Армия США не воевала с реальным противником десятки лет — нападение на Россию, Китай или Иран обернется неприятным сюрпризом

19 ноября 2019 г. 20:33:33

В течение нескольких десятилетий я освещал военные вопросы для различных изданий, например для Washington Times и Harper’s а также вел военную колонку для Universal Press Syndicate. Писать об оружии было интересно, почти как самому полетать на боевых самолетах или уходить на субмаринах под воду. Но если серьёзно посмотреть на исследование, как это сделал я, то выяснятся интересные вещи. Например, война с такой страной как Россия, Китай или даже Иран были бы совершенной авантюрой. Вот некоторые моменты:

Неиспользующаяся армия приходит в упадок

Американский флот не воевал с 1945 года, а ВВС — с 1975-го. Также и армия не вела тяжелые бои со времен Вьетнама. Бомбить беззащитных крестьян — главная функция американских военных — это не война.

В долгие периоды мира, (включая бомбежки крестьян) в армии начинают считать, что за время их карьеры крупных войн не случится. Следовательно, командиры начинают делать то, что облегчает им жизнь — день службы прошел и ладно. Нет нужды выискивать огрехи военной подготовки или экипировки. Также нет нужды писать рапорты с рекомендациями об увеличении расходов для устранения недостатков. Не нужно и составлять рекомендации по очень затратным мобилизационным учениям, которые отвлекали бы деньги на новое оружие.

Таким образом, у бронетанковых войск достаточно запасных гусениц для учений, но недостаточно для интенсивного использования танков в продолжительной битве. И когда наступает кризис, оказывается, что для получения новых гусениц надо будет заключить новый контракт с поставщиком, который закрыл производственный конвейер. То же самое верно и для воздушных фильтров — на тренировочных полигонах песка немного, а в Ираке предостаточно. Также для ситуации реальной войны не хватает таких обыденных вещей как ботинки.

Боеприпасы GAU-8 в дефиците, потому что теория говорит, что F-35 смогут уничтожать танки. На флоте быстро заканчиваются «Томагавки» и выясняется что производство крылатых ракет отнимает время. Много времени.

Воинская обязанность

Соединенные Штаты не могут вести большую сухопутную войну против таких стран как Россия, Китай или Иран. Такая война потребует призыва. Общество этого не вынесет. У Америки больше нет того патриотического единства, какое было в начале войны против Вьетнама. Оно не примет тяжелых потерь. Сегодня люди с гораздо большей вероятностью не подчинятся федеральному правительству. Обратите внимание — многие штаты легализовали марихуану вопреки федеральному закону, многие ведомства по всей стране отказываются содействовать федеральной иммиграционной службе.

Военно-морской флот

Существующий флот никогда не находился под огнем и не думает что это когда-то произойдет. Большинство кораблей ВМФ не защищены и не бронированы. Одно попадание противокорабельной ракеты выведет их из строя. Это верно как для кораблей Aegis класса Tico, так и для более новых Arleigh Burkes.

Авианосец — это баллон с реактивным топливом, обернутый во взрывчатку. Пробитие гиперзвуковой баллистической ракетой полетной палубы с взрывом в ангарной палубе потребует год ремонта. Русские и китайцы разрабатывают (разработали) ракеты специально для вывода авианосцев из строя. Обратите внимание, что радиус действия этих ракет намного больше чем палубной авиации.

Слабость солдат

Во Вьетнаме американские войны велись крепкими ребятами, часто из сельской местности, где умеют обращаться с оружием и близко знакомы с тяжелым физическим трудом. Дисциплина была крепкой, физические требования высокими.

Сегодняшняя американская армия испорчена политикой социальной справедливости. Новобранцы больше не крепкие сельские парни, умеющие рубить дрова. Ожирение стало обычным делом. Пентагон снижает физические стандарты, скрывает расовые проблемы, облегчает тренировки. Офицеры боятся женщин в армии — одно обвинение в сексизме и прощай карьера.

Разложение офицерского состава

Во времена длительного мира офицерский состав подвержен разложению. Офицеры, особенно не раз участвовавшие в операциях за пределами страны, особенно начиная от подполковника и выше — сплошь политики. Повышение получить не удастся, если не солгать по политическим мотивам, например о том что в Афганистане мы побеждаем. Мирное время привлекает карьеристов, которые продвигаются, стараясь не делать лишнего шума. Такие «паттоны» во время больших войн будут отсеиваться за счет дорогостоящих жизней солдат.

Сегодняшние военные не добьются успехов против равного боя с афганцами, русскими или иранцами. Армия США оказалась неспособна победить афганских крестьян за 18 лет, несмотря на полное превосходство в авиации, боевых кораблях, вооружении, броне и т.д. Что, как вы думаете, произойдет, если бы им пришлось сражаться с талибами на равных условиях — штурмовыми винтовками, РПГ и больше ничем?

НереалистичностьБудущее — враг настоящего.

Военные не готовы к настоящей войне прямо сейчас, потому что их внимание всегда сосредоточено на будущем. Например ВМФ сейчас не может победить гиперзвуковые противокорабельные ракеты, но когда-нибудь, когда разработают чудо-лазер, то может быть смогут. Они отдадут кучу денег таким компаниям как Raytheon или Lockheed Martin или еще кому, неважно, создадут они что-то или нет. Что на самом деле не особенно и важно, потому что никто всерьёз не верит что война будет.

Это общее мышление. Америка готовится принять на вооружение межконтинентальные ядерные бомбардировщики B-21 по кошмарной цене. Они будут бесполезны во всем кроме ядерной войны, хотя и тогда будут бесполезны, потому что МБР разметают в пылающие обломки все, что они могли бы разбомбить.

Зачем они нужны? Потому что у Northrop-Grumman столько денег, что его лоббисты закидывают деньги в карман представителям Конгресса снежными лопатами. Все крутится вокруг денег. Иногда Конгресс вынуждает армию закупать оружие, которое, как армия ясно дает понять, им не нужно, например танки М-1 с фабрики в Огайо. Ведь нужно давать людям работу.

Короче говоря, много оружия покупается по экономическим причинам, а не для военного использования.

Фактор пустого невежества

Один из моих друзей, на очень известной должности, сказал, что 90% сенаторов не знают, где находится Мьянма (читай, Ормузский пролив, Малакка, Южно-Китайское море). Вероятность того что Трамп знает какие страны находятся на побережье Каспийского моря, нулевая. Когда я писал об армии, очень мало кто в Конгрессе и никто в основных СМИ ничего не знал об используемых армией вооружениях — поверхностный звукоподводный канал, глубоководный звуковой канал, псевдослучайное управление оптимизацией пучка, зоны конвергенции, бронебойный снаряд со стабилизатором и отделяющимся поддоном — это сугубо прерогатива узкого круга людей, которым не все равно. Юристы-ставшие-конгрессменами ничего об этом всем не слышали, но все они голосуют по решениям об армии.

Ремонтная база

Реальная война сложна в смысле обеспечения. Бывают боевые повреждения или сильный износ. Реально Америка не может проиграть, она может быть измотана и уйти. Если США «проиграют» в Афганистане или Сирии, для американцев это не будет иметь значения и мало кто это заметит. Потому что Америка всегда воюет с хорошо защищенных баз и аэродромов, она может себе позволить использовать оружие, которое требует постоянный уход, часто включающий высокотехнологичные работы. Но не в реальной войне.

Во Второй мировой, самолет-истребитель был всего лишь видоизмененным грузовиком — двигатель, лобовое стекло, шины, штампованный металл. Если с задания он прилетал прошитый снарядами, ремонтные бригады с соответствующей подготовкой могли быстро починить их прямо на ангарной палубе.

После большой войны американские самолеты почти всегда вылетали со сравнительно безопасных баз. Например во время войны во Вьетнаме авианосцы никогда не подвергались опасности. После Вьетнама воздушные силы редко получали даже небольшие повреждения. Поскольку США всегда атаковали намного более слабого врага, скорость вылетов и время ремонта перестали иметь значение.

И военные привыкли к такой роскоши.

Но теперь у нас есть F-35, новейший универсальный истребитель неприличной стоимости. Который плохо сконструирован и страдает от множества нескончаемых проблем. Судя по отчетам технической прессы, это ангарная королева с малым числом вылетов, плохой готовностью и сложным комплексом обслуживания электроники.

Так настоящие войны не ведутся.

Как случаются войны

Как правило, не так, как планировалось.

Гражданская война в США должна была длиться один день в сражении при Манассасе но продлилась 4 года и обернулась 650 тысячами погибших. Наполеон думал что его нападение на Россию завершится когда французы войдут в захваченную Москву, а не когда русские окажутся в Париже. Первая мировая должна была продлиться несколько недель и подразумевалась как маневренная, но обернулась 4 кровавыми годами траншейных битв. Японская армия не думала, что по окончании войны солдаты армии США будут покупать их дочерям напитки в Токио, так же, как и немцы не рассчитывали, что пехота русских окажется в Берлине. Американцы не думали, что проиграют во Вьетнаме, а русские — в Афганистане. И так далее.

Это происходит отчасти потому, что военные всегда слишком самоуверенны. Нельзя говорить морским пехотинцам, что они в лучшем случае посредственная легкая пехота а флот — просто плавучие цели. Вместо этого считается что американские вооруженные силы всегда лучше всех оснащены, лучше всех подготовлены, храбры и вообще самые грозные вояки, каких видел мир. Только это не так.

Предположим Болтон начал бы свою войну против Ирана. Советники говорят ему что она будет короткой, милой, хирургически точной и вообще легкой прогулкой. Разве мы не слышали этого раньше? ВМФ обещает, что может держать Ормузский залив открытым. Но Иран почему-то не следует сценарию и не сдается. ВМФ, к своему удивлению, не может обнаружить глубоко закопанные или находящиеся на платформе грузовиков противокорабельные ракеты, которые продолжают бить по танкерам. Те продолжают гореть. Вскоре их уже никто не желает страховать. Те перестают приходить. Три недели войны и мир задыхается в крике, требуя нефти, конца и края войне нет, Трамп не может признать что ошибся а Болтон хочет скинуть на Тегеран атомную бомбу.

Или Вашингтон в Южно-Китайском море начинает сильно давить, случайное столкновение выливается в инцидент с перестрелкой и помпейцы-болтоновцы приказывают флоту преподать узкоглазым урок. Внезапно китайские противокорабельные ракеты оказываются намного лучше чем ожидалось, авианосец выведен из строя а три эсминца превращены в металлолом.

Что дальше? Вашингтон не может смириться с поражением. С одной стороны, это положило бы конец авторитету Америки как гегемона, и всем сразу захотелось бы купить китайские противокорабельные ракеты. Тщеславие играет большую роль в мировых отношениях, чем говорят учебники. И Вашингтон глупо и неотвратимо начинает с Китаем полномасштабную войну. С этого момента все становится непредсказуемым.

Ядерная война

Неизлечимой глупости люди говорят что в ядерной войне можно победить. Но подумайте вот о чем — американские города не могут себя прокормить. Три дня без поставок пищи и жители сметут все с магазинных полок. Неделя, и за банку тунца начнут убивать. Через две недели они начнут есть друг друга. Совсем немного ядерных бомб на транспортные узлы разорвут логистические цепочки доставки продовольствия на месяцы. Еще меньше кобальтовых бомб, созданных для нанесения максимального радиационного вреда отравят весь сельскохозяйственный пояс на десятилетия.

«Интеллектуалы оборонки» как правило достаточно глупы чтобы жить на деревьях, они занимаются болтовней про эскалационное доминирование, факторе устрашения и непробиваемую противоракетную оборону. Они чокнутые.

Вот почему плохо когда у власти оказываются те, кто считают что легко смогут победить в начавшейся войне.

Фред Рид


Источник