Эксперт: Cпокойные времена в Киргизии закончились

19 мая 2017 г. 15:30:45

Террористические группы в Киргизии завершили подготовку инфраструктуры для дальнейшей деятельности

4

Знамя

«Если сравнивать государства Средней Азии, то наиболее легкими «направлениями» считаются Киргизия и Таджикистан. Эти страны объективно слабее соседних Казахстана и Узбекистана», — на условиях анонимности эксперт по безопасности рассказал ИА REGNUM о причинах роста террористической угрозы в регионе.

Есть ли у радикальных ячеек в Киргизии план действий на ближайшие несколько лет?

Террористические группы в Киргизии завершили этап подготовки инфраструктуры для дальнейшей деятельности: создали конспиративные квартиры, подготовили оружие и освоились на местности.

Дальше работа пойдет по трем направлениям. Первое — финансовое обеспечение группы. Это рэкет, грабежи, наркоторговля и прочие криминальные промыслы. Часть денег будет осваиваться на месте, а часть, вероятно, будет отправлена в Сирию.

Второе — работа на местах. Она заключается в том, чтобы вербовать сторонников среди местного населения и устранять неугодных. Это могут быть как «сертифицированные» богословы, так и лидеры сект, деятельность которых в Киргизии легализована частично или полностью. Примером может служить громкое убийство в Ошской области одного из местных лидеров течения ахмадийцев.

Третье — работа «на расширение». Отработка планов по проникновению на территорию соседнего Узбекистана с последующим проведением терактов. Для этого исламисты самым тщательным образом изучили приграничную территорию, подключили контрабандистов и нащупали слабые места на границе двух стран.

Можно выделить какие-то основные «проблемные» регионы?

Тогда и сейчас узбекская молодежь фактически изолирована от общественной жизни: имеет ограниченный доступ к высшему образованию при отсутствии социальных лифтов и сложном экономическом положении в целом. Так сложилось, что узбекское население после распада СССР следовало курсу изоляции и не проявляло заинтересованности в интеграции в киргизское общество.

Но, хочу подчеркнуть, что для «для танго нужны двое». Сложившуюся ситуацию усугубляла открытая дискриминация со стороны властей и киргизского населения. Сейчас проблема прошла пиковую фазу и находится на стадии «накопления» конфликтного потенциала. При благоприятных условиях конфликты будут повторяться.

Но этот конфликтный потенциал был в Киргизии чуть ли не с момента распада СССР, а проблема терроризма обострилась относительно недавно. Что произошло?

Долгое время Киргизия была «зоной отдыха» для некоторых радикальных организаций. Они не вели агрессивных действий на территории страны, и Госкомитет национальной безопасности Киргизии закрывал на это глаза, ограничиваясь вербовкой информаторов и выдворяя из страны наиболее одиозных лиц. Тогда руководство силовых структур считало, что республика может остаться в стороне от войны с международным терроризмом. Сейчас спокойные времена в Киргизии закончились. Страна стала целью терактов. Вспомним атаку на посольство Китая или попытку терактов в Бишкеке летом 2015 года, предотвращенные спецслужбами.

Насколько Киргизия и прочие страны Средней Азии являются приоритетными целями для проведения терактов?

На мушке радикалов-экстремистов находятся все страны без исключения. Приоритетные направления для нанесения ударов определяются степенью сложности работы в конкретно взятой стране.

Если сравнивать государства Средней Азии, то наиболее легкими «направлениями» считаются Киргизия и Таджикистан. Эти страны в экономическом плане объективно слабее соседей. Много лет сохраняется высокий уровень бедности, безработица, большой поток трудовой миграции. Плюс слабый уровень работы спецслужб и армии.

Развернуть полноценную деятельность в Казахстане сложнее. Там меньше шансов на «проведение успешных операций».

Каковы риски для Туркмении?

Сложно сказать. Страна фактически изолирована, и объективные оценки ситуации давать сложно. С уверенностью можно сказать, что на ее территории существуют радикальные ячейки, которые занимаются вербовкой сторонников. Дополнительным риском является наркотрафик, с которого порой кормятся террористы.

Как Китай относится к возрастающей террористической угрозе у соседей?

Пекин беспокоят его границы и возможность проникновения через них на его территорию экстремистов из сопредельных государств. Именно поэтому была создана Коалиция четырех, с участием Таджикистана, Афганистана и Пакистана.

Кроме того, КНР заботят возможные связи уйгурских общин с экстремистами в других странах. Запад, так или иначе, будет использовать проблему Тибета и Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР) для давления на КНР. Пекин это понимает.

Каким образом будет раскачиваться проблема СУАР?

Страны Запада посредством гуманитарных программ активно работают с представителями уйгурской общины вне территории КНР. Через этнические связи появляется выход на уйгурские общины в Средней Азии. Те ведут подрывную работу как внутри Китая, так и с территории сопредельных государств.

Вписывается ли в схему «подрывных работ» взрыв в посольстве КНР в Бишкеке в конце августа 2016 года?

Вероятными заказчиками атаки на посольство в Бишкеке являются уйгурские террористические группировки. Но гораздо интереснее то, что они организовали этот теракт через свою побочную сеть во главе с выходцем из Киргизии Сирожиддином Мухтаровым. Он известен среди сторонников под псевдонимом Абу Салох.

Мухтаров подозревается не только в организации теракта в Бишкеке, но и назван вероятным заказчиком взрыва в метро Санкт-Петербурга в апреле этого года.

Кроме того, он является не рядовым боевиком, а входит в руководящий состав региональных террористических организаций. Появление среди руководителей подпольных ячеек уроженцев и выходцев из Ферганской долины — это относительно недавнее явление.

Мухтаров предположительно работает на одну из террористических организаций, связанных с «Джабхат ан-Нусра» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Как действует система управления в подобных террористических объединениях?

Сеть международного терроризма и экстремизма основана на схеме феодального вассалитета. Это система отношений, где у каждого лидера есть своя группировка. Если они не имеют доступа к деньгам арабских спонсоров и западных покровителей, то они становятся вассалами более крупных террористических ячеек и движений. Одними из самых влиятельных «сеньоров» на сегодня являются «Сеть Хаккани» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Обе организации имеют независимые источники дохода и развитую инфраструктуру по всему миру.

Как складываются отношения между различными террористическими группами на фоне конкуренции за ресурсы?

Они всегда динамичны и сложны. Помимо конкуренции, между террористическими группами существует сеть неформальных связей, преимущественно финансового характера, которая позволяет понять тактику и некоторые мотивы.

Например, люди из окружения вышеназванного Мухтарова были связаны с организацией «Сеть Хаккани» в Пакистане (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Эта террористическая организация формально входила в движение Талибан (организация, деятельность которой запрещена в РФ), но на деле имела очень серьезные завязки с арабским миром. Исламское движение Узбекистана (ИДУ — организация, деятельность которой запрещена в РФ) долгое время было проектом «Сети Хаккани» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Какое-то время назад лидеры ИДУ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) захотели «поиграть в независимость» и перейти в ряды «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ — организация, деятельность которой запрещена в РФ). Но после убийства недальновидных командиров у оставшихся в живых лидеров террористов такое желание отпало.

Сейчас между «Сетью Хаккани» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), ИДУ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) установилось что-то вроде перемирия.

И ИДУ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) может обратиться к «Хаккани» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) с просьбой «наладить работу», например, в Узбекистане. Даже несмотря на то, что Служба национальной безопасности страны работает жестко и профессионально, слабые места найти можно всегда.

Евгения Ким


Источник





comments powered by HyperComments