Как Россию лишают будущего

17 мая 2019 г. 13:45:32

Виктор Мараховский

Вначале новости. Как сообщали вчера заголовки отечественных СМИ, у российской науки нет будущего. В буквальном смысле.

"Родители российских школьников не захотели для своих детей работы в науке". "Россияне не хотят видеть своих детей работающими в науке". "Россияне категорически не хотят отдавать своих детей в науку".

Это торжествующее уныние основано на исследовании РАНХиГС, результаты которого были распространены накануне.

Согласно результатам, в 2018 году российские родители хотели бы, чтобы их дети трудились в:

— Информационных и компьютерных технологиях (40 процентов)

— Медицине (35 процентов)

— Силовых структурах и армии (34,5 процента)

— Инженерных специальностях (29,5 процента)

и так далее.

Еще есть — отдельно от медицины, информационных технологий, компьютеров, инженерии, искусствоведения, истории, психологии, образования, педагогики, экономики и "гуманитарных специальностей" — графа "естественнонаучные специальности".

Так вот, в них своих детей хотят видеть, действительно, всего 6,2 процента российских родителей.

Это даже не про всю науку вообще — это про фундаментальные дисциплины естествознания. И этого даже не мало. Каждый шестнадцатый родитель в стране хотел бы, чтоб его ребенок занимался не просто медициной, а глубинной молекулярной биологией. И не просто айти и инженерией, а квантовой физикой.

Это миллионы родителей и миллионы, соответственно, детей, потенциальных будущих ученых (не считая тех, что намерены пойти в науку без воли на то своих мам и пап, и тех, кто откроет для себя фундаментальное знание в ходе обучения профильным специальностям).

Дурной новости просто нет. Она отсутствует в той реальности, что мы по-стариковски привыкли считать объективной.

Но обширной части аудитории желательнее прочесть о том, что все плохо, а только что стало даже хуже, чем было. Поэтому для них (информационный же век на дворе) услужливо самовозникает другая реальность. Она мрачна и безнадежна, и в ней им комфортно.

Кстати, вчера же топ Яндекса взяли заголовки о том, что "две трети россиян оказались вообще без сбережений".

Реальность: 65 процентов граждан не откладывают, сбережения имеют 35 процентов. Число тех, что сбережениями располагают, увеличилось с 2010 года на шесть процентов, последние пару лет — не падает, держится на одном уровне.

Но обширной части аудитории желательнее читать о том, что все катится в бесконечный хаос, пробивая днище за днищем.

Но вот что бросается в глаза.

Условный "социальный пессимизм" — очень слабо связан с личными достижениями и надеждами его носителей. Я лично знаю десятки граждан, предпочитающих читать и думать, что их страна с гиканьем несется в тартар, — но при этом вполне успешных и деятельно укрепляющих свое благосостояние в государственных и окологосударственных структурах.

Встречается также обратная картина — граждане, удручающе неблагополучные лично и борющиеся с нуждой в одиночку, тем не менее верят, что Родина "развивается в правильном направлении". Этих, правда, меньше, но тут виновата чистая статистика: несчастливыми себя считают лишь 14 процентов наших соотечественников. То есть несчастных — меньшинство среди всех: и "социальных оптимистов", и "социальных пессимистов".

Иными словами, взгляд на Россию как на бесконечно убиваемого Кенни не привязан к повседневной действительности современника. Вечногибнущая Родина для таких граждан — даже не повод бежать немедленно куда глаза глядят (цифры эмиграции по любым оценкам — на фоне прочих постсоветских республик ничтожные).

Есть, однако, один нюанс, который не дает нам просто пожать плечами и сказать: "ну что делать, у нас традиция такая".

Штука вся в том, что — судя по информационному пространству страны, — главным коллективным потребителем Гибнущей России является аудитория тех СМИ, что принято считать элитными: деловых, финансовых и прочих. Ведущие телеграм-каналы, торгующие Гибнущей Россией вразнос с бешеной интенсивностью, — также ориентированы не на сферического уральского заводчанина в вакууме.

Все это приводит нас к диковатому предположению. А именно: Гибнущая Россия, небо над которой раскрашено в 50 оттенков коричневого и никогда не светлеет, — это, некоторым образом, элитное мировоззрение.

Не самого высшего чиновничества и бизнеса — им сейчас вообще, спасибо санкциям и "новой холодной войне", положено Родину любить пожизненно. Но второму-третьему эшелонам элиты и их многочисленной родне с домочадцами — верить в Гибнущую Россию столь же естественно, как дышать. Это очевидно просто по факту: если бы Россия-Кенни не была бы востребована этими прослойками, то ее не сервировали бы для них каждое утро бессчетные информационные официанты.

Результатом этого коллективного "патрио-пессимизма" становится очень специфическое мировоззрение, пронизывающее примерно в равной степени и так называемых либералов, и так называемых левых, и так называемых лоялистов. Оно, коротко говоря, сводится к тому, что, в принципе, безусловный венец удачного жизненного пути — это эвакуация с Родины.

Куда — понятно: в места, где тепло и качественно, под аналоги "пленительного неба Сицилии" из хрестоматийного некрасовского стиха, — либо во все более труднодоступные Благоустроенные Цивилизованные Города.

При этом эвакуироваться, согласно такому представлению, достоен не всякий: нищим Туда отправляться глупо, и длинный список "беглецов-от-Путина", прозябающих без работы на пособиях и халтурках, известен всем. Нет, нужно основательно упаковаться и набрать ништяков Здесь — и лишь за тем, кто упакован, приплывут условные алые паруса и отвезут его в истинную небесную заграницу.

Тут нельзя не отметить, конечно, гигантский прогресс. Еще в 1970-1980-х валинором у приличных людей по определению считалось все капиталистическое зарубежье. Герои ныне забытых и полузабытых звезд отечественной беллетристики плыли в Турцию на надувных матрацах, в Хайфу на прогулочных лодках и вплавь, пробирались в Финляндию с рюкзаками и воспринимались при этом как полноценные победители жизни. Сейчас же достойными настоящей Небесной Заграницы считаются лишь те, кто сумел унести туда в клюве достаточное количество нулей.

В чисто практическом измерении это в итоге порождает горькие констатации правоохранителей вроде: "По "Роскосмосу" работаем уже лет пять. Там конца и края не видно, там миллиарды воруются. Миллиарды. Причем технология очень простая: сначала деньги (за границу. — Прим. ред.) переправляются, семья, а потом сам фигурант".

Но беда в том, что мировоззрение этой части отечественных элит — как и элитное мировоззрение вообще — имеет свойство инфицировать общество в целом. Причем круги, полагающие себя передовыми и наиболее продвинутыми, инфицируются в первую очередь.

И это ставит перед Россией, строго говоря, довольно серьезную проблему: можно ли стране нормально развиваться с "авангардом общества", видящим конечную цель своих множественных личных успехов в эвакуации из нее.

И если нет — то не пора ли ввести в престижное российское мировоззрение пункт о том, что Россия будет всегда и куда круче не сбежать из нее, а остаться в ней и передать ее своим детям.


Источник