На каком языке общаются между собой небратские спецслужбы?

29 ноября 2016 г. 18:17:43

Звонок: с вами говорит следователь Полиции безопасности Латвии (фамилия). У нас есть к вам несколько вопросов. Не могли бы вы к нам прийти?

Интересуюсь, жуя бутерброд: на допрос?

— Нет, пока на беседу…

Замечу, что я ничего не имею против работников органов. Во-первых, мой отец полжизни проработал следаком, служил честно мужик. Во-вторых, органы — лишь инструмент в руках государства. Как, скажем, молоток, на который обижаться бессмысленно, если он треснет по пальцу. Ну и в-третьих, за четверть века в журналистике я богато с ними общался. Пока всё было корректно. Хотя мой IMHOclub.lv уже 5 лет — в топе годовых отчетов ПБ как «недружественный Латвийской Республике ресурс»…

Короче, прихожу. Следователь — старый знакомый, не в первый раз с ним «беседую».

— Чем опять заинтересовала Полицию безопасности моя скромная персона?

— Вы недавно ездили в Донецк…

— А после Донецка еще и в Париж. Про Париж рассказать?.. И чем, кстати, Донецк заинтересовал безопасность Латвии? Где — Латвия и где — Донецк. Париж-то — ближе…

— Это не наша инициатива. Нас попросили органы дружественной страны задать вам несколько вопросов на эту тему…

— Украины, что ли?

— (Улыбается, молчит).

Достает листик с вопросами.

— Цель вашей поездки в Донецк?

— Давно хотел навестить коллегу Андрея Бабицкого. А тут подвернулся случай — возвращался из Краснодара, города, где прошло мое детство, где похоронен мой отец…

— Как вы попали из Краснодара в Донецк?

— До Ростова — поездом, оттуда — попуткой. В принципе, там ходят рейсовые автобусы, но я прибыл в Ростов в 5 утра, первого автобуса ждать было долго…

— Где останавливались в Донецке?

— В квартире Бабицкого.

— Адрес помните?

— Помню, но не скажу.

— Почему?

— Из соображений безопасности моего друга. Я не доверяю органам «дружественной страны».

Следователь всё записывает…

И далее еще вопросы: был ли в зоне боевых действий, встречался ли с «боевиками», передавал ли что-нибудь (письма, деньги, прочее), встречался ли с руководством ДНР?..

Отвечаю не таясь — нет, нет, нет, нет... Правду говорить легко и приятно ©.

— Видели ли в Донецке военную технику?..

— Нет.

— ???

— Ну, правда, не видел. Пару раз видел грузовики зеленого цвета. Но танков-пушек и даже вооруженных солдат на улицах не наблюдал. В форме ДНР людей встречал, но немного и без оружия.

Следователь записывает…

Под конец уже без протокола личный вопрос: а как там простые люди-то живут? Рассказываю, что видел.

И потом: так я ж про свою поездку всё описал в огро-о-омном репортаже в восьми частях. Там сотни фотографий, всё подробно, эмоционально.

— Где?

— На моем ИМХОклубе.

— (Озадаченно.) Почитаю…

Записывает интернет-адрес.

Интересно… Похоже, мой любимый следователь узнал о моей сентябрьской поездке в Донецк из письма от органов «дружественной страны». А для кого я тогда свои репортажи пишу?

Беру инициативу на себя: я ж к вам добровольно пришел, ведь так? Мог и не приходить — у Латвийского государства к моей поездке в Донецк нет претензий?

— Нет. Пока…

— Тогда — любезность за любезность. Ответьте на мой вопрос: и часто наша ПБ выполняет такие «просьбы дружественных государств»?

— Случается. Спецслужбы обычно сотрудничают между собой…

— И на каком уровне принимаются такие решения — вызывать журналистов, вроде меня, на «беседы»?

— Не на моем точно.

— Сильно выше?

— А как сами думаете? (Смеется.)

— А вопросы для «беседы» со мной вам прислали органы «дружественной страны»? СБУ?

— (Молчит, смеется)…

Я внимательнее приглядываюсь к листочку, в который следователь записывал мои ответы. Там вопросы распечатаны на РУССКОМ ЯЗЫКЕ!

А-а-а! Я так и знал! Органы бывшего СССР до сих пор между собой общаются по-русски!

КГБ СССР — ЖИВ!


Источник





comments powered by HyperComments