Цифровизация производства: без человека, но для человека

Владимир Скачко

23 июля 2020 г. 21:26:23

Вот и скажи теперь, что в современной России не только в политике, но и в экономике нет идей, объединяющих власть, промышленников, производственников, бизнесменов и все общество. В один день, 21 июля 2020 года, в Москве произошли два события, свидетельствующие, что такие идеи, если хотите, новые скрепы есть.

В этот день в московском бизнес-центре «PortPlaza» под эгидой Института мировой экономики и информатизации (ИМЭИ) начала свою двухдневную работу всероссийская конференция «Цифровизация производства 2020». И на ней руководитель программы НИУ «Высшая школа экономики» Наталья Краснова изрекла почти что главный слоган современности: «В каменном веке напрасно говорить о цифровизации».

И буквально в тот же день параллельно стало известно, что в России не каменный век. Потому что президент России Владимир Путин подписал указ, которым утвердил пять главных национальных целей страны до 2030 года:

а) сохранение населения, здоровье и благополучие людей;

б) возможности для самореализации и развития талантов;

в) комфортная и безопасная среда для жизни;

г) достойный, эффективный труд и успешное предпринимательство;

д) цифровая трансформация.

Обратили внимание на последнюю цель? Вот то-то же!

А потом в тот же день, 21 июля 2020 года, уже Госдума России решила законодательно уровнять вознаграждение за обычную работу и за работу на удаленке, за которую некоторые работодатели пытались плату уменьшать. Депутаты не просто решили, что в обоих случаях – в офисе и дома -- это одна и та же затрата сил и должны оплачиваться одинаково, но и исходили из того, что если будет развиваться и воплощаться в жизнь цифровизация производства, то удаленки будет больше.

Именно об этом же два дня и говорили на указанной конференции, как бы дополняя и расшифровывая Путина и Госдуму. О том, что без цифровизации во многим будет зависеть и успешное выполнение четырех предыдущих целей. Потому что цифровизация экономики, всего производства в самых разных сферах и отраслях – это новый и более сложный технологический уровень развития, при котором создаются системы, которые позволяют не только замещать человека на простейших участках, но и работать быстрее и точнее. Потому что позволяют принимать оптимальные решения в сложных ситуациях без привлечения человека, задействуя, например, тот же искусственный интеллект.

Процесс цифровизации однозначно требует перехода к цифровой экономике – сложный технологический уровень. Это системы, которые позволяют замещать человека на простейших участках, работать быстрее и точнее, а также принимать оптимальные решения в сложных ситуациях без привлечения человека (подход к искусственному интеллекту).

Очевидно, что процесс цифровизации однозначно требует перехода к цифровой экономике -- хозяйственной деятельности, в которой ключевым фактором производства являются данные в цифровом виде, обработка больших объемов и использование результатов анализа которых по сравнению с традиционными формами хозяйствования позволяют существенно повысить эффективность различных видов производства, технологий, оборудования, хранения, продажи, доставки товаров и услуг. А это уже сами по себе полномасштабные изменения во всех отраслях нашего хозяйства.

Так записано в общероссийской стратегии развития информационного общества в России на 2017-2030 годы. Это имел в виду Путин. И об этом же говорили и на конференции в московском бизнес-центре под эгидой ИМЭИ. Согласитесь, завидное и обнадеживающее единодушие, граничащее с согласием.

Участникам конференции «Цифровизация производства 2020» -- производственникам, управленцам и менеджерам – предложили для ознакомления, обучения и обмена опытом несколько сессий: «Стратегия и реализация проектов цифровизации», «Законодательство цифровизации производства», «Команда для цифровизации производства», «Ресурсы для цифрового производства», «Цифровые интеграторы», «Экономический эффект цифровизации». Это все, как вы понимаете, разные аспекты и грани одного и того же технологического процесса, требующего подчас изменения не только теоритических, законодательных или чисто технических подходов и приемов, но и ментального психологического изменения человека, ломки всех его представлений о труде, его результатах и средствах их достижения. И в самых разных отраслях. Цифровизация – это, как вы понимаете, внедрение цифровых технологий в разные сферы жизни для повышения ее качества и развития экономики, выполнение рутинных задач и принятие решения без участия человека, но под его чутким руководством и по им же поставленным задачам. И с одной целью – сделать жизнь человека же лучше и комфортнее.

Вот об этом и говорили на конференции теоретики и практики цифровизации: бизнесмены и ученые, эксперты и специалисты, руководители и представители производств и, собственно, сами цифровизаторы, которые уже добились реальных успехов на этой ниве. Сделали процесс производства «цифровым», то есть более гибким и с помощью анализа данных точно показывающим, что хочет получить рынок в конкретный момент, и подстраивающим под эти потребности производство или бизнес.

И приводили примеры энергетики – самой, пожалуй, цифровизированной отрасли России, в которой те же «Татнефть», «Лукойл», «Газпром-Нефть» или «Роснефть» используют уже проекты «Умная скважина» -- систему добычи нефти с датчиками, помогающими скважине самой, без мелочного человеческого вмешательства, автоматизировать центры управления, моделировать добычу полезных ископаемых, подстраиваться под изменяющиеся условия, вести оперативный контроль и снижать расходы на добычу на основе «Big Data». А «Big Data» -- это и есть цифровая методика, комплекс методов обработки и аналитики самой разнообразной информации.

Но вот для успеха цифровизации нужно, с одной стороны, преодолеть человеческие страхи и препятствия. А их много: понижение статуса, потеря рабочего места, слом старой и привычной системы работы, загруженность работой руководства и всего персонала, несогласованность в подходах, отсутствие координации, недостаток кадров, компетенции и стимулов, отсутствие стратегии, риски безвозвратно потерять вложенные инвестиции и т. д.

С другой стороны, нужно четко практически пошагово выстроить цикл перехода цифровизации. От правильной оценки необходимости нового технологического подхода до формирования стратегии перехода к нему, создания органов ее управления, разработки самой стратегии, поисков мотивации и подготовки сотрудников, обладающих достаточными знаниями, компетенцией и опытом. Важно также решить, что делать с людьми, которые будут цифровизировать производство и которые могут потерять работу вследствие ее. «Где брать специалистов-цифровизаторов: своих сотрудников подучить или на стороне нанять? – вот один из главных вопросов», -- предлагал подумать, например, эксперт по цифровой трансформации KMDA Антон Попов. И где, казалось бы, выход?

Но и этот вопрос, и многие другие такие же непонятки участники конференции проясняли и решали на своих же бизнес-дискуссиях. Потому что руководитель проекта «Виртуальный университет» из Томска Евгений Пугачев вольно или невольно высказал максиму и основополагающий конструкт: «Тенденция и главное направление – отцифровать все, еще не отцифрованное. Везде!».

…А тут еще и Путин высказался в том же духе. Так что даже тем, кто еще ничего не понял из сказанного, придется поднапрячься. Тенденция такая, однако. Да и с начальством не поспоришь…


Источник