Лобовое столкновение. Часть I

13 августа 2017 г. 22:47:36

Война – это волк, и он может прийти и к вашей двери.

Бернард Шоу

Не исключено, что со временем историки признают, что только что завершившийся июль 2017 года стал роковым для российско-американских отношений и оказал огромное негативное влияние на современное состояние международной безопасности. Две страны, обладающие колоссальными и почти равными ядерными потенциалами, оказались на грани втягивания в жесткую эскалацию противостояния, чреватую завершиться полномасштабным конфликтом с применением силы (Карибский кризис – 2). Кроме того, российско-американский кризис буквально на глазах усугубляет ситуацию на постсоветском пространстве, ставя с одной стороны перед соседями и союзниками России целый ряд проблем, включая экономических, но с другой стороны, для некоторых стран Восточной Европы, как кажется их руководству, открывает «окно возможностей»…

На грани

Проблема в том, что обозначившаяся крайне негативная тенденция в отношениях между Москвой и Вашингтоном уже набрала определенную инерцию и остановить быстрое ухудшение международной обстановки крайне сложно. В настоящее время между двумя странами осталась только одна «контактная площадка» на уровне российского МИДа и Госсекретаря США, носящая скорее консультационный характер, что и проявилось 6 августа на очередной встрече глав внешнеполитических ведомств двух стран на Филиппинах.

Реальные переговорные «площадки» между США и РФ отсутствуют, их открытие не только предвидится, но и не предполагается, хотя тот же Д. Трамп 3 августа отметил, что «отношения Соединенных штатов и России находятся на самом низком уровне, и это представляет опасность» (https://www.svoboda.org/a/28656938.html). Иными словами, у сторон есть понимание, что «опасность» существует, но вот механизмы ограничения рисков отсутствуют и создать их пока невозможно.

Последняя капля…

Необходимо напомнить, что в конце декабря 2016 года администрация Б. Обамы арестовала российскую дипломатическую собственность и выслала 35 сотрудников посольства России в Вашингтоне. Российская сторона тянула с ответом почти семь месяцев, но тем не менее, в США оценили высылку 755 американских дипломатов и запрет посольству на использование двух объектов недвижимости на территории Москвы исключительно болезненно.

После подписания 2 августа президентом США закона об антироссийских санкциях («Закон о противодействии противникам США посредством санкций»), включающего механизм, лишающий президента США возможности отменять санкции против России без разрешения конгресса, в Москве решили, что улучшения отношений между РФ и США ожидать не стоит.

В итоге, необходимо признать, что вне зависимости от ситуации на международной арене и внешней политики Москвы, Вашингтон на многие десятилетия вперед задал крайне негативный формат подхода к России в целом и к российско-американским отношениям в частности.

Попутно в России политический истеблишмент и экспертное сообщество почти консолидировано пришли к выводу, что в настоящее время США не представляют из себя договороспособного партнера и вести с ними любые переговоры бесполезно.

Между прочим, данная версия бессмысленности контактов с Вашингтоном обрела популярность в среде российского политического класса еще со времен бомбежки НАТО Югославии (1999 г.), провозглашения независимости Косово и одностороннего выхода США из договора по ПРО (2002 г.), но только сейчас она на глазах становится доминирующей.

Попутно солидное большинство российских экспертов пришли к выводу, что в середине 2017 года внешняя политика Москвы на американском направлении внешней политики РФ столкнулась с проблемой внутреннего характера, отражающего современный раскол американских элит. В итоге, в ядерной супердержаве (США) России не с кем вести переговоры, так как от президента на международной арене уже ничего не зависит, а с конгрессом вести переговоры невозможно. Кроме того, и обсуждать с США не имеет смысла, так как любой диалог подразумевает определенный учет интересов партнеров. Но с августа 2017 года США ждут от РФ односторонних уступок и покорности, что естественно, опять абсолютно невозможно.

Россия, как и Китай, а также тот же Иран и т.д., представляет немногочисленную группу стран, сохраняющих в современном мире свой суверенитет и способность проводить независимый внешнеполитический курс. Часть из этих стран по версии Запада представляют из себя «изгоев». Естественно, в создавшихся условиях противостояние между Россией и Западом будет неуклонно переформатироваться в конфронтацию, так как Россия в глазах американского истеблишмента упорно сохраняет статус «ревизиониста», упрямо и настойчиво подрывающего основы однополюсного мира. Запад считает, что «сдержать» Россию могут только санкции, что понятно, так как вряд ли кому-то в США или в Европе нравится перспектива ядерной войны.

Реплика

Запад, видимо учитывая реальный негативный для российской экономики потенциал санкций, говорят только о сдерживании и стагнации российской экономики. В тоже время, восточноевропейские эксперты уже третий год по прежнему выражают оптимизм насчет того, что очередная порция западных санкций именно в этот раз/в этом году/в ближайшее время обязательно «добьет» экономику России. Как следствие в том же Киеве, Тбилиси, да и в Минске очень жду, когда федерация вот-вот начнет разваливаться, Крым вернется в Украину с миллионами кающихся крымчан, а соседи России, уже успешно проев за два десятилетия «наследство» СССР, наконец-то дорвутся до упоительного торга по разделу богатств уже России. Иными словами, мечты Порошенко, Лукашенко, Тимошенко и т.д. наконец-то исполнятся… Проблема в том, что с одной стороны политики и эксперты Украины, Беларуси, Молдовы и стран Прибалтики и дальше десятилетиями могут доказывать и убеждать друг друга в том, что Россия начнет «рушится» не через два года, а уже буквально через шесть месяцев, но с другой стороны, «Васька слушает, да ест», не особо обращая внимание на «экспертный энтузиазм» по периметру России.

Что это?

Необходимо учитывать, что принятый конгрессом и подписанный президентом США закон с одной стороны кодифицирует санкции уже принятые администрацией Б. Обамы, а с другой стороны создает условия для новых санкций, которые может принять Д. Трамп в секторах российской экономики, которые в основном уже были определены еще в 2014 году. Иными словами, закон по санкциям носит «оболочный» характер, создавая условия для того, чтобы исполнительная власть «углубила» санкции против России. Иными словами, стоит подождать и посмотреть, как закон будет реализовываться.

Не стоит забывать и то, что закон, как любое юридическое или политическое событие, несёт в себе, как негативное, так и позитивное начало. В частности, спецификой закона является его всеохватывающий характер, т.е. он выходит из рамок двусторонних отношений «США – Россия», а распространяет свою юрисдикцию, прежде всего, на Европу, что уже вызвало возражение у германского бизнеса, который в свою очередь обвиняет Вашингтон в нечестной конкуренции на европейском энергетическом рынке.

Необходимо отметить, что это далеко не первый случай, когда США придают своему законодательству глобальный характер. В частности, своеобразной традицией стали претензии американских судов различного уровня на исполнение их вердиктов в зарубежных странах.

Но в тоже время, во всем этом законодательной экспансии есть и определенный позитив. Не является тайной, что санкционный закон нацелен на те сектора российской экономики, которые могут оказаться конкурентом американскому экспорту в Европу. Это, прежде всего, относится к российскому трубопроводному газу, а также продукции металлургической промышленности. Посредством закона сделана попытка блокировать строительство газопровода «Северный поток-2», что практически мгновенно сняло многолетние претензии к России в использовании «Газпрома» в качестве «политического оружия». Сейчас уже понятно, кто в настоящее время использует собственный сланцевый газ в качестве реального политического инструмента. По словам премьера России Д. Медведева, в данном случае под видом санкций против «России была объявлена полноценная торговая война» (https://www.svoboda.org/a/28655512.html).

В российском истеблишменте и экспертном сообществе существует консенсус вокруг понимания того, что экономическая война РФ была бы объявлена в любом случае, независимо от поводов и причин, которые были использованы Западом.

Санкции, выступив в роли регулятора мировых рынков, с одной стороны обесценили объявленные политические причины, а с другой стороны, потеряли «ценностную» составляющую. Между прочим, в США как-то резко забыли о «продвижении демократии», как важнейшей составляющей в санкционной политике. Видимо, не до демократии, когда очень нужны деньги…

Причины санкций

Необходимо обратить внимание на официальную мотивацию санкционного закона. На первом месте оказывается «кибервмешательство» в президентские выборы в США. Этот момент исключительно важен, так как с одной стороны, нет ни одного вердикта ни одного американского суда, куда был бы подан иск в отношении непризнания итогов президентских выборов 2016 года по причине российской кибератаки. С другой стороны, Д. Трамп, подписав 2 августа санкционный закон, фактически поставил под вопрос собственную электоральную победу в ноябре 2016 г.

Любопытно, что вина России за «аннексию Крыма», «агрессию против Украины» и даже за существование Приднестровья в законе просто перечисляются, что говорит о том, что для американского истеблишмента вопрос о легитимности собственной власти в Белом доме всё-таки приоритетный. Однако, необходимо заметить, что политические элиты и экспертное сообщество Киева твердо уверены, что Вашингтон «наказывает» Москву исключительно из-за Украины.

При этом коллеги из украинского экспертного сообщества при личных встречах и экспертных контактах всеми силами уклоняются от вопросов в отношении того, что ни один из украинских судов (!) не принял иск об агрессии России против Украины, как и то, что до сегодняшнего дня ни в один из международных судов Украина так и не подала иск против России за «аннексию» Крыма. Между прочим, ни один из украинских судов или судов ЕС так и не признал ополченцев «террористами»…

Учитывая, что текст закона почти повторяет Минскую декларацию ПА ОБСЕ, за которую своим большинством проголосовала белорусская парламентская делегация, то невольно возникает вопрос: Может быть «нейтральной Беларуси» присоединиться к санкциям против России? Хотя учитывая тот факт, что белорусское руководство с 2014 года приложило поистине титанические усилия для аннулирования российских антисанкций в отношении европейского продовольственного экспорта на российский рынок, то можно сказать, что Минск давно играет против России в данном вопросе.

Реплика

Интересно то, что в последнее время постепенно в ряде российских политических и экспертных групп все более популярной становится идея реального ввода российских войск в Донбасс. Логика в данном случае вполне прямолинейная – если Россию наказывают за «агрессию» против Украины и вводят против неё санкции, то надо использовать то, за что уже «заплачено». Иными словами, учитывая, что РФ и так «обложена» санкциями за «оккупацию» Донбасса, то имеет смысл заменить на позициях ДНР и ЛНР ополченцев кадровыми частями российской армии с Т-90 и современной артиллерией, авиацией всех видов, «Искандерами», вертолетами поддержки, боевыми дронами при поддержке РСМД и Черноморского флота. Безусловно, в случае подобной ротации со стороны позиций ВСУ в сторону кварталов Донецка или Горловки не то, что пуля - комар не вылетит…

С другой стороны, понятно, что Россия не пойдет на столь демонстративное обострение ситуации на Юго-Востоке Украины.

Ответ России

Как уже отмечалось выше, Россия, протянув почти семь месяцев, всё-таки ответила США в рамках дипломатических отношений, что не исключает жесткой реакции Вашингтона. Автор этих строк уверен, что размен не состоится (декабрь на июль) и США обязательно ответят, что вполне вписывается в их стремление быть «высшей судебной инстанцией» на планете и «наказывать» непокорных.

Непосредственно на экономические санкции Россия отвечать не будет. Об этом на прошлой неделе заявил В. Путин. Это связано не только с тем, что в условиях высокой взаимозависимости экономик крайне сложно выделить возможности для ответных санкций, чтобы они не получить экономический «бумеранг» по собственной экономике, но и нежеланием российского руководства втягиваться в противостояние.

США в данном случае, как раз, могут пойти на огромные издержки. В частности, потери Exxon Mobil от подпадающей под санкции сделки с Роснефтью достигнут 10 млрд. долларов. 9 млрд. долларов могут лишиться европейские компании, уже вложившиеся в строительство газопровода «Северный поток-2». Будут и другие немного меньшие, но ощутимые потери для западного бизнеса. Для Запада данные экономические последствия от санкций против России терпимы.

Последствия для России

Необходимо учесть, что пока никаких новых экономических санкций в отношении России не введено. В тоже время нельзя не отметить, что санкции создают в целом негативный фон для инвестиций в российскую экономику. Снижение инвестиционной привлекательности является самым главным негативным эффектом для российской экономики.

Не имея возможности брать кредиты на Западе, российская финансовая система вынуждена ограничивать кредитование реального сектора. Но с другой стороны, корпоративный долг Западу продолжает снижаться, хотя лучше было бы эти деньги вложить в новые проекты.

Ряд проектов, включая газопровод «Северный поток-2», могут быть несколько заторможены, но остановить их вряд ли получится. Несмотря на надежды Киева, что и после 2019 года российский газ будет и дальше идти транзитом через Украину, сомнительно, чтобы через два года «агрессор» продолжил полноценно использовать украинскую газотранспортную систему.

В итоге, в ближайшей перспективе даже в случае ввода новых санкций, они не окажут в ближайшее время какого-либо заметного влияния на российскую экономику. В среднесрочной перспективе в России будет ощущаться финансовые ограничения, в долгосрочной – технологические. Российские нефтяные и газовые компании сейчас вынуждены отвлекать солидные финансовые ресурсы для подготовки технологического прорыва в освоении месторождений на российском арктическом шельфе. Конечно, России было бы проще эти технологии купить, но отступать некуда, так как работы на шельфе уже ведутся, введен в строй целый флот атомных ледоколов и новые арктические порты… Так что в России проблемы с санкциями есть, но они уже давно стали форматом развития российской экономики, которая во многом является самодостаточной.

Справка

Роль энергоносителей в экспорте России в первом полугодии 2017 года составил 48,3% (http://newsruss.ru/doc/index.php/Экспорт_энергоносителей_из_России). По другим оценкам, сейчас около 60% экспорта из России носит несырьевой характер (http://expert.ru/2017/05/12/eksport/). Сюда необходимо включить продукцию металлургии (около 10%), химии (5-5,5%), машиностроения (4-5%), военно-технической продукции (5%), продовольствия (4,6-5%).

Что дальше?

В конце прошлой неделе наметились определенные позитивные тенденции в российско-американских отношениях. Несколько неожиданно РФ, КНР и США вполне согласовано сыграли против ядерно-ракетной программы КНДР на «поле» СБ ООН, хотя постоянный представитель России в ООН предостерег Вашингтон, что возможности санкционного давления на Пхеньян «исчерпаны», чем «прозрачно» намекнул, что США в дальнейшем не смогут больше натравливать на Северную Корею Пекин и Москву.

Кроме того, после встречи на Филиппинах появилась пока очень слабая надежда, что удастся остановить эскалацию противостояния между Россией и США в дипломатическом секторе, хотя, как уже оказывалось выше, есть серьезные сомнения, что стороны проявят сдержанность.

Не стоит забывать, что больше месяца сохраняется соглашение между России, США и Иорданией по деэскалации ситуации в Сирии… Есть еще несколько направлений, где контакты между двумя ядерными супердержавами сохраняются… Этого не много, но всё равно лучше, чем война…

Но особый интерес представляет реакция на санкционный закон США против России в странах постсоветского пространства, включая в Беларуси.

Продолжение следует

А. Суздальцев, Москва, 06.07.2017


Источник








comments powered by HyperComments