новшество: Великобритания и ее союзники решили свои результаты обнародовать.

Это событие знаменует собой новый подход. По словам сэра Марка Лайла Гранта (Sir Mark Lyall Grant), бывшего советника по национальной безопасности, контрразведывательные ведомства, как правило, не разглашают добытые сведения, «во-первых, потому что не хотят информировать противника о собственных возможностях, а во-вторых, потому что не желают во что бы то ни стало обострять конфликт». На этот раз Великобритания и ее союзники решили, что преимущества разоблачения Кремля перевешивают сопряженные с ним риски.

Информация, обнародованная в Гааге, привела к разоблачению организациями «Бэллинкэт» и «Инсайдер» более 300 предполагаемых агентов — это стало самым крупным провалом российской системы безопасности со времен холодной войны. В сложившейся ситуации Путин и шайка его головорезов выглядели уже не грозно, а смешно. Кремль оказался прижатым к стенке, и выдуманные им оправдания — мол, агенты ездили тестировать информационные системы в российском посольстве — выглядят с каждым разом все менее убедительными.

Скорее Остин Пауэрс, чем Роза Клебб

Однако повышение ставок таким путем является вынужденной мерой. Путин и его службы безопасности давно используют разведку для того, чтобы выводить из равновесия и сбивать с толку западные страны. Так, в 2014 году они обнародовали прослушку разговоров между американскими дипломатами в попытке представить украинское восстание как американский заговор. Однако химическая атака на Сергея Скрипаля, в результате которой погиб гражданин Великобритании, стала выходом за границы дозволенного.

Сергей Беке (Sergei Boeke) из Института безопасности и мировой политики при Лейденском университете говорит, что Россия нарушила неписаное правило шпионской игры, используя разведку для наступательных целей, которым, как правило, служат военные действия. Совместную британско-голландскую пресс-конференцию можно приравнять к информационному контрнаступлению.

Новая тактика служит сразу нескольким целям. Одна из них заключается в том, чтобы удержать Кремль от дальнейших нападений. Другая — в том, чтобы изолировать и скомпрометировать Путина. Теперь, когда он нарушает международные правила, его сторонникам за границей может быть труднее закрывать на это глаза. Да и для самих россиян, в том числе сотрудников служб безопасности, это может быть очередным поводом усомниться в собственном президента. Наконец, разоблачение российских интриг может сделать жителей Запада более устойчивыми к дезинформации. «Нам нужно научиться защищать наши открытые общества, не копируя их методы», — говорит Боб Сили (Bob Seely), депутат от Консервативной партии и член парламентского комитета по иностранным делам.

После второй мировой войны Великобритания создала Отдел информационных исследований для борьбы с советской пропагандой. По словам Сэра Дэвида Оманда (Sir David Omand), бывшего главы Центра правительственной связи (GCHQ), британской службы радиоэлектронной разведки, вероятно, пришло время переучиваться, основываясь на опыте повышения прозрачности угроз. «Солнечный свет — лучшее дезинфицирующее средство, — говорит он. — Ложь не способна процветать на свету».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.


Источник