Конгресс США испугался «руки Кремля»

Дмитрий Родионов

1 декабря 2016 г. 19:49:15

Палата представителей Конгресса США в среду, 30 ноября, приняла законопроект о деятельности разведывательных служб в 2017 году, который предполагает, в том числе, создание специальной межведомственной группы по «выявлению тайного влияния» России на иностранные государства". В законопроекте, в частности, упоминается «манипулирование СМИ» и «финансирование агентов влияния».

Согласно документу, в состав комитета должны войти сотрудники национальной разведки, Госдепартамента, Федерального бюро расследований, а также министерств юстиции, обороны, финансов и энергетики.

Планируется, что эта группа будет каждый год отчитываться перед Конгрессом о проделанной работе. Кроме того, она будет докладывать о ключевых шагах, которые были предприняты по ее инициативе.

В поддержку законопроекта проголосовали 390 конгрессменов, против — 30. Теперь документ должен рассмотреть Сенат, в случае положительного решения он отправится на подпись президенту.

Законопроект также предусматривает, что в 2017 году США выделят на разведку чуть более 70 миллиардов долларов. В июне Конгресс одобрил проект оборонного бюджета страны на 2017 финансовый год в объеме 602 миллиардов долларов. Ранее Пентагон просил выделить почти 600 миллиардов долларов с учетом угроз, исходящих от России, Китая и ИГИЛ* (запрещена в России).

Напомним, что 23 ноября Европарламент принял резолюцию о противодействии враждебной Евросоюзу внешней пропаганде, исходящей, в том числе от России. В документе говорится, что враждебная пропаганда против ЕС и его государств-членов стремится исказить правду, посеять сомнения, разделить Евросоюз и его североамериканских партнеров. По утверждению авторов резолюции, Москва поддерживает оппозиционные политические партии и организации в странах-членах ЕС, а также использует фактор двусторонних отношений для «разобщения» европейских союза. Суть документа, по сути, сводится к предложению ввести цензуру в отношении российских СМИ.

— Сам идеологический концепт о «скрытом влиянии России» возник во время предвыборной компании, его активно продвигали в прессе неоконсерваторы, а также сама Хилари Клинтон, — напоминает политолог-американист Владимир Можегов.

— При чем, к концу выборов он все более нарастал, местами даже переходя в истерику (что вообще свойственно неоконам). И вот теперь, ожидаемо оформился в некий политический тренд со всеми знакомыми неоконсервативными «родимыми пятнами».

В этом смысле, ничего принципиально нового здесь, конечно, нет. Если мы вспомним историю неоконсерваторов, то толчком к рождению этого движения стал страх перед возможным сближением СССР и Германии на границе 1940-х гг. Напомню, что отцами-основателями неоконсерватизма были Макс Шахтман и Билл Кристол, в то время важные фигуры 4-го троцкистского интернационала. Первой же политической манифестацией неоконов, их проявлением в большой американской политике (тогда, правда, кличка «неоконы» к ним еще не прилипла) стало принятие в 1974-м г. поправки «Джексона-Вэника». Это был сугубо идеологический концепт, увязывающий вопрос введения торговых санкций против СССР с вопросом эмиграции советских евреев.

С того времени, в психологическом настрое неоконов ничего не менялось. В подкорке там живет все тот же иррациональный ужас перед СССР (Россией) и традиционной консервативной Европой. Меняются лишь внешние проявления. Сегодняшний истерика по поводу «скрытого влияния» — это, одновременно, реакция на усиление роли России в мире, и на проигрыш в президентских выборах.

«СП»: Каким образом этот комитет будет противодействовать «скрытому влиянию»? Или это обычный распил бюджетных средств? Стоит ли вообще обращать на это внимание?

— Здесь, опять же, полезно взглянуть на методы неоконов в исторической перспективе. Когда они не у власти, они действуют через различные влиятельные комитеты, фонды, фабрики мысли, стараясь, при этом, максимально задействовать и бюджет. Типичный пример — Национальный фонд демократии (NED, Nаtional Endowment for Democracy). Эта структура создавалась неоконами еще при Рейгане для создания и взаимодействия с диссидентским движением в СССР. Позднее, она использовалась для организации цветных революций в разных точках мира (например, в Киеве во время «Майдана» действовало несколько десятков созданных NED «ячеек активистов»). Фактически, NED — это подразделение ЦРУ, финансирующееся из бюджета, но имеющее статус «частного фонда», то есть, пользующееся максимальной свободой и мало подконтрольное власти. Вот это идеальная, с точки зрения неоконов, структура влияния.

Сегодня, когда с победой Трампа неоконы оказались оттерты от власти, они лихорадочно ищут новые активные структуры. Вот, «комитет по противодействию влиянию России» — один из них. Насколько он серьезен? Нужно понимать, что неоконы — это, прежде всего, профессиональные менеджеры (профессиональных военных или специалистов в каких-то конкретных областях среди них почти нет). Они и действуют, как типичные менеджеры по продажам: продвигают самый раскрученный брэнд, в который уже вложено достаточно денег и рекламы. «Скрытое влияние России» — это такая раскрученная во время выборов «советская угроза 2.0». Зачем же упускать удачный гешефт?

То есть, разумеется, относится серьезно к этому «комитету» еще рано. Быть может, он и вырастет со временем в нечто влиятельное, подобное NED, но пока условий для этого нет, и, кажется, не предвидится.

«СП»: Это решение в США принято практически сразу после резолюции ЕС о противодействии враждебной Евросоюзу внешней пропаганде, исходящей от России. Это единая стратегия? С чем связана такая активизация?

— Да, разумеется, это проявления одной и той же эмоции. Но стройной стратегии, честно говоря, пока за всем этим не видно. Скорее, какая-то паническая реакция, судорожный, эмоциональный выплеск.

«СП»: В документе, принятом ЕС, говорилось, что враждебная пропаганда против Евросоюза и его государств-членов стремится исказить правду, посеять сомнения, разделить Евросоюз и его североамериканских партнеров. Насколько общественность на Западе верит в это, и поддерживает антироссийскую паранойю властей?

— Явно, что ветер дует сегодня не в паруса «райкома ЕС». Сам этот документ, выглядит, во многом, анекдотично, как какой-то дурной сон, напоминая худшие образцы старой советской пропаганды. Не думаю, что он может произвести на людей нужное функционерам ЕС впечатление. Реакция европейской общественности: от удивления до сарказма.

«СП»: За проект проголосовало большинство, в т. ч. республиканцы. Как Трамп будет строить свою стратегию по отношению к России с таким парламентом?

— Да, это действительно серьезный вопрос. Неоконы стараются использовать сегодня весь имеющийся в их распоряжении ресурс, чтобы создать оппозицию политике Трампа. Но Трамп, как мне кажется, уже показал себя очень сильным, даже гениальным политиком. Он умеет объединять людей, умет договариваться и умеет давить. И он будет, конечно, создавать свою «партию» в Конгрессе, используя, в том числе, и демократическое крыло. Уже Сандерс, как мы видели, высказал осторожную поддержку Трампу в его решимости дать бой вашингтонской коррупции. Так что, перспективы перетянуть Конгресс на свою сторону у Трампа есть. Так или иначе, и американскому парламенту, который сегодня подобен еще горячей неустоявшейся лаве, придется принять ту форму, какую приняла сегодня вся страна: партия традиционной Америки (простых американцев, среднего класса) против партии истеблишмента.

Стоит отметить, что далеко не все эксперты сгущают краски и усматривают в решении Конгресса четкую линию на ужесточение противостояния с Россией.

— В стремлении к ярким, намекающим на сенсацию заголовкам представители этих СМИ существенно исказили истинное положение дел, — обращает внимание директор Института ЕАЭС Владимир Лепехин.

— Во-первых, речь идет не о комитете, а всего лишь о создании специальной межведомственной группы. Во-вторых, в полномочия группы входит не «противодействие скрытому влиянию» России, а всего лишь «выявление тайного влияния» РФ. В-третьих, не было на этот счет решения руководства США (Госдепа или, тем более, президента): речь идет лишь о законопроекте, принятом Конгрессом и еще не подписанным главой государства. Причем, о законопроекте, касающемся финансирования разведывательных ведомств в 2017 году, в который внесен всего-навсего пункт о создании названной выше спецгруппы. То есть пункт о дополнительной статье финансирования американских спецслужб.

В СМИ утверждается также, что данный законопроект поддержали не только демократы, но и часть республиканцев. Еще бы они не поддержали, если речь в документе идет об увеличении расходов в 2017 году на разведывательную деятельность, неважно под каким предлогом!

И это не все «но», согласно которым принятие Конгрессом данного законопроекта — не только не сенсация, но даже не событие, на которое следовало бы обратить внимание.

Но представим себе, что кто-то в Конгрессе, голосуя за принятие законопроекта по финансированию разведывательных ведомств, все же имел в виду, в первую очередь, поддержку идеи создания спецгруппы по «выявлению тайного влияния России» на США. Что ж, и в этом случае нет никаких оснований для истерики или даже занятия оборонительной позы, поскольку все банально и предсказуемо.

Очевидно, что многие демократы какое-то время будут стремиться к тому, чтобы продолжать линию Обамы-Клинтон на противодействие Трампу и республиканцам и, в частности, всеми возможными способами «подтверждать» подлинность откормленной ими в СМИ «утки» о «влиянии Москвы на выборы в США», в том числе и в процессе обсуждения в Конгрессе различных законопроектов.

Помимо этого, известно, что кое-кто из демократов и, возможно, отдельные республиканцы страдают русофобской паранойей. И где ей еще проявиться, как не в парламенте, в который — и в США, и в других странах мира — традиционно избирается некоторое количество параноиков вроде Джона Маккейна и прочих, не делающих погоды в большой политике популистов.

Следует учесть также и тот факт, что основным мотивом голосующих за законопроект конгрессменов, во всяком случае, некоторых из них, могло стать стремление всерьез разобраться в том, имеет ли в действительности место вмешательство Москвы в дела горячего любимого ими американского Отечества. Им наверняка хочется знать, насколько далеко зашла демагогия Хиллари Клинтон о «руке Кремля».

«СП»: Чего боится Запад? Почему в последнее время растет градус паранойи по отношению к России? То им везде мерещатся хакеры, то они обвиняют наши СМИ в подрыве своего единства…

— Наличие всех названных выше обстоятельств не исключает того, что многих американских политиков, вне всякого сомнения, волнует факт реального усиления влияния России. Причем, не столько в США (в это верят разве что упомянутые нами выше параноики), сколько в мире. В том числе — в тех регионах, которые руководство Госдепа, Пентагона и американских спецслужб считают зоной своих интересов. Например, на Ближнем Востоке. И вот это — стремление доподлинно знать степень внешнеполитического влияния России в мире (а не просто полагаться на сказки от Госдепа, рассказываемые его представителями вроде Дженнифер Псаки или Джона Кирби) — суть вполне естественный и нормальный мотив, за которым нет, с моей точки зрения, серьезных намерений ужесточить политику США по отношению к Москве.

«СП»: Насколько тяжело будет Трампу налаживать отношения с Россией на фоне подобных документов?

— Полагаю, что принятие данного законопроекта, даже если Трамп подпишет его в нынешнем виде после своей инаугурации, вряд ли повлияет на отношения России и США. Ну, если только некоторые российские и зарубежные СМИ истерической реакцией на каждый чих из Вашингтона не спровоцируют какие-то разборки между американскими и российскими бюрократами.

* «Исламское государство» (ИГИЛ, ИГ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.


Источник





comments powered by HyperComments