Чужая страна к юго-западу от России

Павел Шипилин

30 ноября 2016 г. 9:53:04

Проблемы Украины постепенно отошли на второй план российских интересов

На Украине в последнее время произошло несколько событий, каждое из которых в прежние времена стало бы топовой новостью наших СМИ и висело бы на верхних строчках часами. Тут и допрос Януковича, и попытка пульнуть ракеты в сторону Крыма, и всевозможные юбилейные даты и годовщины, начиная с дня разгона Майдана и кончая бурным празднованием голодомора, плавно переходящего в другой праздник нации — геноцид, организованный москалями.

И, конечно, очередная зрадоперемога — в который раз твердо обещанный безвизовый режим с Евросоюзом, перенесенный на более поздние сроки.

Все эти события были замечены теми, кто живо интересуется украинскими делами и внимательно следит даже за прогнозом погоды в ожидании техногенных катастроф в сопредельном государстве. Что, кстати, вполне возможно, потому что на дворе зима.

Но следят, надо признать, те, кто или связан с нэнькой родственными узами, или те, кто жил там до Майдана, а потом переехал в Россию от греха подальше. Но по привычке косят глазами в юго-западном направлении, ежедневно убеждаясь, что три года назад поступили весьма предусмотрительно и мудро. Ибо на Украине творится черт-те что, и конца этому нет.

А вот коренные россияне поостыли. В своей массе мы стали относиться к постмайданной стране, ежедневно подбадривающей себя перемогами на разных фронтах, то на внешнеполитическом, то на внутреннем, как к чужому государству, у которого есть какие-то проблемы, и оно их как-то решает. Или не решает — неважно. Мы даже перестали реагировать на их троллинг — кричалки-обзывалки, обвинения в агрессии и торжественные мероприятия, посвященные годовщине без москальского газа. Нам ведь все равно, где они покупают наш газ — на нашей границе или на польской. Лишь бы платили.

Нас по-прежнему удивляет, что борьба за безвизовый режим со странами Шенгенской зоны превратилась в народную забаву, эдакий массовый марафонский забег трусцой, линия финиша которого пока не прочерчена. Что лучшие люди нации постоянно ведут переговоры, разнюхивают в брюссельских кулуарах настроения европейцев, общаются с друзьями нэньки и обижаются на ее врагов, радуются, расстраиваются, анализируют, выстраивают стратегию и тактику, просчитывают на два хода вперед. И все это ради экономии 35 евро за марку в загранпаспорте?

За последние два года, когда, наконец, радикально снизился накал страстей в Донбассе, а Крым почти привык к российским порядкам и ценам, мы стали чужими друг другу — у нас разные цели и ценности, разные амбиции, памятные даты, понятия о независимости и жизненный уровень. Нас больше занимают геополитические проблемы, способные действительно повлиять на нашу жизнь, — например, возможное переформатирование США или Евросоюза. Вот где происходят события, за которыми следует пристально наблюдать. Вот где решается судьба мироустройства. Украина — лишь производное от этих глобальных процессов, ее влияние на нашу или на чью-либо еще внешнюю политику ничтожно. Именно поэтому интерес к ней угас.

Конечно, он может опять появиться, если США, а вслед за ними Европа, решат, что украинская проблема должна оставаться на повестке дня, что принуждать Россию тратить деньги на безопасность своих юго-восточных рубежей, как и раньше, входит в сферу американских интересов. В этом случае мы опять заинтересуемся незалэжной державой, нам придется следить за ее военными приготовлениями и пресекать провокации. Мы будем вынуждены ловить намеки и угрозы, доносящиеся из Верховной рады и других властных киевских кабинетов, потому что не хотим быть застигнутыми врасплох.

Сегодня практически все важные производства, которые раньше по условиям еще советской кооперации находились на Украине, мы у себя запустили — зависимость от непредсказуемой, пораженной самоубийственной бандеровской идеологией страны, к счастью, ликвидирована. Кроме родственников, живущих по разные стороны границы, нас больше ничто не связывает — мы вольны принимать решения без оглядки на укрокапризы.

Украина теперь сама по себе. И это состояние, как выяснилось, ей ужасно не нравится — сказывается привычка жить под всемирными софитами, доставшаяся от времен, когда незалэжная держава была частью Русского мира. Собственная значимость подогревается исключительно в социальных сетях и забавных речах людей, которые на Украине называются политиками. Осколок русского айсберга, отколовшийся от тела большого государства, поплыл самостоятельно, но быстро подтаял до размеров крупной льдины.

Сегодня все, что нужно нэньке, — это деньги на еду от международных спонсоров и безвизовый режим с ЕС. Как говорится, нам бы их проблемы.


Источник





comments powered by HyperComments